• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:17 

Сука шаман
Здрасте, Tanaimi! Откуда к нам?

@темы: ПЧ

20:55 

Сука шаман
Зима.
На кого-то наводит меланхолию осень. А я очень её люблю.
Но вчера кончился последний день осени. И началась про'клятая зима.
Чёртова. Зима.

Моя весёлость, болтливость и бурность становятся... наигранными. Но окружающие не умеют этого отличить. И не стараются, в общем-то. За театральной шумливостью и склонностью разводить демагогии скрывается жуткая меланхолия. Стоит зайти домой, как я сбрасываю с себя всю мишуру. Я долбаный театрал. Не лжец. Театрал.
Передвигаюсь с трудом, еле-еле, говорю сквозь сомкнутые губы, не находя ни сил, ни желания вообще подавать голос. Отвечаю сухо и скупо. Кошу взгляд по сторонам и молча... ненавижу.

Бедный, бедный Люсьен. Несчастная Офелия. От котов не скроешь ничего. Они слишком... видящие. Слишком зрячие для того, что запросто можно спрятать от людей как способных, так и бестолковых совершенно. От вторых и прятать не надо. Они итак ничего. И никогда. Не увидят.
То, что видит Люсьен, пугает его. Кот и Лис сталкиваются взглядами. Люсьен не успевает зайти в комнату, только морду просунуть. На кровати с книгой в руке сидит высокий, пушистый и тощий лис. Рыжий-рыжий. С зелёным глазом. Всего одним. На месте второго чернеет провал. Мертвенная бледность щёк, тонкие и когтистые чёрные пальцы. Пушистый хвост. И смольные вороновы крылья, висящие за спиной, застилают собой кровать. Рыжий зверь, медленно повернувший голову в сторону кота, застывает. Замирает и кот. Секунд двадцать они оба пристально смотрят друг другу в глаза. После чего Люсьен медленно подаётся назад, пятится за дверь, а после, ломанувшись, сбегает по лестнице.
А я сижу и смотрю на Офелию. Она поднимает голову и глядит на меня так печально, что хочется разрыдаться на месте. Я аккуратно приглаживаю лапой торчащую лохматую шерсть, топорщу уши, поджимая хвост, шифруюсь под кота. Она продолжает смотреть. Я пытаюсь понять, почему. Почему от взгляда на меня ей так грустно. Сзади слышится лисий вздох. Мой собачий собрат поворачивает голову и тоже ловит кошачий взгляд. Офелия изучает и лиса, делает глаза ещё более печальными. Они становятся мокрыми...
А возвращаясь домой, я неожиданно произношу себе под нос, перестав отрицать очевидное. Очевидное для котов...
- Когда они видят нас, Дик, у них получается либо посочувствовать, либо испугаться, - Лис молчит. Но он согласен. Я вздыхаю и плотнее запахиваюсь в пальто. Он говорит, что утомлён. Что устал от людей. И я вдруг понимаю, что хочу разделить его усталость. Потому что тоже её чувствую. Шепчу рыжему о том, что надо отдыхать. Он горько усмехается. Знаю почему. Потому что я сам чёрта с два отдыхаю.

В голове проносятся назойливые цифры. Коммуналки, счета, деньги на содержание семьи, деньги на учёбу, лечение, от запущенности которого кровоточит во рту. Я сплёвываю кровь уже вработанным до неосознанности жеста. Также, как и стираю кровь с пальцев... с ног...
Бесконечные необходимости платить что-то куда-то. В этом месяце я пахал на трёх работах. Одна кончилась. И деньги тоже.
Я выскребаю из под клавиатуры листок, расписываю на нём финансы. Снова и снова. В разных вариациях. Но результат никогда не меняется.

Заходя домой, спотыкаюсь о собственные лапы. Мама обеспокоенно просит лечь спать, но у меня ещё висят письма с другой работы, которые надо разобрать. Я говорю, что не могу. И что я не представлю... не представляю, как я смогу оплатить своё лечение, учёбу и содержать себя в принципе. Она тоже не знает.
- У меня нет ни выбора, ни выхода, - цежу я слова сквозь зубы, - Значит, пойду на третью работу, - мне стоит некоторых трудов не разрыдаться от бессилия. От усталости.
- Ты итак на двух! - повышает голос мама, - Куда снова третью?
- А что я сделаю?! Мне надо содержать себя! - закинув рюкзак в шкаф, иду наводить чай. И пытаюсь выпить его уже второй час. А его как будто и не становится меньше.
Я срываюсь. На других людей. Когда слышу или читаю что-то, что вгоняет меня в состояние... мандража. Руки начинают трястись, пасть кривится в оскале, шерсть дыбом, по глазным яблокам бегут... мурашки.
Блошиные лапки.

Человеку нужен человек.
А иногда становится так, что не нужен никто.
Оба явления временны и сменяют друг друга. Доска раскачивается. Когда один её край поднимается вверх, другой тянет вниз.
Зима.
Целовать заснеженное небо или заснеженную землю. Есть ли, право, разница. И там, и там холодно. И там, и там... ударяешься. Об замёрзшую землю. Об замёрзшие облака.

Я пытаюсь отвлечься, вышагивая по улице. И медленно преобразуюсь в шакала. Скачу по снегу, оставляю следы лапками, кусаю воздух, ловлю его зубами. Зову...
Дёргаю хвостом и извиваюсь всем телом, ловя собственное пение и пуская его по телу. Вдоль позвонков и по рёбрам. Кручусь волчком. Бью передними лапами ветер. Ленивый рыжий лис следит за мной взглядом, иногда неторопливо поворачивая следом голову. Я вижу его и снова зову, призываю к танцам.
Это танцы отчаяния.
Когда тело больше не хочет ни на что реагировать и ничего делать, в пляску пускается дух.
Лис мнётся, но не показывает этого жестами или движениями. А после резко, но при том удивительно плавно распахивает чёрные крылья, прорезающие собой стену из хлопьев снега. Крылья хлопают по воздуху над вздёрнутой головой. Перья переливаются белыми бликами. Тот белый, что блестит на чёрном - это совсем другой белый.
Я завороженно и восхищённо наблюдаю, точно ребёнок. Замираю, а после подпрыгиваю на месте. Прошу ещё.
- Ещё. Ещё! Взмахни ими ещё! - на морде Лиса проступает лёгкая улыбка, и он, взмахнув несколько раз шире и больше кончиками крыльев, чем ими целиком, встаёт со снега. Идёт ко мне. И дальше мы шагаем вместе.

Вскидываю морду вверх и гляжу в небо. где в редких звёздах отражаются мокрые глаза Офелии.
И от этого снова хочется заплакать.

@темы: Шалай махалай, Тоска

20:55 

Сука шаман
Я не спал всю ночь. А весь день читал вслух. И читать вслух оказалось круче, чем иметь возможность отоспаться при свете солнечных лучей, слабо проползающих сквозь деревянные занавески.
Общение с котами и собаками, которые тебя не знают, сводится к крайне интересному опыту. Маленькая домашняя сабочёнка тявкает на меня, рычит и пятится, видя во мне соперника диких псовых - шакалов - зашедшего на её территорию. Я усмехаюсь ей, несколько насмешлив, и демонстрирую свою безынтересность к её попытка защититься. Это злит её ещё больше, но вместе с тем она и больше боится.
Коты, привыкшие к подобным вещам, зачастую реагируют крайне пофигистично. За исключением Люсьена. Который просто дурачок. Но ужасно милый, обаятельный и добрый дурачок.
Коты смешно разваливаются по ступенькам. А солнечный зайчик, прыгая по стене, скорее убаюкивает чем бодрит. Шестая чашка кофе незаметно отправляется в меня. И уже где-то в этом районе я начинаю терять им счёт, хотя уже не чувствую сонливости.
Но вот наступает вечер, куча работы, которую я сижу и исправно делаю. На часах почти девять, а глаза закрываются сами по себе.
Стадия эмоционального голодания профилактическим отказом от одной ночи снов прошла. Шкипер, докладываю! Чувствую себя прекрасно! За исключением, конечно, того, что уставшее тело отключается, совершенно не намереваясь спрашивать моего мнения на этот счёт.
На улице снег. Много снега. Туман снова начинает отгрызать верхушки домов и обрезать кварталы, размывать очертания зданий и погружать пространство в серо-синий мрак. Капля глинтвейна на снегу, апельсиновая цедра, яркий свет софит и матовые стёкла нежилых, но живых домов проспекта.
Здравствуй, здравствуй, снег! Я со среды зову тебя! Как здорово, что ты пришёл. Как здорово.
Раскачиваюсь на стуле, мечтательно сверля взглядом потолок. Рассказываю о том, что в Минске тоже снег, но это всё, что я знаю. Ах, нет. Ещё я знаю, что там есть улицы, по которым я пройду. Но пройду не просто так, как проходят каждый день люди. Я пронесу за собой шлейф из запахи хвои и шишек, из беличьих хвостов и ловцов, из колючек и сосновой смолы. Запах леса растворится в зиме и станет прохладным, похожим на мятный. Тот, который так кружит голову и опьяняет значительно крепче алкогольных напитков.
Романтик во мне вздыхает, и вздох получается каким-то дрожащим. С губ слетает тёплый пар, растворяющийся вокруг лица и не успевающий улететь вверх. Хотя так рвётся, так рвётся стать свободным.
Романтик во мне шифруется, когда дерзит и шутит, грызёт мел и причитает о важном и не очень.
Я благодарный.
Я счастливый.

@темы: Красота да и только, Любовь, Стая

00:24 

Сука шаман
Однако!
С тех пор, как я работал над соединением со своим тотемом, начали, соответственно, проявляться качества, ему свойственные. Как хорошие, так и плохие. Но с недавних пор я, за счёт своей невнимательности и неспособности сразу замечать подобное, обнаружил, что моя тотемная аура творит поистине занимательный чудеса.
Вот что бывает зачастую, когда смотришь на собачку на улицу? Хочется покормить.
То же самое желание возникает у подавляющего числа коллег на моей работе. И не только коллег. У многих людей рядом со мной возникает такое желание. Я могу и не делать ничего, не говорить, заниматься своими делами, а одна коллега, тем временем, вручает мне пачку чипсов, которую ей вдруг отчего-то расхотелось есть, другая отдаёт печенье, третье яблоко, а четвёртая предлагает мне что-нибудь купить. И никто не замечает, сколько много еды складируется вокруг меня за счёт их усилий. Пока я не раскрыл этот секрет Кошке, она и сама, верно, не замечала. Но и я не так давно просёк эту фишку. Принимая это за нечто естественное, я не замечал, что так на людей действует новое в моей ауре, проявляющееся за счёт тотема.
Ну и прочие забавные штуки.

В театре Мастер-Шаман рассказывает студентам о технике погружения во тьму, о том, как убирать эмоциональные барьеры и прочие другие штуки. Я сижу в стороне и, копаясь в телефоне, слушаю краем уха. Мастер-Шаман косится на меня, прежде чем начать упражнение.
- А ты тоже давай делай.
- Оу, хорошо, - отложив телефон, подтягиваю стул в круг, садясь рядом со Старшим. Мной ощущается отсутствие особых барьеров у присутствующих студентов, и я позволяю своему звериному нутру расслабиться и почувствовать себя свободно, носясь по комнате и размахивая хвостом как помелом.
- Я окно закрою? Холодно, - вопрошаю я.
- Закрой, - отвечает Мастер. Я прикрываю глаза, глядя в пустоту перед собой. Не прошло и секунды - один из студентов встаёт, проходит, закрывает окно и садится.
- Я закрыл, - спокойно сообщаю я. Окружающие удивлённо хлопают глазами.
- Воздействие силой мысли, - разъясняет им Мастер-Шаман и улыбается мне, а я добродушно пожимаю плечами.

Погружение во тьму.
- Ура, идём гулять! - радостно восклицаю я, поудобнее устраиваясь на стуле. Люблю гулять под руководящий голос. Это бывает крайне интересно. А посему с воодушевлением принимаю предстоящую технику.
Все закрывают глаза и начинают постепенно впадать в лёгкий транс. Я, подготовленный, сразу занимаю удобную позицию. И пока Мастер считает до пяти для погружения и падения астрального тела вниз, я уже сижу в этом самом низу, дожидаясь. Готовый. Гляжу за проносящимися мимо большими и белыми светящимся цифрами.
1... 2... 3... 4... 5...
Успеваю растолкать Дика сходить вместе со мной. Он лениво и вяло отзывается и остаётся рядом.
Тьма. Всепоглощающая тьма.
Вместе с воздухом мы вдыхаем в лёгкие тьму. Она растворяет нас изнутри. Мы растворяемся во тьме.
Мы смотрим тёмными глазами во тьму.
Тьма обволакивает нас.
Мы и есть тьма.
Контрастные приливы жара и холода, похожие то на щекотку, то на ломоту во всём теле. И вот голос Мастера, звучащий далеко вверху, сообщает. что можно постепенно возвращаться. Я понимаю, что не все вернутся сразу, а посему не тороплюсь. Зависая в невесомости бесконечного падения в ничто, поворачиваюсь к Дику.
- Сворачиваемся? - кивнув, Книжник одним только взглядом вопрошает, сворачивать ли в буквальном смысле слова. Я решаю, что это мне не помешает. Резкостей на меня достаточно в последнее время. И соглашаюсь. Лёгким движением руки Дик собирает тьму вокруг, точно простынь. Стягивает её, сворачивая. Снимает с меня жар и холод, возвращая ощущение тела. Рисует рядом три большие цифры - 1, 2, 3 - для галочки, чтобы было. И, проложив очередным взмахом руки светлую тропинку в тоннель наверх, закидывает простынь тьмы себе на плечо. Остаётся.
Я знаю, что он со мной не пойдёт. Он практически всегда тут, когда не в теле. А вернуться должен я. Обычно он выходит, чтобы поговорить со мной. А тут по-настоящему спускаюсь я. И эта короткая близость подняла настроение.
Улыбнувшись Лису, я легко проношусь над тропой в тоннель, двигаясь к голосу Мастера-Шамана. Туда, где он в последний раз растворился цифрой три. Отталкиваюсь от пустоты, пересекая светлую трубу и возвращаясь обратно. Открываю глаза.
Спать не хочется. Даже не зевается. Бодрость и лёгкость, уверенность и знание того, как можно решить актуальные проблемы.
Прекрасная прогулка.

Если не считать другой моей, которая произошла уже в мире материальном, ибо я, простояв полтора часа на остановке, не смог никуда уехать. И только в половину одиннадцатого, не выдержав, за мной приехала мама.
Пальцев ног не чувствую.

А ещё меня, кажется, могут повысить. Тьфу-тьфу-тьфу.

@темы: Шалай махалай, Учёба/Работа, Стая, О высоком, Красота да и только

23:28 

Сука шаман
Иногда - вот прямо как сейчас - я с какой-то странной тоской вспоминаю о тех временах, когда можно было по-настоящему дружить. В теории можно и сейчас, но людей... тех людей, с которыми это можно было делать, нет. Почему-то почти нет.
Тех людей, с которыми можно есть мороженое, качаться на качелях, прыгать через канавы и гулять по лесу, смотреть кино всю ночь и печь печенье. Тех людей, с которыми не надо мучиться вопросами любишь или не любишь, трахаться или не трахаться, отношения или не отношения. Не было ничего этого! Ни обсуждений тонких граней психологии, ни глубоких истин, ни возможностей и перспектив, ни казусов отношений платонических или трахательных, чёрт побери. Не было!
Было просто.
И никто ничего не спрашивал.
Никаких "нужен ли я тебе", "вдруг ты меня используешь", "искренна ли твоя дружба", "боюсь ли я того, что испытываю к тебе". Все просто были друг для друга.
И сейчас, подуставший от всех этих теорий, обсуждений, размусоливаний и прочего, горю желанием послать к чертям все эти темы. Потому что так надоело.
Люди... люди! В вас столько логики, рассуждений, теоретических знаний, учебников по психоанализу и прочей мишуры, где вы сами? Где ваши чувства? Где искренность? Где просто человек?

@темы: Негодование, О высоком

20:09 

Сука шаман
Опять отключился путём лёгкого Диковского пинка, когда меня начал бить очередной мандраж. Глядя в экран телефона, я медленно начинал дрожать, выхватывая контроль над телом себе. Палец завис над кнопкой "отправить". К глазам подступили слёзы.
- Не надо, Табаки, - тихо и спокойно произносит Дик. Я сглатываю слёзы.
- Не стоит... - я не слушаюсь. Шмыгнув носом, отправляю сообщение и захожусь в рыдании. Вздохнув, Книжник перехватывает моё тело и, обхватив за плечи, садится на пол, держит меня. Утыкается носом в колено и продолжает держать крепко-крепко. Не даёт слезам вытечь из глаз. Лицо остаётся сухим и непоколебимым, потому что он управляет им. А внутри в голове я слышу эхо собственных рыданий.
Дик молчит и ждёт, прежде чем вернуться в кабинет, но сам по пути раздражённо пинает стену. Я снова всхлипываю и пытаюсь успокоиться. А когда возвращаюсь обратно, чувствую, как содрогается грудь от всхлипов, когда долго-долго плакал. Хотя по моим щекам не стекла стараниями Книжника ни одна слезинка.
Лисья голова болит и раскалывается. Кончился успокаивающий чай. Кофе почему-то потерял вкус.
Я нервно перебираю бумажки и ручки, подумывая о том, что раньше же я как-то справлялся. Что и сейчас должен справиться...
Мама упрекает меня в том, что я не хочу поехать к отцу или даже позвонить ему. А я говорю, что я мразь. Мразь и блядь подколодная по его словам. И намерен заниматься своей жизнью, пока у меня вообще есть на неё шанс.
Сухое "как знаешь" вгоняет меня в очередной мандраж. Стиснув зубы, я хочу наброситься, зарычав. Но Лис держит меня, притягивая обратно на себя. И я беспомощно щёлкаю зубами по воздуху.

Беспомощность.
Вот что.

@темы: Ненависть, Тоска

20:02 

Немного отвлечённостей.

Сука шаман
Вот так Шакал устраивает рабочие и деловые кипиши.

"Уважаемый господа насяльники и прочие, кто оказался вовлечён в рассылку этого моего сообщения!
Хочу обратить ваше многоуважаемое мною внимание на актуальную проблему, повторно вставшую перед нами. Если в прошлый раз мы с ней более-менее справились, то чует моя поясница - в этот раз мы так просто не отделаемся.
А теперь немного несложных вычислений.
В этом обновлении, которое заканчивается первого декабря, что скоро, в базе имеется 3.461 файла. Из них на настоящий момент путём каторжных работ, горячего патриотизма, верности и светского труда (за знамя, как говорится у Есенина, и до Ламанша), выложено 1.944 файла. С небольшой погрешностью на файлы, которые можно выложить архивом. Большой погоды это не делает.
Также хочу напомнить, что ежедневная норма адекватно-работающего сотрудника составляет 120 файлов. Сейчас у нас два целых сотрудника и один половинчатый, что есть 300 документов в день. Осталось выложить 1.517 документов. И два дня обновления, что есть 600 документов. В общем, никак. И нигде. И никогда.

Поэтому на почве данного происшествия, меня изрядно печалящего, и моей неспособности жить и работать, не сея смуту, кипиш и суету, хочу заострить внимание на следующих вопросах:

1) Наём дополнительного сотрудника в сопровождение. В офис или удалёнку - не знаю. Я не имею прав и компетенций решать такие вопросы, однако хвост горит, господа.

2) Возможно ли формировать базу обновления не за день до него и не в процессе, а сразу по ходу получения писем. Тогда есть возможность выкладывать всякие НПА, которых больше всего, в общем-то, передним числом в период между обновлениями. Да, более всего писем присылают в последние дни, но и в другие их хватает. А между обновлениями дел значительно меньше, тогда как в сами обновления получается просто массовая вакханалия, завал и печалька.

3) Если товарищ Главный Бухгалтер (давно пытаюсь запомнить, как пишется это слово) запилит KPI-шку, то я с радостью бы притащился в выходные и ещё повыкладывал. Но за "спасибо" этого делать не хочется. Так что мною движет как материальная выгода, так и заинтересованность в успешности компании. Но материальная выгода всё же больше.


Возможно, когда я вернусь домой, просплюсь и встану поутру, мне станет стыдно за моё сообщение.
Но вряд ли.

Сегодня я работаю до 21:00, так как отрабатываю свои печальки, горести и отвратительное настроение. Такие дела."

@темы: Учёба/Работа

14:51 

Сука шаман
"Время перескочило за порог, пока Шакал пытался собраться на работу. На часах 8:10, а он ещё стоит посреди комнаты и буравит взглядом сваленную одежду, хотя должен быть в автобусе. Взглянув на часы, я обречённо вздыхаю. Ну ребёнок. Ну абсолютный. Говорит, что успокоился, а сам сидит и лепечет, не замечая ничего вокруг.
- Хватит, - не выдерживаю я, - Иди спать.
Он успевает поворчать, повозмущаться слабо. но засыпает. А я неторопливо берусь за дела.
Не заметив, отписываю пост, заправляю развороченную Шакалом кровать, складываю одежду, привожу волосы в нормальный вид, пишу на корпоративном портале о том, что задержусь, приду позже, время отработаю и, за неимением необходимости спешить, навожу чай. Прохожусь по периметру шестигранников, выгрызающих в полу множество энергетических сот, осматриваю лампочки и упрятанные за ними зеркала, игнорируя приступ головной боли. Не ступая за границу, шагаю по кромке и с пренебрежением отпиваю чай.
- Ты сюда не вернёшься... Ну а если и вернёшься, то я с тобой поздороваюсь, - щуря глаз, вглядываюсь в противно-белый свет лампочек. Это даже на свет не похоже.
Примечаю, где нарисовать знаки, куда запрятать точки-привязки и блокировщики, примеряюсь к стенам и радуюсь тому, что хотя бы чёртово искусственное дерево вынесли. Для начала.
Сажусь на диван. Сора, величаво прошествовав мимо, ложится на подлокотник, вытягивает лапы. Маленькое подобие бога - Осирис - прыгает на ноги, урчит и укладывается сначала на руке, потом на животе, лезет на плечи, мурча в шею, остановившись на ногах.
- Видишь, Осирис? - шёпотом зову кота и указываю ему в сторону. Кот не видит. И всё верно.
- Ну и правильно, - удовлетворённо кивнув, закрываю глаза. А когда открываю их... на часах уже 9:36.
Просто отключился. Сел и уснул.
Шипя и ругаясь, выхожу на улицу, покупаю билет, рассылаю сухие сообщения всевозможным контактам, которые могут беспокоить в течении дня.

Если ещё один тупорылый человек на этой придурошной работе спросит у меня, почему у меня бледное лицо и всененавистный взгляд, я, честное слово, кину в него чашкой.
Сжёг себе язык малиновым пончиком. Время от времени пробивает импульсом в лоб или висок.
Раздражает."

@темы: History

07:55 

Сука шаман
Третий день подряд
Мне, мне снится зима,
Будто отец или брат
Меня оставили здесь одного на века.
И эта жизнь песков приручила и нас жить так,
Но мы придумали мир другой, лишь для себя, лишь для себя!

Ночами, в поисках веры, в небе
В открытое окно сочилось время.
Тихо. Они заберут и тебя,
Не ты ли мне желал зла?
Я привыкаю к боли, немного к непониманию,
К этим повадкам строгим.
Годы как бусы – жемчуг темнеет,
А взгляд уже не держит порчу.
Зализываю раны под звёздами, знаешь
Я стал сильнее, старше на жизнь.
Можешь гордиться мной,
Ведь я нашёл людей, способных заменить мне тебя!
Это ты был страхом, ты был криком в ушах,
Но что-то всё равно держало нас:
Клятвы, кухня, культы, квартиры, курим Купчина.
Ночью снег, старые, злые, любимые –
Помнить вас, ваши глаза и слёзы,
Проклиная гимны и все истории страха,
Взяв на руки отца тридцатых.
Небо надо мной. Ветер, бей меня и высуши моё тело.
Я видел сон – к нам придёт оттепель талой водой по венам.
Праздники жизни, новые дни,
А мы, знаешь, жили, как могли.
Ты прав: годы летят быстрее птицы вольной,
Как камни с гор.
Узнал по хрипу, узнал тень, узнал по взгляду сквозь стены,
Узнал по кашлю, узнал шаги, звуки и запах домашней еды.
Не ты ли мне желал зла и закалял моё детство церковным холодом?
Отец, я был добрым добротой должной, словами лощёными.
Тяжело дышали птицы, после жизни снится,
мне не нужно более!
Я видел казни, закаляя смертью глаза свои
И в то же время проклиная себя, обрекая на муки,
Мне нужно выпустить кровь, отец, скорее
Разорви моё сердце, как миф
И навсегда уходи!
Больно всё оставлять так, ведь только ты заставляешь плакать, смеяться.
Сын, смейся! А мне уже 13, слёзы лейтесь!


Третий день подряд
Мне, мне снится зима,
Будто отец или брат
Меня оставили здесь одного на века.
И эта жизнь песков приручила и нас жить так,
Но мы придумали мир другой, лишь для себя, и вряд ли пустим вас...

@темы: Тоска

23:36 

Сука шаман
Сегодня я у меня зазвонил телефон. Я попытался ответить на звонок, но в этот момент произошла одна из тех штук, когда техника плохо реагирует на наше с Диком биополе. Но, судя по всему, телефон среагировал так не только по этой причине. Глюкнув, он отключился, потом включился и завис на процессе включения на два часа. Я пытался его перезарядить, чего только не делал, Дик разобрал телефон, собрал обратно, но он продолжал низменно крутить загрузочные ленточки. В конце концов я просто отложил его, дожидаясь, когда сядет батарейка. А когда она села, ещё помучился и заставил телефон заработать. И было бы лучше, если бы я так не делал...
Было бы лучше, если бы он не включился.
Тут же я получил оповещение о кучи пропущенных вызов, следом за которыми последовали и входящие.
Голос матери в трубке, сообщающий о том, что отца увезли в четыре утра на скорой. Он был в коме. Сейчас он не может ходить и едва говорит.
Я был шокирован... это слабо сказано. У меня в голове всё перемешалось. Все мои знания. В особенности те, что касались сущности, которую я опасаюсь. Той сущности, которая обитала рядом с ним. Той нечисти, которая превратила гостиную в комнату для чёрной магии и мощную батарейку. Той сущности, что обитала с нами, влияла на нас и, подпитываясь негативом, жила и прогрессировала. А теперь, когда мы выгнали отца, потеряла в нём необходимость. И решила убить...
Мне стало до слёз жаль его. Жаль не как отца. А как человека. Он твердил в бреду, что расплачивается за всё, что было, и теперь ему невозможно помочь. Мне больно. Обидно. Мне ужасно жаль. И страшно. Мне стало настолько страшно, что меня охватила безмолвная паника. Просто не укладывалось в голове.
Меня бил мандраж, я не мог ни на что адекватно реагировать. Я не слышал ничего и никого. Отпросился с работы и ушёл мёрзнуть на улицу, примораживать пальцы к спичкам, выкуривая сигарету за сигаретой, пытаясь успокоиться и прийти в себя. Я психовал, дрожал, меня колотило приступами паники и самых разных чувств. В голове проносились образы прошлого, которого теперь смотрели в новом, более ужасающем свете. Я, видимо, заблокировал всё в своей голове, потому что не мог слышать ни Дика, ни что-либо ещё. Позже, придя в себя, я почувствовал себя глупо от такого поведения, но в тот момент я мало что мог понять. Я сновал от стены к стене, бормоча несвязные вещи. Зубы стучали ещё полтора часа.
Окончательно очухавшись, я выждал удобный момент и, осторожно подсев к Дику, попросил его... если я надумаю творить какие-либо глупости, пусть он не даст мне.
- Просто не дай мне. Пожалуйста.
- Что бы ни случилось? - уточнил он выразительно и, хмыкнув, протянул мне руку. Вложив свою ладонь в его, я сжал её.
- Что бы ни случилось. Как бы я там ни сходил с ума... ты же знаешь, что я могу быть лучше...? Ты ведь веришь в меня. В то, что я могу справиться и не опускаться до всего этого? - он кивнул. Я помолчал и сжал его руку крепче, - Тогда не позволь мне, пожалуйста.
- Ты уверен? - зная, что Дик держит обещания по-настоящему, я задумался. А после кивнул.
- Да...
- Хорошо, - бережно накрыл он мою руку ладонью, шепнув. И это успокоило.
Стоило мне заикнуться о том, что я сейчас сойду с ума от страха, как Кошка с Никанором оказались тут как тут. Они были рядом... и я им очень благодарен. Я дрожал, почти ничего перед собой не видел, а Кошка обнимала моё пробивающее ознобом тело, гладила по плечам, Никанор рассуждал и намечал план действий, помогал осознать. Предлагал, как можно поступить.
- Ну а если почистить? - предлагает Лёша, слушая нашу беседу.
- Мы уже чистили, - отвечает Никанор, - Тут не поможет ни повторная чистка, ни щит, ни ремонт, - Кошка продолжает прижимать меня к себе. Нервная дрожь не отпускает. Я перевожу внимание на задний план, где слышу голос Дика, а после обращаюсь к состайникам.
- Есть ещё вариант, - тихо говорю я и кошу взгляд в сторону Никанора, - Он тебе не понравится.
Я излагаю предложение Книжника, которое заключается в том, чтобы перепривязать комнату к другому хозяину.
- Вопрос, - вмешивается Лёша, - Этот новый хозяин знает вообще о ваших намерениях? И он сможет противостоять нечисти, которая может явиться?
- Это его идея, - хрипло отзываюсь я.
- И он сможет, - добавляет Никанор. Дик, хмыкнув, сообщает мне на ухо, что нечисть, которая это всё устроила, не вернётся. А если вернётся, то, увидев привязку, развернётся и шагнёт прочь. Но мне всё равно страшно. И я продолжаю дрожать, беззвучно произнося имя своего Хранителя.
Лёша непонимающе оглядывает нас.
- Спокойно. Это свои, - разъясняет Клирик.
Потолок из кирпича, освещённый жёлтыми кубиками от плафона, нависает над головой крышей подземного убежища, где я, забившись в угол, обкладываюсь куртками и рюкзаками, пытаюсь ощутить себя защищённее и не хочу никуда выходить. Боюсь. Ощущаю бредовость происходящего. Говорю, что успокоился, но всё равно испытываю ужас. Пожирающий меня ужас.
И усталость к тем вещам, новым или старым, в которых я не могу разобраться. В них и в своём отношении к ним.
Это... бесит.

@темы: Стая, Тоска

17:25 

Сука шаман
Мне сегодня сделали такой комплимент, такой комплимент!!!
В общем... наш Царь-Батюшка ген директор, читая написанный мною KPI, сказал такую фразу, которая вынудила моё самолюбие подпрыгнуть до потолка, удариться головой и в радостной эйфории самовосхищения рухнуть обратно.
Отложив в сторону листки с тяжело-читабельным текстом, он потёр лоб, потом поковырял в ухе, тяжело вздохнул и начал...
- Просто у тебя очень интересный... слог... и... - помолчал, подумал, - В общем, у меня никогда ещё взор не мутился и уши не закладывало так при прочтении текста.
Радостно и ошарашенно взвизгнув, я бросился через кабинет к своему рабочему месту.
- Какой комплимент! Это надо записать!!!
Ыть.

@темы: Учёба/Работа, Красота да и только

20:34 

Сука шаман
Через ряды товаров ко мне бежит, стуча копытами, Розовый Единорог. Она то ли плачет, то ли смеётся, трясёт меня за плечи и лепечет-лепечет о том, что смыла свой телефон в унитаз. Совершенно случайно. Я нервно хихикаю в ответ, но не нахожу сил реагировать больше. Тем более на те вещи, которые раньше меня интересовали, но теперь совершенно утратили краски после того, как Книжник показал мне другую сторону происходящего. И мне стало неинтересно.

Мучаясь болью в пояснице и проклиная всё, что только можно, я решаю, что это мой последний день промоушена, ибо "держаться нету больше сил". На билет должно хватить - и полно.
- Ничего ведь не будет плохого, если я два дня не доработаю? - покачиваясь с носка на пятку, произношу я вслух, пока тут нет людей и никто не видит, что я разговариваю с Диком, недоступным для зрения окружающих.
- Не дополучишь тысячу триста, - сухо произносит он с тоном полного безразличия к происходящему. Я, маясь от скуки, пытаюсь разговорить своего товарища.
- А если меньше тратить?
- Только если перестанешь постоянно покупать еду и снова станешь носить с собой, а не нажираться в кафетериях, - ворчит Дик, но после чуть улыбается. Едва заметно, одним уголком губ. Этот намёк на улыбку быстро испаряется. Я даже не успеваю толком поулыбаться в ответ. Усмехаюсь, киваю, соглашаясь. Ведь это мне по силам - я уже проверял.
- Да, пожалуй, - наступает тишина. На ножи больше нет сил смотреть, тошно. На людей тоже. До этого весело болтавший с работниками центра, теперь я вяло отвечаю им больше на "отвали". Дик молчит и хмуро глядит в сторону, погрузившись в свои мысле-образы. Я чувствую тяжесть, застывшую на фоном слое. Злость и раздражение. И с сожалением осознаю, что ничем не могу помочь в корне того, что мучает Книжника.
- Хочешь кофе? - предлагаю я, прежде чем отправиться на обед.
- Нет. Ничего не хочу.

Затуманенные силуэты людей вокруг теперь снова стали чёткими и ясными после отдыха. Они не обманывают меня своей наигранной красочностью и предстают перед взором скупыми цветами их истинного окраса. И я, хмыкая, довольствуюсь тем, что могу видеть вещи так, как они есть, а не поддаваться массовому влиянию. Я снова ощущаю себя сильным и независимым. Способным отличить правду от вымысла, не поддаться воздействию толпы и действовать в выбранном ранее направлении.

@темы: Стая, Красота да и только

12:27 

Сука шаман
"Можно ли проснуться утром с таким отвратительным настроением, полным ненависти к окружающему? Только вспомнив о любви к кому-то."

@темы: History

22:36 

Сука шаман
безмозглый ГЕНИЙ, здрасте же.

@темы: ПЧ

02:29 

Сука шаман
""Это - Джим. И это - Джим. Каждый из них одержим. Но только один знает, что одержим..."

А когда тебя подолгу нет и вдруг выходишь, обнаруживаешь, что время с обратной стороны течёт совсем иначе. И чайному пакетику почти год. И кофе испортился и пропах сандалом. И на полу уйма пятен, пропадающих посреди комнаты. В шкафу новые пол килограмма растворимого кофе. Невыносимого. От привкуса которого в мозгу играет еще большее желание свернуть кому-нибудь шею. И слова превращаются в реальные угрозы.
В горле хрипит и клокочет в жалкие минус один. Насморк не отпускает пол века, пытаясь удушить. Книги постарели и вросли в полки. Рубашки порваны. А неизменно цел только рыжий шарф. Подошва обуви примерзает к асфальту.
И правый глаз, не зная, что ему делать, то смеётся, то плачет."

@темы: History

22:20 

Ыыыы

Сука шаман
Типичный Гексли.

Блок Эго: ЧИ+БЭ. Сила этики и обаяния Гексли настолько велика, что он способен разговорить даже курицу. Даже уже запеченную и утрамбованную в консервы. Он за секунды пронзит ее характер и, благодаря скиллу эмпатии, сдружится с ней так, что она прослезится и предложит ее сожрать. Гексли способен обойти любое правило и наваять мюнгхаузенских историй, чтобы не получить за это в табло. Импровизация - его врожденный талант, так же, как и талант одновременно трепаться, краситься, есть бигмак и вести машину.

Блок Суперэго: ЧС+БЛ. Если на точный хук, грубое оскорбление и попытку возбухнуть Гексли способен ответить с двойной дозой агрессии и брызганья слюной, а вы по-прежнему желаете ему медленной смерти, то вот добрый совет: свяжите Гексли и усадите его решать задачки по алгебре для седьмого класса. Скорее всего, он будет умолять вас убить его. Гексли не любит задач, которые не решаются с помощью калькулятора и обряда оккультизма. Не любит и посягательств на его свободу, из-за которых может всерьез обидеться и настроить весь мир против оппонента.

Блок СуперИд. БС+ЧЛ. Комфорт, достаток, отсутствие забот и баночка Нутеллы (а лучше две!) - мечта типичного Гексли. Сам он умеет только жрать, напиваться и плясать, поэтому нужен человек, который наготовит, отнесет в кровать, вырубит музыку и хоть как-нибудь припашет. Гексли любит интересные и веселые дела с большой зарплатой и свободным графиком, поэтому обычно становится маргиналом или, если повезет, самым счастливым клоуном в мире.

Блок Ид. БИ+ЧЭ. Не любит опаздывающих и бесполезно тратящих время, сам же [прокрастинирует] по два часа, прежде чем выйти в магазин за Нутеллой. Говорит вдвое дольше, чем удобно собеседнику. Человек шила настроения. "Сегодня я красивый, а завтра я урод, сегодня я Бользаг, а завтра ДонКеход". Впрочем, из своих эмоций не пытается раздуть оперетту, достаточно пятиминутного возмущенного обсуждения, и пожар будет потушен.

@темы: Глупости, Красота да и только

21:12 

Сука шаман
"Либо я размяк, либо вокруг всё больше нераздрадающих людей. Первый вариант пугает. Я какой-то ужасно терпеливый."

@темы: History

11:12 

Сука шаман
Я снова куда-то выбрался. И пошёл по дороге, отрезающей путь обратно.
Начав от дома, я принялся собирать материальное и нематериальное - всё, что только может мне пригодиться в дальнейших продвижениях. Прихватил гитару и ещё какую-то чепуху, уместив это всё в моём единственном рюкзаке. В обычной жизни мне и сумки походной не хватает, чтобы уместить всё, что, как я считаю, мне нужно с собой взять. Но за гранью снов рюкзак превращается в бездонную ёмкость.

Безумия и фантасмагория. Рай, Ад и прилегающие области. В Раю обитают единороги с золотой гривой, а в Аду закольцованные аналогичным золотом быки. И везде тебя одинаково не любят. То затоптать копытами, то насадить на рога.

А я, тем временем, держу путь до Москвы к Скаю, чтобы просто увидеться и вместе заняться какой-нибудь чушью. Совершенно не способный ориентироваться в чужом городе, а уж тем более метро, я, наслышанный о том, что в Москве сейчас обосновалась террористическая группировка, машу на всё лапой, называю чушью и спускаюсь под землю. Туда, куда сталкиваюсь с локальными военными действиями, беготнёй, паникой, пленными и стрельбищем.
Когда распахиваются ворота. я влетаю в них со всех ног и пригибаюсь от пули, пролетевшей над головой. Даже если вы отстрелите мне голову, ублюдки, я себе ещё одну отращу! Вот глупые засранцы... не разбирают шамана среди прочих духов и недухов.
Заскочив в поезд, я получаю возможность отдышаться наконец и погрузиться в безвременье ожидания.

В одном из домов, где я остановился, осталась гитара. Но я уже не могу найти обратно дороги и лишь с сожалением шумно вздыхаю. Вот потеряшкин.

Пародия на Рай выдаёт себя не до конца надутыми батутами, неработающими игровыми автоматами и потолком, которого быть не должно, а я могу дотянуться до него и определить границы и рамки происходящего, скрытые дерцы и чашки с кофе, в которых сидит маленькая леди. В пышном английском платье восемнадцатых веков и с бетонными туфельками. Неспособная уйти и подняться, она хватается фарфоровыми ручками за край чашки и медленно опускается под сливочную пенку. Её причёска не портится, а полные печали и обречённости глаза постепенно скрываются под кофейной волной. Она - призрак детских чаепитий с воображаемыми друзьями и неразговорчивыми плюшевыми кроликами и мишками.

Огромный рогатый великан со стройной фигурой, длинными белыми волосами и светящимися глазами смотрит дальше и вперёд. Поступь его копыт заставляет землю дрожать, а людей внизу с восхищением и трепетным страхом взирать снизу.
- Сатанаил, - произношу я имя почти шёпотом, но знаю, что он меня слышит. Точно старый знакомый или давнишний приятель, великан едко усмехается из под лавового свода и царапает когтями разгорячённый воздух.

Кошка становится ко мне спиной, стягивает блузку, а я отворачиваюсь. Но передо мной возникает зеркало, позволяющее наблюдать происходящее за спиной. Хмыкнув, я смотрю, не испытывая ни стыда, ни неловкость. Переключаюсь на своё отражение - достаточно чёткое и оформленное. Я - лохматый и худощавый, с острыми рёбрами и бёдрами, бледный и ухмыляющийся не хуже Отца Лжи. Зеркало заволакивает туман, погружающий комнату в лёгкий белый "мрак" дыма табака и стекающих во все стороны стен.

Я есмь кусачая собака.

@темы: Сны

22:53 

Сука шаман
Хорошо снова поставить всё на свои места и осознать простые истины, вправить мозги обратно не без помощи близких и ощутить ясность взора и ума, целеустремлённость и былое жизнелюбие, да.
Да.
Сегодня выпал снег. Его никто не обещал - этот снег. Он, как бы, не планировался. Дик заявил, что снега ещё минимум неделю не будет и, отойдя на задний план, притих. Его молчание было каким-то пугающим, потому что было похоже на полное отсутствие Книжника. Это меня встревожило. Я с тоской покосился на стеклянную чашечку на блюдечке, из которой он совсем недавно пил чай, и оставленную книгу с вложенной закладкой. Точно вот-вот тут сидел человек, а его вдруг не стало.
Я не мог понять, почему мне становится так тоскливо, что хочется завыть. Эта тоска была фоновой, я не мог в ней разобраться. Она была совершенно закрытая и неясная. И, начав ковыряться, я понял, в чём дело - это была не моя тоска, а тоска Дика.
Мне стало откровенно не по себе. Непривычный к печали Книжника, я не знал, чем ему помочь. Мне крайне редко удавалось застать его за такой удручённостью и грустью, о причинах которой он не собирался со мной беседовать. Подобное его настроение откровенной печали, а не плохого настроения по умолчания, приводило меня в растерянность и смятение. Потому что я никогда не знал, что сделать такого, чтобы помочь. А помочь хотелось.
Помявшись, я не без грусти подумал о том, что конфетами тут не обойтись.
- Тебе нужен кто-то, - он не понял, о чём я говорю. Или не хотел понимать. Хотя скорее всего... не хотел признавать, что это так. И тогда я разъяснил, хотя эти разъяснения ему были не нужны.
- Человек. Просто человек, знаешь. Человеку нужен человек. Который мог бы просто посидеть рядом, выпить кофе там, выслушать... понять, - губы Лиса скривились в некотором отвращении к непривычному и тому, что он никак не собирался принимать, но при том не мог отрицать, так как это было бы ложью. А посему молчал. Изумрудный глаз тем временем отражал глубокую скорбь, наблюдать которую мне было больно и... стыдно.
- В общем, знаешь что! Я думаю, что тебе стоит развеяться, сходить в кофейню, посидеть за бокалом вина или что ты там захочешь выпить, расслабиться, отдохнуть, побеседовать с кем-нибудь, а после спокойно идти отдыхать, - вариантов собеседников, в общем-то, было не много. Аж целый... один.
Но этот один ценнее целых сотен.
Спасибо, Сир :З Ты чудышко.
Ну так вот... о снеге! Снег - это чудесно. Хотя его уже почти не стало, у Книжника было время полюбоваться им и порадоваться.
Словом, хорошо то, что хорошо кончается!
Я жив, трезв, бодр, весел и готов к подвигам! И укрепился в своих позициях, что немаловажно, ибо они были в шатком и крайне опасном положении.

@темы: Красота да и только, Любовь, Стая

10:03 

Сука шаман
"С того момента, как Шакал отдыхает, я который раз, ложась спать, сталкиваюсь с отвратительно-бредовыми снами. Моя относительная непоколебимость даёт мне стойкость по отношению ко многим ужасным образам, их населявшим. Позволяет воспринимать их сухо, исключительно спокойно и аналитически, не придавая эмоционального окраса происходящему.
Отдыхая, Шакал никуда не ходит по ночам, не проектирует волшебные сновидения, места и образы. Следовательно, мозг занимается тем, чем и должен заниматься ночью - принимается фильтровать и перебирать всё, что ни попадя. И это самое "всё" и представляет собой то самое омерзение, которое вынуждает меня кривить губы и мрачно хмурить брови.
Потому что ничего хорошего - даже более того - увиденное мной в процессе этой самой фильтрации не представляет.
Складывается печальное впечатление, будто в шамане желчи, злобы и грязи ещё больше, чем во мне. В принципе, удивляться этому не пристало. Моя грязь разложена по баночкам и расставлена по полочкам с гарантированным порядком и контролем нахождения всего и вся на своих местах. Чего не скажешь о моём эмоциональном друге под опекой.
Стоит ли с этим что-то делать?
Единственное, что может тут помочь - работа над собой. Извечная работа."

@темы: History

Невесомость и чашка каркаде

главная