• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: шалай махалай (список заголовков)
00:35 

Даниил Хармс - Старуха

Сука шаман
22:25 

Сука шаман
Как только кончится пора сильных ветров и дождей - пойду в путешествие. Я очень давно не ходил. Уже и подзабыл, как это здорово. Даже не знаю, куда пойти, но когда соберусь - определённо почувствую. И тогда двинусь.
Знаю, что лучше всего поможет мне в этом - круг друида. Наконец-то найдётся ему применение!

@темы: Шалай махалай

12:00 

Всё так, всё верно, все довольны

Сука шаман
МАГ
В настоящий момент Вы достигли желаемого в тех пределах, которые Вам подвластны. Чтобы идти дальше, необходимо "второе дыхание": новая подпитка, как энергетическая, так и интеллектуальная. Остановитесь, передохните и смело отправляйтесь к новым высотам со свежими силами
Тибетское гадание от Шувани

Дизайн студии ФлагмАрт

@темы: Шалай махалай

18:47 

Сука шаман
Никогда у меня не возникало проблем ни по части визуализации, ни по части тактильного ощущения.
Пришёл я к этой мысли, глядя как на сиденье рядом со мной запрыгивает шакал. Зыркнув на меня золотыми глазами, он неожиданно тесно ко мне прижимается, зарываясь носом в ткань футболки, а после кладёт передние лапы мне на колени. Туда же укладывает и голову. Я улыбаюсь и, протягивая руку, аккуратно почёсываю его за ухом, а после поглаживаю по лапе, перебирая пальцами гладкую шёрстку.
Идя по улице, обернулся, убеждаясь, что он продолжает бодро идти за мной. А после совершает прыжок мне в спину, прячась. От лёгкого толчка я чуть пошатнулся, а после, накрыв грудь ладонью, хмыкнул с улыбкой и двинулся дальше.

Заскочил в Шангрилу за свирелью. Зайдя, тут же взял нужную, ибо уже лапал её, и пошёл к кассе. Продавец - приятный мужчина - удивлённо округлил на меня глаза.
- Вам нужна прямо эта?
- Да. именно эта.
- Вы уже её выбирали?
- Ага, пришёл забрать.
- Как назовёте?
- Нууу, - протянул я, - Зачем Вы так сразу. Надо же подумать, понять.
- А на каких Вы ещё играете?
- Пока на никаких, - тут мужчина просто чуть ли не засветился от счастья или чего ещё светлого.
- Так это Ваша первая?!
- Ну да, - не сдержал и я ответной улыбки.
- Прекрасный выбор для первой, - пока он упаковывал свирель, я оглядывал магазин. Забрав свирель, двинулся к выходу, поблагодарив, перед этим убедившись, что лисий клык лежит и дожидается меня.
- Кстати! - окликнул меня продавец, - По вторникам и пятница с семи до девяти у нас чудесные музыкальные импровизации.
- Утра?
- Дня... ой! Вечера!
- Спасибо, обязательно приду!

Так вот, Шангрила, жди меня во вторник. Или как там получится.

@темы: Красота да и только, Шалай махалай

23:25 

Сука шаман
Одна у меня проблема, когда за дело берусь. Отсутствие терпения. А когда дело кропотливое и требует неторопливости, то совсем беда.
Постигаю труд людей. рисующих на перьях. Хотя в моём случае всё достаточно примитивно, но и оно чего мне стоит!

@темы: Шалай махалай

09:16 

Сука шаман
Наушники сломались. Как же я без музыки!
Пришлось взять компьютерные. Ну и что, что они как вторая голова.
Зато я миролюбивый. Окончательно стал еще раньше, чем предполагал. Даже не знаю,что лучше подействовало. А может ничего - просто так надо.
Еще бы с головной болью от недосыпа справиться.

Вчера наблюдал за малым собратом. Но не нашел сил подойти. С кошками проще, чем со своими. Я их давно понял, а от своих отказался. Потому и непросто теперь.

@темы: Шалай махалай

22:54 

Про упырей и золотых драконов.

Сука шаман
Я вошёл в почтовое отделение, отстроенное полукругом, где окошки - лучики, расходящиеся во все стороны - и занял своё место за номером один. Всегда окошко номер один.
Я подустал и весь день чувствовал себя как-то выжато. Хотя нет. Не весь день. После обеда меня накрыло каким-то упадком сил, несмотря на плотный обед и кофе, который был больше лекарство, чем напиток.
Я не наблюдал за тем, что происходит вокруг. Акцентировать на чём-то внимание и играть во внимательные гляделки не были ни сил, ни желания. Потому я отдал письма и принялся отстранёно ожидать.
Сзади меня о чём-то разговаривали люди. По бокам тоже что-то происходило, но я не обращал внимания, погружённый в лёгкий транс состояния тяжёлого "не-здесь". Тяжёлого от усталости, боли в ногах и духоты. А также сонливости и головной боли, мучающей меня с самого утра. К вечеру она начала мучительно расходиться и заходиться с новой силой.
Рядом со мной занимает место в соседнем окошке большая и округлая фигура. Я кошу взгляд и снова вижу... начинаю видеть ленивым взглядом шамана. Получается непроизвольно.
Упырь. Или вурдалак. А может и облезающий орк. Без зеленцы, правды. Слишком серый и гниловат. Так что пускай упырь.
Я сдерживаюсь, чтобы не хмыкнуть вслух и отвожу взгляд, на время выпадая обратно. Сюда, но всё с тем же взглядом меня возвращает неожиданно громкий для такого места возглас упыря. Я, видимо, пропустил суть трагедии, которая тут развернулась перед его маленьким носом и большим животом, но когда я перевожу взгляд обратно, то вижу, как сударь собирает бумажки в папку, не скрывая своего раздражения. И ругается. Негативом от него так и пышет. Неприятно, что сказать.
- Всё у вас через жопу! - возмущается он и продолжает ругаться. Я быстро теряю интерес к происходящему, пока позади меня и сбоку не раздаётся другой голос. Он спокойный, уверенный, сильный, ровный.
- Вас что-то не устраивает? - я прислушиваюсь.
- Меня не устраивает жить... в жопе, да! - хм. Так, мы хозяева своей жизни. Коли ты там живёшь, значит, сам там и разместился, а пока я размышляю лениво, он продолжает, - А если вас всё устраивает, то это плохо! - как нелогично. Если всё устраивает - это же прекрасно. Я не говорю этого вслух, но будто бы услышав мои мысли, упырь повторяет свою последнюю фразу ещё раз.
- Меня всё устраивает, - раздаётся снова леденящий душу спокойствием голос. Голос такой ровный и уверенный, что если бы он звучал громко, от него дрожали бы стены. При том, что это не было бы криком. Но от того, как вкрадчиво он звучит со своей неспешностью и размеренностью пробирает больше.
- Плохо, что вас всё устраивает! - не выдержав, я поворачиваю голову и застываю в оцепенении.
Дракон.
В жалком полуметре от меня стоит дракон. Величественная осанка, но ни намёка на гордость и зазнайство. Изящный изгиб хвоста, ровная, мелкая и поблёскивающая чешуя. И длинная, густая золотая грива чуть ли не до бёдер. Он прекрасен - этот дракон.
Я уже не замечаю ничего. Даже стоящий рядом упырь не портит картины, потому что он, пускай и больше в ширину, нежели змеиный сородич, но никак не может тягаться с такой красотой. А главное... с такой мощью и силой. Перед такой силой мне моментально захотелось крохотным щенком поджать хвост и уши, почтительно склонить голову. Я подаюсь чуть назад, ещё не осознавая, что вжимаюсь в угол. Дракон стоит ко мне спиной и мне хорошо видна его шикарная грива, безупречный и опрятный вид, со вкусом подобрано всё до последней детали, плечи чуть отведены назад, а крылья покоятся позади. Даже думать боязнь, как этот зверь может выглядеть, расправив их.
Дракон делает шаг вперёд к окошку, чтобы занять своё место по очереди. Упырь отступает. Повернув голову в его сторону, ящер вкрадчиво произносит...
- Всего хорошего, - это звучит поистине сокрушающе. Упырь пятится назад, громко фырчит носом, топчет ногами, но не находит, что сказать. А могучий зверь поворачивает голову, потеряв интерес к своему временному "собеседнику".
На морде златогривого ящера тёмные очки. Но они не помогают. Потому что даже сквозь них я ощущаю, куда смотрит его взгляд. Опасный. Опасный потому, что полный энергии, способной как творить чудеса, так и изничтожать. Когда я чувствую на себе этот взгляд сквозь тёмные стёкла, я отворачиваю голову и старательно гляжу в сторону. Я не могу тягаться с такими зверьми. Может, могу, но не стал бы пробовать. Я преисполнен глубоким уважением к их сущности и их силе. Страшна и поистине велика та сила, что контролируется обладателем. Эта контролировалась. И потому я надолго позабыл, как тявкать. Пускай у меня и не было повода, но я просто стоял, вжавшись в угол, и опасался столкнуться с этим взглядом. Даже не знаю, что стало бы со мной, не будь на драконе очков.
Получив необходимые чеки, я бодро переговариваюсь с оператором и быстро выхожу на улицу. Останавливаюсь у бордюра, ожидая транспорта, но сам пытаюсь справиться с мелкой дрожью, нарастающей во мне.
Драконы великолепны.

@темы: Шалай махалай

00:41 

Сука шаман
Чтоб Шакал сильно не радовался, мироздание хорошенько дало ему по щекам, да.

Даже не знаю, как описывать всё произошедшее и стоит ли.

На работе был хороший день. Я бы с радостью его описал, но сейчас мой пост выйдет довольны скупым и сухим. Непривычно, да. Я ещё отхожу после процедуры усмирения, потому слабо способен на эмоции. Меня отпускает по чуть-чуть.

Вероятно, своим новым приобретениям я порадуюсь в отдельном посте, когда отпустит окончательно. Не хочу нагонять на них мрачности. И... безразличия.

Настроение у меня действительно было зашибенное. Пока я не вернулся домой. Впрочем, зашибенное оно у меня было в процессе приобретения всяких радостей. Оно ещё сохранялось, пока я покупал бусинки для будущего браслетика. Чёрные, золотые... бирюзовых нет - взял голубые. Отсюда уже было не так весело. Я заметил, что у меня садится телефон. Потому счёл нужным предупредить маму о том, что могу пропасть, но я уже собираюсь домой. Голос её звучал как-то грустно и болезненно. Я спросил, в чём дело? А она сказала, что поговорим дома.
Окей.
Я положил трубку. Задумался. Осторожно поинтересовался у Дика, вдруг он знает, о чём она собирается говорить.
- Я могу предположить, - отозвался он. Его предположение мне не понравилось. Но Историк очень редко ошибается. И на этот раз он тоже оказался прав.
Слово за слово... дома меня ждала истерика, в подробности которой не очень хочется углубляться. Я выслушал достаточно оскорблений в свою сторону. Мне было ужасно обидно. Настолько обидно, что я, сдавленно всхлипывая, схватил свою рюкзак, накинул куртку и ушёл. Куда глаза глядят.
А глядели они в сторону моста. Туда я и направился.
Первым делом с отрубающегося телефона постарался дозвониться до Льва. (Ты же не против заиметь кличку от моей благодушной морды, Ник? Лёвушка. Это же так мило.) Поинтересовался сиплым голосом занят ли он. Он был занят.
- Ясно, - это всё, что я смог сказать. Думаю, ему этого более, чем хватило. Потому что я долго не мог ответить на вопрос о том, что случилось.
- Да... так. Ушёл из дома, - собрав наконец-таки слова, прогундосил я, стараясь унять очередную волну сдавленных всхлипов.
- Так. Где ты сейчас?
- Иду к Чернавскому мосту.
- Жди на Ильича там. Я буду через час где-то.
- Ладно, - я кладу трубку и выключаю телефон. Батарейки итак на последний издох. Бреду по улице. Плачу молча, только иногда вздрагивая и кусая губы. Молчу. В какой-то момент не выдерживаю. И начинаю бормотать. Я знаю, что Дик меня прекрасно слышит. И слушает.
- Я не понимаю, - я криво улыбаюсь сквозь слёзы и гляжу себе под ноги, - Почему... когда я столько всего делаю, на это просто плюют. Может... не надо... делать людям хорошего? - я поднимаю взгляд, отчаянно желая услышать ответ. Но Дик молчит, только чуть хмурится,
- Но я же... - вдруг снисходит на меня запоздалое и неприятное осознание, - Не могу так.
Не могу, потому что мне нравится делать людям приятное. По мелочам или большим случаям. Я не я, если не буду делать этого. Я снова грустно улыбаюсь, натянуто и нервно.
- Значит я, - начинаю цитировать слова матери, - Мстительный и злоточный. Эгоистичный и мелочный, - сам не знаю, спрашиваю я или утверждаю.
- А вот как бы по-настоящему уйти. То есть... не прикидываться, не гулять, а действительно. Сказать - всего хорошего - и уйти. Скажешь, глупо, да? Что я так не сделаю никогда? - он по-прежнему не отвечает, но я знаю, что ему очень не нравится то, в какую сторону я увожу разговор. И я прибавляю шагу, направляясь к мосту. Там я останавливаюсь. Включаю телефон и принимаю два звонка от матери. Что лучше ситуации не делает. Я отсаживаюсь к краю моста на камни. И ещё немного порций слёз. Пытаюсь выпить лимонада, но, психанув, выливаю его весь к чертям. Неловко кручу в руке пустую бутылку. И бреду к урне, чтобы выкинуть, а потом возвращаюсь обратно.
Не дошёл дальше... до моста. Чуть-чуть не дошёл. Но сижу и упрямо смотрю в ту сторону. Слизываю соль с губ. Я хочу встать. И, забыв о том, что должно приехать Лев, пойти по мосту... но я не могу пошевелиться. Не получается.
Подняв руки, смотрю на свои ладони. Они даже не дрожат. На тот момент я ещё был при своих эмоциях. Шмыгаю носом и снова оглядываю руку.
- Это ты делаешь? - вопрошаю Дика, но ответа не дожидаюсь, - Как ты это делаешь?
Чуть позже прикатывает Лев. На велосипеде. Нёсся ко мне, как мог. За этот час я мог бы сделать с собой всё, что угодно. И уже давно бы сделал. Если бы не было Дика.
Лев садится рядом, а я опустошённо смотрю перед собой, пока ещё не понимая, что со мной делается. Я только что готов был сигануть с моста. А теперь... что-то странное. Полагая, что состайник сможет мне это разъяснить, я протягиваю ему свои лапы. Показываю.
- Смотри, - сдавленно говорю я, - Они даже не колышатся, - он оглядывает мои ладони.
- Да, вижу...
- Как, - я внимательно смотрю в глаза Льву. - Как он это делает? - меня действительно интересует этот вопрос. Либо на тот момент я уже не способен здраво рассуждать. Медик объясняет мне о процессах, которые вызывают в организме дрожь и как их подавляют.
- Это, между прочим, - замечает он, - Стоит Дику немалых усилий.
Я качаю головой. Рассказываю о произошедшем. Взмахиваю руками, матерюсь и повышаю голос. А потом меня неожиданно накрывает. Я гляжу перед собой и... вообще. Ничего. Не чувствую.
- Хей... - почти шепчу я, глядя в пустоту перед собой. И не могу понять, что случилось.
- Что?
- Я... не понимаю.
- Что случилось?
- Я... ничего не... чувствую, - до меня быстро доходит. Так быть не может. Это точно дело рук Дика. Я чуть покачиваюсь. Пытаюсь разозлиться на него, поднять руку, резко взмахнуть ею. Но не выходит. И разозлиться не получается. Лев заинтересованно смотрит на меня. И резкие движения тоже не выходят.
- Что за... - пытаюсь заматериться. Слова пропадают. Я не успеваю начать говорить их, как они исчезают, и я обнаруживаю себя просто с открытым ртом. Пробую ещё раз. Не выходит.
- Я даже... ругнуться не могу, - слова тоже тяжело мне даются. Обычные.
- Та-а-ак. Что ты чувствуешь.
- Я ничего не чувствую вообще, - безэмоционально отзываюсь я.
- Хммм... подумай о ссоре с матерью, - я начинаю думать. И ничего. Абсолютное ничего. С трудом качаю головой. Мне даже рот открыть лишний раз лень. Исключительное состояние Мастера Дивана. Дика бишь. Если в действии нет смысла, то и делать его не надо. И у меня не получается ничего сделать. Я даже не чувствую себя причастным к происходящему. Я совсем ничего не чувствую. Это очень странно.
- Ничего, - отвечаю я и продолжая впериваться перед собой. Поднимаю медленно руки и снова смотрю на застывшие, точно камень, ладони. Меня даже не тошнит. И голова не болит. Вообще ничего. Лев ущипнул меня за руку.
- Боль чувствуешь.
- Угу. Но по отношению к ней ничего не чувствую, - для проверки он даже пощекотал меня. А я и не моргнул.
- Он держит моё тело...
Была ли в этом нужда?
Если я так сделал - значит была. - Так ответит позже Дик. Но сейчас я не могу понять, действительно ли я хотел сигануть с моста. Сейчас, конечно, я не испытываю такой тяги. Но кто теперь скажет, чем тогда были заняты мои мысли и на что я был способен в истерике.
Лев проводил меня домой. Всю дорогу я шёл очень медленно, непривычно для себя. У меня не получалось никак реагировать на что либо. Пару раз с трудом улыбнулся. Едва-едва, криво и только самыми уголками губ. И только на подходе к дому меня начало отпускать. Потому что я почувствовал первые эмоции - нежелание возвращаться домой. До этого мне было абсолютно всё равно - я пошёл бы куда угодно. Потом начала нарастать головная боль и я понял, что ко мне возвращаются мои чувства. Тогда меня совсем усыпило и растолкало уже в дверях лифта.
- Просыпайся. Бери себя в руки, - негромко произнёс Дик. Я потёр виски и вздохнул.
- Знаешь что, Дик. Если ты всё время так мир воспринимаешь, то я точно хочу быть собой.
- Ещё бы ты не хотел, - хмыкает он в ответ и отпускает меня. Пошатнувшись, я вываливаюсь из лифта и возвращаюсь домой. Скоро ко мне должны вернуться все мои эмоции. А пока я чуть ватный ещё.

Спасибо, гривастый, за то, что ты есть и на тебя можно в любой момент положиться. Друг, который готов сорваться и бросить всё, чтобы примчаться к тебе с другого края города - не просто друг. Настоящий, лучший друг.
А Дику я благодарен бесконечно за всё, что он делает. И делает это, не спрашивая. Просто когда надо.
Люблю вас.

@темы: Друзья, Негодование, Ненависть, Тоска, Шалай махалай

21:17 

Сука шаман
Иногда мне нужна какая-нибудь книга. Или буклетик. Где буду я. Мои загоны, замашки и требования. К себе и людям. Чтобы можно было дать человеку в руки и сказать: "На, смотри. Посмотрел? А теперь можешь валить. Бежать, осознавая либо моё сумасшествие, либо свою ничтожность".
Но так нельзя. И правильно, наверное. Потому что даже самые неприятные люди даны нам для того, чтобы научиться чему-то.

@темы: О высоком, Тоска, Шалай махалай

08:09 

Сука шаман
Надо сделать вот что - взять карту города, разделить на сектора и отметить на них места Силы. Негативные тоже, в принципе, не помешало бы, потому что память у меня хорошая, но о большинстве мест я вспоминаю, лишь оказавшись в их секторе. Эмоциональный окрас их и полезную принадлежность по максимуму тоже не помешало бы выяснить.

@темы: Шалай махалай

11:02 

Сука шаман
Утро немножко не задалось у меня по причине свадебных известий, меня, конечно, безмерно "обрадовавших". Всё происходящее в этой сфере считаю лютым бредом, в котором проще накинуть себе верёвку на шею и быстрее удавиться, чем вгонять семью в ещё большие материальные проблемы.
Так что поднялся я немного растерянный и злой. Плюс опаздывающий, ибо на некоторое время откровенно завис на месте, а потом осознал, что у меня голова грязная (пока листики с веточками из волос не начнут выпадать на каждом шагу - не помою, ага). А воды горячей нет. А до 28-го и не будет.
В общем, напенился мрачно и поспешно холодной водой, перед уходом успел прикрикнуть на брата, ещё раздражённый со вчерашних разборок, и двинулся на работу.
Обдумывая будущую карту, доехал до остановки, от которой иду пешком и, выйдя, замедлил шаг. Ибо доехал достаточно быстро - времени осталось ещё много. Так что я, недолго думая, решил заняться практическими методиками, а не только чтением различной литературы. Практику ничто не заменит. Посему отправился в то место, где вчера меня так порвало остановиться. Я проходил мимо него часто, но не сразу придал значение тому, как меня туда тянет, ибо зачастую торопился на работу или с работы. Но всегда чуть притормаживал, проходя мимо, и косил взгляд. В первый раз мне оно просто показалось занимательным и не более того - тогда я ещё не осознал, что оно не просто занимательно, а тянет меня энергетически. Там были повалены качели и турникеты. Они лежали в высоко выросшей траве двора под пышным деревом. И я подумал тогда: "Как здорово смотрится". В следующие раз я задержался, а вчера и вовсе почувствовал жгучую необходимость залезть на поваленные качели и сесть повыше к листве дерева.
Шакал чувствует - Шакал делает.
Сел, сидел. И очень не хотелось уходить. Особо не поняв ещё, что испытываю, кроме желания остаться здесь, я вынужденно слез, ибо просидел там уже пол часа, и отправился домой. И только дома меня проняло - как это так! Я не понял, что нашёл место Силы!
Сегодня за наличием свободного времени остановился, чтобы получше его изучить. Шёл дождь. Прекрасный, летний дождь, капли которого блестели на листве и наполняли воздух свежестью, прибивая к земле дорожную городскую пыль.
Я встал у ствола дерева, оглядев его. Протянул руку и накрыл кору ладонью, прислушиваясь. В груди начало тянуть. Тянуть так, как, бывает, тянет от волнения, спускаясь к животу и превращаясь в лёгкую тошноту. Мне стало тревожно, но я не отнял руки и не стал пугаться, а остался стоять, насильно успокаивая в себе волнение, решив ни в коем случае не поддаваться. Рядом был ещё один ствол, который переплетался с этим, обрушивая сверху купол зелёных и больших капель листвы. Ещё немного постояв, я медленно отнял руку и, повернувшись к свисающей ко мне листве, принялся поглаживать её пальцами, собирая на ладони влагу. Энергетика изменилась. Теперь вместо недоверия и настороженности, которая влилась ко мне через ствол, я почувствовал робкость и скромность. Совершенно отличную от мощной и упрямой первой энергетики. Немного озадачившись, я продолжил поглаживать листву, прошёлся пальцами по толстой ветви, желая успокоить - дерево как будто испытывало ко мне опаску, боялось, что я обижу его. Это, впрочем, было не удивительно.
- Тебя обижали? - тихо произнёс я, - Хотя что за вопрос. Конечно обижали. Не бойся, - хоть я и продолжал, чувство странной смеси энергетик по-прежнему меня преследовало. Оно было слито воедино, но разнилось. Первая была уверенной и упрямой, она хотела прогнать меня, напугать и предупредить, когда вторая лишь опасливо сомневалась в том, довериться мне или нет.
Непонятно.
Тем не менее, я поблагодарил дерево за то, что оно согласилось со мной немного пообщаться и пообещал, что не причиню зла. Если оно захочет, чтобы я ушёл - я уйду. Но оно скромно молчало, с долей смирения позволяя себя поглаживать. Вздохнув, я опустил руку. Испачканные землёй, корой и каплями дождя ладони я задумчиво оглядел, пытаясь понять - да что не так. Шагнул вглубь под листву, став в мокрой траве, и, сложив ладони, принялся быстро растирать их между собой, а после вытянул руки вперёд - тыльной стороной вверх, пытаясь уловить вибрации. Это мне почти ничего не дало. Я не мог толком сконцентрироваться от нескольких машин, въехавших во двор. В такие моменты мне, по-правде говоря, очень не хватает напарника. Порешив, что сейчас я не узнаю ничего больше того, что узнал, я развернулся и зашагал прочь. Отойдя метров на пять, обернулся и обомлел, когда моему взору открылось всё место, которое занимало дерево.
Это было не одно дерево. Это были два дерева, переплетённые меж собой так, что не понять, какая ветка принадлежит к какому из них и какая листва. Но тут меня прошибло осознанием - листва была только у одного дерева. Она была столь пышной, что укрывала собой второе дерево, точно заключая в зелёные и мягкие объятия. Вблизи ни за что этого не разглядеть. Потому что так они смотрятся как одно целое. Но энергетика не обманет.
Кое что ещё выдавало, но увидеть это можно было лишь отойдя на расстояние. Голые и колючие, острые ветви первого дерева, которое хотело меня прогнать, взвивались в небо мощными шипами, пронзая голубое полотно и нависая над двором когтистой и мрачной рукой. А рядом прижималось пушистое деревце, старающееся укрыть его и спрятать, но не способное сделать это в силу своих значительно меньших размеров. Но всё равно старающееся.
Теперь я просто не мог уйти.
Решительно развернувшись, я зашагал обратно и встал перед стволом шипастого дерева, настроенного враждебно. Уверенно, но при том ненастойчиво опустил ладонь обратно на кору, упрямо глядя перед собой.
- Так что же ты такое? - негромко поинтересовался я.
Напор со стороны дерева ослаб. Оно больше не пыталось вызвать у меня тошноту, тяжесть в груди и головокружение. Но его строгое недоверие по-прежнему ясно ощущалось. Я был для него ребёнком, а он - стариком, которого жизнь достаточно потрепала, чтобы он не стал наивно верить каждому, кто опустит свою руку на ствол, какими бы там кольцами и оберегами она не была украшена - эта рука. Прочувствовав это, я прикрыл глаза.
- Хорошо. Понятно, - я немного помолчал.
- Я не буду сильно докучать тебе. Уйду как только пожелаешь, - хмурый взор древа пронзил меня внимательно и пытливо. Я кивнул.
- Благодарю тебя, - не забыл сказать я, выразив своё почтение и отступил назад, развернулся и ушёл, не оборачиваясь.

@темы: Шалай махалай

20:14 

Сука шаман
Когтистое дерево и его прекрасный друг Капель, о которых я писал ниже. Собственно. Оно не хотелось фотографироваться ни с каких сторон. Оптимальная точка.


@темы: Шалай махалай

10:55 

Сука шаман
Возвращаю себе звание маленького террориста, начиная с малого.
У сотрудницы на работе не звонил телефон. Номера набираются, а дозвониться не получается никому. Я сказал, мол, давай я посмотрю. Взял её трубку, начал звонить. Терпеливо жду. Слушаю тишину.
- Добрый день! - провозглашаю я, - Портал Муниципальных Образований Вас беспокоит, - отнимаю чуть трубку от уха и поворачиваю голову в сторону сотрудницы.
- Юля! - шикаю на неё, ибо её клиент, и передаю ей трубку. А сам отхожу в угол, куда подальше, давя в себе истеричное хихиканье. Юля усердно пытается поговорить по трубке, которая не звонит. Я, не сдерживаюсь, сгибаюсь, утыкаясь в стол рядом с кактусом Шепардом, и ржу. Все тоже хихикают, а Юля обещает мне кнопки на стул подложить.
- Боже мой! - взмахиваю я руками, - Дорогуша, кто сообщает о своих намерениях!? Надо делать это молча!
Так как работы практически не было, мы чего только не делали - я катался на стуле, рисовал, слушал музыку, донимал коллег болтовнёй, посылал их для меня в буфет за булочками, давал задания на манер "вырежи бумажечки по контуру" и делал оригами, показывая сказку про крестьянина, пропившего свою землю.
- Эй, математик!
- Математик умер во мне ещё в том году, - вяло отзываюсь я, раскручиваясь на стуле.
- Реши мне задачку, - просит Юля и протягивает мне планшет. Я читаю: Имеем круг с радиусом 10 см. И круг с радиусом 2 см, который крутится вокруг большого круга. Сколько полных оборотов сделает маленький круг, прежде чем пройти один путь по большому кругу.
Я лениво вожу пальцем по планшету. Наверняка у этой задачки есть вполне логичное и даже простое решение. Но мне нереально лень думать и я, откладывая планшет, отъезжаю к столу, достаю черновики, ручку, линейку и... в общем, вы поняли. Начинаю вырезать круги и крутить их вокруг друг друга, пока не получаю ответ, который, как ни странно, оказался правильным.
От скуки снова подтаскиваю к себе другие черновики и начинаю мулевать. Моё мулевание неторопливо перетекает в образ длинноволосого дракона с лилией на щеке и мордой, полной шипов и колючек, словом, тут ещё надо поискать, где погладить. Ко мне оборачивается Алла - другой менеджер - и, заметив, что я рисую, придвигается ближе.
- Ой, как здорово! - я пожимаю плечами. Я довольно критично отношусь к своему творчеству.
- А у тебя есть ещё рисунки?
- Да, впрочем, на, - я протягиваю ей телефон с альбомом и она принимается восхищённо листать. Но дело совсем не в ей восхищении, а комментариях.
- А кто это?
- Это ёжик.
- Да? А это?
- Это тоже ёжик.
- А это белочка?
- Это ёжик.
- Да как же!
- Да вот же! Смотри! Иголки, хвостик.
- А это котик?
- Это пони.
- ...?
- Обычная синяя пони, - произношу я так строго и уверенно, точно каждый день они по улице бегают. Юля за столом рядом начинает хихикать в клавиатуру.
- А это котик? Скажи, что это котик!
- Это котик, - обречённо вздыхаю я. На этот раз там правда котик.
- А это кто? - она мне показывает Финитевуса. Я озадачиваюсь. И не ёжик - и не скажешь, что ехидна.
- Эээээ... просто... фантастический персонаж, в общем.
- А это?
- Это труп.
- Какой хорошенький! - тут уже мы вдвоём - Юля и я - с размаху утыкаемся в стол. У меня истерика.
- А это кто такой классненький? - продолжает она.
- Это дух пожирателя детей, заключённый в теле плюшевого мишки, - хохочу я, не солгав ни одним словом. Алла умилённо разглядывает медведя с порванным животом и ножом в руке.
- Алла, ты странная! - не выдерживает Юля, кое как приподнимаясь от клавиатуры.
К тому времени начальница нашла нам работу - дала обзванивать должников, просрочивших платёж за сайты. Предварительно рассказав что да как.
- Вот значит июньский и июльские - им можно просто напомнить, - сообщает Ира, - А мартовские и апрельские уже месяца на четыре просрочили. Их прям можно прижать хорошенько. Прям дать им понять, но без прямых слов, что они козлы и мудаки. Кто стесняется, может брать июнь-июль, а кто нет - апрель и март.
- Я не стесняюсь! - вскидываю я руку, крутясь на стуле, - Можно мне апрельских и мартовских?!?!? Пожалуйста!
Вчера вообще был странный в энергетическом плане день. Даже если не вспоминать о дереве. Потому что техника, к которой я притрагивался, начинала работать вместо того, чтобы ломаться и пытаться меня прикончить. Даже не знаю, накачался ли я какой энергии от того же дерева, либо просто от меня странно фонит, но факт - есть факт. На работе начал печатать принтер, который не печатал, в общем-то, ни с одного компа. А я его полапал - он начал печатать. Но то ли ещё было!
Оказавшись дома, принялся искать недорогой и удобный для плановых летних отключений горячей воды проточный нагреватель. Искал-искал, нашёл, позвал маму, показал ей.
- Хорошо, цена меня устраивает, - согласилась она, - Завтра купишь? А как его подключать?
- Конечно! Да через розетку же можно! - радостно восклицаю я, предвидя наличие горячей воды. Мама мрачно молчит. Я удивлённо хлопаю глазами.
- Ну, в ту, в которую стиральная машина подключается, - уже менее уверенно добавляю я.
- А у нас стиральная машина в какую розетку подключается? - вкрадчиво спрашивает мама. И тут я вспоминаю. Розетка в ванной приказала долго жить. Всё, что ставит отец, нынче так командует. А машинку мы подключаем через удлинитель, который тянется через коридор в спальню к маме. Это значит, что дверь ванной комнаты не закрывается банально от провода.
- Дверь не закроется, - сообщает мне мама о том, до чего я уже сам допёр.
- Ну бли-и-и-ин, - застонал я, уже мысленно помыв под душем не одного дракона. Мама пожимает плечами, разводит руками, я обречённо сваливаюсь со стула и мы продвигаемся в ванную, чтобы посетовать на розетку. Мама оглядывает её, вздыхает и уходит к себе. Я же ещё некоторое время сижу, думаю.
- Можешь попробовать фен включить, - предлагает мне мама. Я ухожу за феном, возвращаюсь и сую его в розетку. Включаю. Гудит. Выключаю. Стою. Мама, услышав гудение, вламывается в ванную.
- Работает?!
- Эм... - я, озадаченный, выдёргиваю фен. По просьбе мамы включаю стиральную машинку в ту же розетку. Включается.
Три года! Три года как она не работала! Чего только не делали!
Радостная, мама вскакивает, обнимает мою лохматую, но всё ещё озадаченную голову, и целует в макушку. Я промаргиваюсь.
- Ты святой!
- Сегодня странный день.

А в час у меня сегодня математика. Русский сдал на 72 балла из 100. В прошлый раз, когда в ВГУ поступал, сдал на 60. А математику я тогда на 90 сдал. А вот сейчас в себе не очень уверен что-то. Пугающая неизвестность. Ругайте меня сегодня побольше.

Тё-ё-ё-ё-ёмная ночь!
Лишь драконы рычат в микрофон.~

@темы: Я и техника, Шалай махалай, Учёба/Работа, Негодование, Красота да и только, Друзья, Глупости

17:49 

Сука шаман
Вот теперь - с обстриженной башкой - я чувствую себя прекрасно. А самое чудесное, что ничего не лезет в глаза от чёлки, которая отросла аж до.. до половины шеи. А дабы не играть в Слепого, я убирал её на бок. На левые бок и правый бок, да. Теперь мне абсолютно. Ничего. Не мешает.

Такой вот Шакал, значит (аккуратно, плитка фоток и кривляний)

А теперь к теме вступительных испытаний.
Словом, сегодня я очень волновался и переживал. Хер ли ты волновался, Шакал, когда до трёх ночи с драконом болтался, что за шакалья твоя логика. Разумеется, ничего не стал учить, а как же! Волнение вполне обосновано. Да и какой толк загружать себе мозг всей той лишней информацией, которая мне на моём факультете ну точно не пригодится. Делать мне больше что ли, товарищи, нечего?
Тем не менее, волнения моего это не отменяло. Перед тем, как уйти на муки совести и мозговой штурм, который будет осуществляться математикой в мою сторону, решил... успокоиться. Лёг, значит, в маминой комнате, чтобы младшие не приставала, закрыл дверь. Лежу. Лежу, глаза тоже закрыл, пробую успокоиться. И думаю, а не обратиться ли мне за помощью к моему тотему? Вроде как я никогда ни о чём его не просил. Даже сопроводить в путешествиях.
Ладно, думаю. Надо попробовать.
Вдохнул поглубже воздуха, успокоился, поднял руку, сжал в ладони клык, висящий на шее, чтобы лучше связь установить с тотемом своим, мысленно делая привязку на тех вещах, которые я имею в почтение к нему. И зову его.
Жду.
Через некоторое время из темноты ко мне проступает мой лохматый шакал с персиково-песчаной шерстью. Смотрит на меня своими светящимися большими глазами без зрачков. Сразу отмечаю, что пасть его приобрела тот вид, который я долго и упёрто изображал в рисунках к нему. Шея и грудная клетка стала шире, сам он более пушистый и не такой безликий, как когда впервые ко мне пришёл. Смотрит на меня и кажется, будто вечно улыбается - потому что зубы такие. Как пила.
Встал и смотрит на меня. Ждёт, что я скажу.
Поняв, что связь установилась, я неторопливо и чётко обращаюсь к нему.
- Прошу тебя. Пусть мне сегодня благоволит удача. Пусть фортуна улыбнётся мне и всё, что ни сделалось бы, вышло бы хорошо. Прошу тебя, помоги мне, но помоги только в том случае, если ты сам хочешь. Я приму любое твоё решение, если ты только решишь, что я достоин твоей помощи. Если нет - я в любом случае благодарю тебя. Спасибо, - я выждал, внимательно глядя на шакала передо мной. Помявшись на задних лапах, он распахивает пасть в улыбке, чуть вывалив язык. Ничего не говорит. И не должен. Решит он мне помочь или нет я всё равно узнаю. Ни к чему слова.
Коротко кивая, я ещё раз благодарю его и выпускаю из ладони клык, шакал разворачивается и уходит во тьму, медленно открываю глаза, возвращаясь. Ещё раз вдыхаю и поднимаюсь. Отправляюсь в институт.

Пришёл, заходу в кабинет. Сидят только двое - парень и девушка. Занимаю первое приглянувшееся из свободных мест на том же ряду и жду. Парень с девушкой приглашают меня пересесть ближе к ним. Я, ни секунды не сомневаясь, подсаживаюсь и мы заводим неторопливую беседу. В частности обсуждаем преподавателей, предстоящие испытания, прошедшие и всякие разные случаи из жизни.
Очень жарко.
Прождали мы преподавателя сорок минут, но никто так и не пришёл. А потом нас вызвали спуститься в приёмную комиссию, где у нас примут таки несчастную математику. Ну что ж, спустились, народу нас вышло шесть человек, включая меня - ещё трое подтекли. Сели в приёмной комиссии, расположили листки на коленях, ибо особо больше негде, разве что на угол стола - туда мне удалось перетечь вместе с ещё одним парнем и девушкой. Получив свой листок, я понял, что ничего... абсолютно ничего не могу отсюда решить. Но виду не подал. Морду серьёзную состроил и, предложив народу листочки, чтобы на них считать, принялся писать с учёным видом, хотя писал муть и сам не понимал, что пишу.
Отчаяние. Но ничего не поделать. Сочиняю. Математика, правда, вам не обществознание. Не посочиняешь особо.
И тут меня дёргает за рукав сидящий рядом парень. Шёпотом спрашивает, какой у меня вариант.
- Второй, - шепчу я ему.
- В первом вопросе правильно третий, - я вопросительно приподнимаю бровь, а он кивает на лежащие на соседнем столе уже проверенные работы. Дождавшись, пока заведующая приёмной комиссии выйдет поговорить по телефону, мы оперативно перерываем все бумаги и списываем ответы, сделав несколько ошибок для вида.
И с покер фейсами потом всё сдаём.
Выходим из комиссии и двигаемся к выходу. По пути переговариваюсь пару раз с одним парнем, делимся впечатлениями, благодарю его за проявленную оперативность и ухожу вперёд. Уже почти распутал наушники, как меня нагнал второй парень - поступает на тот же факультет, что и я. Он ещё с самого начала в аудитории сидел и я к ним подсел с девушкой. Нагоняет меня, спрашивает, далеко ли мне, предлагает подвести. Я соглашаюсь. Мы останавливаемся у ворот института, когда я замечаю, что нам машут рукой двое - оперативный паренёк, что заметил ответы и девушка, к которой я тогда подсел.
- По-моему, они нас зовут, - произношу я и мы ждём.
- Как вы быстро ходите! Пойдёмте обществознание сразу сдадим, пока можно, чтобы потом не ходить.
- Действительно, пошлите! - обрадовался я. И мы двинулись обратно. Раздали тесты. С обществознанием уже не было проблем. Нужное количество баллов я набрал, особо загоняться не стал. Сначала ответил на те вопросы, в которых уверен. Их более, чем хватило.
Выйдя на улицу во второй раз, не забыл ещё раз поблагодарить тотем за оказанную помощь. Потому что потом я узнал, что преподаватель, который должен был устно принимать у нас, странным образом забыл про вступительный, а когда ему позвонили, то он уже был далеко. Иначе не было бы никаких тестов и ответов, оказавшихся на соседнем столе.

Вдогонку к моей лохматой голове новый цвет, чо.

@темы: Шалай махалай, Учёба/Работа, Красота да и только

09:53 

Сука шаман
Прогрессирую. Достиг небольших, но по мне так всё же успехов в общении с Когтистым деревом. После того, как Страус (прости, дорогуша, ну не отлипает эта птица) разглядел в нём рогатую фигуру, я и сам пригляделся, увидев как рога, так и длинные руки с большими когтями. И почему тогда, когда я ещё не видел в нём этой фигуры, я порывался назвать его Когтистым?
Сегодня снова завернул во дворы, идя на работу. Встав перед деревом, оглядел его с расстояния. Потом обошёл, выдерживая дистанцию. Покрутился вокруг осторожно, постепенно приближаясь. Неловко опустил ладонь на ствол и замер, отвернув голову в сторону. Потом решил, что ни к чему уши поджимать и голову воротить, даже если я самым настоящим образом опасаюсь, и перевёл взгляд на дерево. Помолчал, дожидаясь, а после заговорил с ним.
- Здравствуй, - выждал, будет ли оно прогонять меня. Не стало. Но особо радо мне не не было.
- Я пришёл не для того, чтобы просить у тебя что-то. Я просто хочу с тобой подружиться, - снова мрачная тишина.
- Примешь ли ты от меня подарок? - я ожидаю ответа. Если примет, то я должен знать, что это.
"Сырое мясо" - звучит у меня в голове.
- Мясо? - вопрошаю и оглядываю ствол, ещё не совсем осознав, что дерево согласилось, - Куда мне его положить?
"Обойди" - слышу хрипловатый, низкий, негромкий, но чёткий голос. Не отнимая руки от ствола и продолжая вести ею по коре, обхожу ствол. Взгляд падает на небольшое углубление в земле вокруг корней. Кивая, благодарю дерево и отхожу и, развернувшись, двигаюсь дальше.

На работе мои коллеги подарили мне упаковку пирожных. Как они сказали - за то, что помогаешь нам.
Это так мило!!!

@темы: Шалай махалай, Учёба/Работа, Красота да и только

23:46 

Сука шаман
Теперь я птичий параноик.

- Видел воронят? - спрашивает вкрадчиво клирик. Я криво усмехаюсь.
- Видел.
- Ну вот. Желторотые такие, рты разинут, пищат. А главное - не понять. То ли гордый ворон, то ли облезлая ворона.

Хотелось бы, чтобы он оказался прав. Я не хочу конфликтов. Но в пасть к шакалу лучше не совать конечностей понапрасну. Я совсем не так миролюбив, как кажется. Говоря откровеннее - мне подзадолбало быть миролюбивым.





Сегодня после работы я двинулся в лес, дабы отыскать несколько мест Силы. Чуйка подсказывала мне, что в таком чудесном месте их должно быть до фига и больше. Иначе мне не было бы там так хорошо.
Искать места я собирался, отрезав доступ к визуальной части мировосприятия. А поэтому мне понадобился помощник верный друг, раздолбай, гривастый кошак и начинающий клирик в лице Никанора (Пускай так, красиво же звучит).
Я был всецело уверен в том, что он сможет оказать мне посильную и правильную помощь. И не ошибся в своём выборе. Пускай мне временами мешали люди и их фоны, от Ника, как ни странно, практически не фонило. Либо фонило на волне уютном для меня уровне. Потому что я чувствовал его рядом, но меня это не отвлекало. Я ощущал его частью своего путешествия. Тотем тоже не проявлял враждебности, спокойно ко мне придя. Даже напротив - подначивал вести себя более открыто, более доверительно.
Телефон, конечно, отказывался работать вместе со мной. Мне очень хотелось отрезать себя от лишних звуков и голосов людей, которых стало чуть больше, чем ожидалось. Пришлось довольствоваться тем, что заработало.
Когда мы зашли в лес, я сразу направился туда, куда мне больше всего хотелось. Не думая. Мысли в данном случае очень мешают. Особенно если, не приведите Духи, начать размышлять логически. Так что я не думал. А просто шёл туда, куда меня тянуло. Откуда я собирался начать.
Подойдя к большому дереву, опустился под ним на землю и принялся копаться в телефоне, разматывать наушники. Никанор расположился неподалёку, отставив велосипед и похлёбывая воду.
- В общем, можешь приступать к выполнению своих обязанностей, - сказал он. Или как-то так - я уже плохо помню.
С дерева, под которым я сидел, ко мне быстро спустился бельчонок. Потом взрослая белка. А после по земле подбежали ещё двое бельчат. Дать им, правда, было нечего, но они не ушли. А продолжали скакать по веткам вокруг нас. Это вселило мне бонусного умиротворения, несмотря на продолжительные капризы телефона.
- Всё просто, - сообщаю я клирику, - Не говори со мной. И смотри, чтобы я никуда не врезался. Всё, - усевшись на колючей хвое, я закрываю глаза и пытаюсь расслабиться. Некоторое время мне это не удаётся из за того, что у меня не получается достаточно чётко, как по мне, сформулировать тему своего поиска. Скажу то так, то эдак, вожу ложкой в пространстве как в бочке с густым мёдом, да и только. В конце концов понимаю, что такой метод сложнее и даётся мне хуже. Запоздало вспоминаю, что очень зря, вероятно, не прибегаю к помощи своего тотема. На то он мне и дан, не просто чтобы наличельствовать, а приносить пользу. А я, в свою очередь, быть благодарен и всячески почитать его, уважать и выражать своё расположение.
К своему тотемному шакалу я отношусь как к другу, которого люблю и уважаю. А в отношениях наших не допускаю ни приказного тона, ни иерархии, ни чего бы то ни было. Мы оба свободны. Но оба важны друг для друга.
И я зову его.
Много времени не потребовалось, чтобы из темноты ко мне проступил силуэт тотема. Ещё более завешанный, чем раньше. Улыбается пастью-пилой. Я легко улыбаюсь ему в ответ. Он садится передо мной на землю и ждёт.
- Я хочу найти места Силы. Или просто другие полезные и хорошие места, - обращаюсь я к шакалу, - Проводишь меня? - он радостно отстучал хвостом по земле и вскинул голову. Ждёт, пока я протяну к нему руку. Я мешкаюсь. Мешкаюсь ещё некоторое время, но он терпеливо ждёт. В конце концов всё же подаюсь вперёд и протягиваю руку. Шакал подаётся навстречу, утыкается холодным носом в мою ладонь, проводит по ней языком, глянув на меня исподлобья. Он уже готов идти.
- Сейчас пойдём, - тихо вздыхаю я и подаюсь назад, откидываясь обратно на ствол дерева, - Дай ещё посидеть, - тотем дожидается, пока я тоже буду готов.
Решив, что хватит отсиживать подхвостье, я встаю и делаю круг вокруг ствола дерева. Оглядываюсь на шакала - он двинулся за мной. Предлагаю ему пойти вперёд. И он, радостно пропрыгав, уносится вперёд метров на десять вдаль. Я не спешу за ним. Рискую во что-нибудь таким темпом влететь раньше, чем меня остановит Никанор. Да и не получилось бы пропрыгать. Потому что ступив пару раз, я ощущаю, как тяжело мне идти. Физическое тело не хочет меня слушаться. Я с трудом устоял на ногах, хотя был уверен, что упаду. Связь с телом такая шаткая, но мне нужно перемещать его - свою физическую оболочку. Так будет больше гарантии, что я окажусь в том месте, в котором надо. Поэтому иду я очень медленно, неторопливо, чуть пошатываясь. Время от времени останавливаюсь, растираю ладони. Шакал садится вдалеке и ждёт меня, возя время от времени хвостом по земле.
Натыкаюсь на дерево. Кладу ладонь на ствол и здороваюсь.
Шакал знает, что я хочу спросить и у деревьев, потому что было бы здорово найти не одно место. Парочки на первый раз хватило бы. Поэтому он никуда не уходит и ждёт меня на том же месте. Мне не надо ориентироваться в сторонах, чтобы увидеть, где сидит мой тотем. Но пока я отвлекаюсь на разговор с деревом, которое охотно идёт ко мне на контакт.
Я спрашиваю дорогу. И дерево указывает мне вектор направления, который я непроизвольно вычерчиваю на земле ногой.
- Обратись туда, - слышу я. Отпрянув от дерева, двигаюсь в указанному направлении. И практически тут же натыкаюсь на ещё одно дерево. Снова здороваюсь и спрашиваю дорогу. Ещё один вектор рисуется на земле. Он указывает в другую сторону. Не в ту, где сидит мой шакал.
Я чувствую связь между этими двумя деревьями. Хорошую и тёплую связь. Хочется сесть между ними и говорить с обоими. Но тотем ждёт. Я мешкаюсь и сомневаюсь. Спрашиваю у дерева, как далеко идти в ту сторону, куда оно мне указало.
- Пять, - получаю ответ. Благодарно киваю и поворачиваюсь к тотему. Собираюсь идти к нему, но останавливаюсь. Потому что боюсь, что не найду потом это место, когда открою глаза. Лес большой. Пожевав губу, останавливаюсь. Очень не хочется говорить что-то вслух, просить Ника запомнить место. Поэтому я возвращаюсь, снимаю с руки одну из верёвочек и бросаю на землю к деревьям, чтобы вернуться. И снова иду к заждавшемуся меня шакалу.
Расстроенным он не выглядит. Вполне себе радостный, отбегает ещё чуть и садится на месте. Я иду следом. Но чувство, что есть более интересные места, меня не покидает. Я снова сомневаюсь и порываюсь идти в другую сторону. В конце концов разворачиваюсь и двигаюсь в другом направлении. Оборачиваюсь и замечаю, что шакал не собирается идти за мной. Где сел, там и сидит. Ни шагу.
- Ну пойдём, - киваю я ему. Сидит. Вздыхаю, останавливаюсь. Не хочет.
Постояв немного, я посудил, что это некрасиво - просить о помощи и не принимать её. Если я попросил, значит я должен довериться.
Приняв эту простую и лёгкую истину, я возвращаюсь к тотему. Становлюсь перед ним. Он смотрит на меня снизу вверх и без слов предлагает сесть. Всё ещё одолеваемый лёгким сомнением, я чуть пожимаю плечами. И сажусь, где стою. И к своему огромному удивлению обнаруживаю, что сел исключительно под деревом. И идеально соприкасаясь с ним спиной, оперевшись. Я поражён - тотем радуется и стучит хвостом. Поёрзав, я усаживаюсь поудобнее и понимаю, что плохого шакал мне точно не посоветует. Посему зову его сесть рядом. Расплывшись в улыбке, он бодро перебирается мне под руку, даёт почесать себя за ухом, потрепать по макушке. После чего я открываю глаза и возвращаюсь.
На том месте. где сидел тотем, лежит горстка перьев.
Я её не сразу заметил, растерянно оглядываясь. После обнаружил свою верёвочку и теперь уже отдельно поговорил с деревьями, поблагодарив каждое за помощь. Нашёл место в пяти шагах от второго дерева. Определился с ориентацией в пространстве. Ещё раз задумчиво поглядел на горстку перьев.
- Расшифруй мне, - просит клирик, и я рассказываю ему всё. Щёлкаю пальцами у себя под ушами.
- Перья, - говорю я, - У моего тотема перья в шерсти, - и киваю на землю, - А тут он сидел.

Там ещё много мест. Сразу всё не обхватить. Несколько у меня на примете, но это потом. Очередная благодарность Никанору за проявленное терпение, понимание и оказанную помощь.

А, да. Оказалось, что с той полянки-то я и не ушёл. Не зря её с самого начала выбрал.

Фото-пруф

@темы: Друзья, Красота да и только, Шалай махалай

17:02 

Лес в волосах

Сука шаман
И тут меня неожиданно и резко отпустило. Так вот к чему ты клонишь, дорогой мой организм. Как оказалось, ты лучше меня временами знаешь о моих страхах и слабостях. И о том, в каком месте я по-настоящему силён и непобедим. А в каком слаб и бессилен. Только к чему тыкать мне носом в эти мои слабости? Я прекрасно осведомлён ими, не только ведь в чужие слабости заглядывать. Или это лишь к манере ставить меня на место, чтобы не слишком зазнавался?
Вроде и не зазнаюсь. Напротив - часто себя принижаю от общего уровня.

____________________________________________________________________________________________________________

Гуру. Мои знания могут помочь многим, как оказалось. Это показывает практика искренней помощи и столь же искреннего принятия этой самой помощи. Моя шаманская душа помогла всем, кому пыталась. И способна помочь ещё многим. Но не способна оказать помощи самой себе. Это забавно - иметь эти знания и силу, но не уметь толком использовать их для себя. Зато для других - да.
Это меня нисколько не огорчает. Даже напротив - радует. Я чувствую себя нужным. Необходимым. Я чувствую, что люди нуждаются во мне. И совсем не обязательно получать много взамен. Если я ощущаю, что им пригодилась моя помощь, что они почувствовали себя лучше или смогли что-то в себе открыть - я рад. Я чувствую себя живым. Я ощущаю своё предназначение и это делает меня по-настоящему счастливым. Я счастлив безмерно, когда меня ещё и благодарят за это. После этого уже точно ничего не нужно дополнительно.

____________________________________________________________________________________________________________

Я спросил у ясеня - где моя любимая.
Ясень не ответил мне - голову склонил.
Я спросил у тополя - где моя любимая.
"Ты б ещё у тумбочки, идиот, спросил".

Раньше бы я посмеялся. Теперь не смеюсь. И всерьёз спрашиваю самые разные вещи.

____________________________________________________________________________________________________________

"Прекрасно небо, величественные духи дождя и облаков, пролейте свою живительную влагу на землю, прибивая к ней городскую пыль, смойте ненужные и грязные мысли, отчистите воздух от чёрной смоли и людских помыслов, от злости и зависти. Ты бесконечно великолепно, небо! Я обещаю принести подарок духам воды за дождь, которым ты способно одарить этот город. Я люблю тебя и благодарю. Твоё величие неописуемо, твоя сила и мощь восхищают. В моих словах нет ни капли лести.
Скажи мне, небо, скажи, ветер, несущий по небу тучи, скажи, дождь! Скажите мне, как мне стоит поступить? Я теряюсь в своих эмоциях, порождающих в моём сознании смуту! Я жажду ощутить уверенность и спокойствие. Скажите, как мне быть?" - твержу я, задрав голову к дождевым скоплениям облаков. Жду. И слышу ответ.
И это меня успокаивает. А после того, как я окончательно принимаю данный мне совет, небо дарит мне потрясающей красоты дождь. И радугу. Прямо передо мной - только протяни руку. Капли дождя стучат по лиственным и хвойным деревьям, блестят под редкими лучами солнца, пробивающимися сквозь ветви, гонят людей, мелодично напевают и разносят запах мокрой хвои.
Если долго общаться с небом и следить за знаками, которое оно посылает, то можно открыть для себя много нового. И я, узнав, как мне стоит действовать и получив одобрение, снова благодарю самых разных духов, рождающих все эти явления. И мироздание за то, что я могу эти явления лицезреть и впитывать в себя.

Я скрещиваю ноги и кладу руки на землю, усыпанную опавшими иголками сосен и раскрывшимися шишками. Заинтересованно жду, что удастся увидеть. Ничего не спрашиваю, но думаю о призрачном будущем, связанном с настоящим незримой нитью вероятностей. Позволяю земле самой вести мои руки. И она рисует моими пальцами. Отняв ладони, я вглядываюсь в то, что получилось. И вижу двух ласточек. Они летят вперёд, раскрыв крылья. Одно крыло у них на двоих - они летят вместе. Но это одно сросшееся крыло не мешает им.
Я долго всматриваюсь в этот странный рисунок, несколько раз осторожно очерчиваю его пальцем и только чётче вижу двух ласточек. Меня поражает их целеустремлённость и рвение. Они связаны вместе. И они свободны.
Я оставлю этот знак в памяти до поры, когда настанет время по-настоящему разгадать, что он значит.

____________________________________________________________________________________________________________

- Пять узлов. Здесь пять узлов, которые ты сам же методично завязывал. Ты представляешь, что можно сделать с этим волосом? Ты уверен, что хочешь отдать его мне? - у меня меж двух пальцев самое настоящее сокровище, которое было бы действительно стыдно посеять. Особенно если называешь себя шаманом.
- Я не усмехаюсь, у меня просто лицевые нервы щемит, - утверждаю я и снова пакостно кривлю губы Но иногда правда щемит, да. Временами даже не разобрать, задумал что на самом деле или просто защемило.
Заматывая драгоценный артефакт в несколько слоёв и запечатывая, чтобы точно никуда не делось, я не усмехаюсь больше. На моём лице играет лёгкая улыбка. Возможно, его действительно стоило бы повесить за стекло с надписью "Разбить в критической ситуации". Но это было бы слишком безалаберно. Такие вещи не хранятся на видном месте.

____________________________________________________________________________________________________________

Сжав в ладони камень, я подношу его ближе к лицу. Втягиваю носом запах, энергию, прислушиваюсь.
- Да ты пуст, дорогуша, - произношу я с долей озадаченности, но после прислушиваюсь внимательнее. Это не та пустота. Пустота эта оформлена и может быть прекрасно чем-то заполнена. Я начинаю ощущать всё четче и яснее - в этом небольшом камне много места для того, чтобы чем-то его наполнить. Он будет только рад. Его можно использовать для множества различных вещей - из самых простых хранить в нём энергию. Накачать чем-нибудь хорошим и пользоваться как накопителем силы. И для более сложных вещей он вполне подойдёт. Лепи, что хочешь - универсальный камень. Идеален для меня, как для шамана, имевшего мало дел с камнями.

____________________________________________________________________________________________________________

Чтобы отвлечь себя и немного занять, я медленно и широко раскрываю глаза, на этот раз без улыбок и придуривания. Настраиваю зрение. Стараюсь не смотреть куда-то конкретно.
- Что, если бы взглянув на меня, ты увидел бы лишь кучу гнили?
- Откуда мне знать? Я же не смотрел.
И я смотрю. До поры до времени это прекрасно получается, пока Его Высочество не замечает, что я смотрю туда. Даже Дракон некоторое время не чувствует это - совсем недолго.
За спиной неторопливо вырисовываются расслабленно сложенные крылья. Белые крылья с голубой мембраной, отливающей сапфиром и серебром. Крылья мирно покоятся сзади.
"Пошевели ими", - я ловлю себя на том, что чуть не сказал это вслух. Но зато достаточно громко подумал. Белоснежная дымка вокруг физического тела вздрогнула, и из неё рванул туманный силуэт драконьей головы. Резко выбросив голову с зубастой пастью на длинной и изящной шее, Дракон щёлкает зубами и рычит в пустоту. Голову он дёрнул в другую сторону, не заметив меня. И быстро скрылся в туманной пелене, решив, что достаточно напугал того, кто мог его потревожить. Я вздрогнул, но не перестал. Стал вглядываться пристальнее, теперь обращаясь напрямую.
"Почему ты прячешься? Разве тебя кто-то держит?" - начинаю донимать его я. Самоубийца.
Стараясь сильно не давить, осторожно подаюсь мыслями вперёд, пытаясь заглянуть лучше.
"Ты же не сидишь на цепи? Ты свободен. Зачем ты зажимаешься?" - я настойчив. Относительно нетороплив и осторожен. Дракон медленно сворачивается в кольцо, обхватив себя хвостом. Он слышит меня, уже заметил. Развернулся спиной. Сложил крылья и прижал к телу так плотно, что я больше не мог видеть искрящей сапфиром мембраны. Только белую шипастую спину. И больше ничего. Легко улыбнувшись, я продолжаю смотреть. Я знаю, что он это чувствует.
Послышалось глухое сопение. Дракон приподнимает голову и, повернув её, косится на меня из за плеча одним глазом. Сияющий драгоценный голубой камень в его глазнице вперивается в меня раздражённым взглядом. Верхняя губа приподнимается в оскале, слышно гортанной рычание. Ему не нравится, что я смотрю на него. Он вообще предпочёл бы, чтобы я не знал, что он тут есть. При этом он прекрасно осознаёт, что сколько не сворачивайся в кольцо, а я увижу его. Найду, когда это сделать. Даже если и очень ненадолго.
Вздохнув носом, я снова улыбаюсь и ухожу, перестав докучать большому ящеру.

____________________________________________________________________________________________________________

Мироздание бросает мне вызов. Толкает в плечо, пытается растормошить, загоняет иголки под ногти, назойливо суёт под нос всё, что только способно заставить меня начать принюхиваться.
Я долгое время настойчиво упираюсь. Твержу, что мне это не нужно, что мне хватает забот и дел, что не хватало только очередного порыва всех этих глупостей, что я пережил это ребячество! Но оно не слушает. И я стараюсь взглянуть на это по-другому.
А что, если это надо не мне?
Я больше не злюсь. Мне даже становится стыдно.
Я готов простить все гадости, который сам себе и устраиваю. Но не прощу себе эгоизма, который проявлю по отношению к другим людям, которым я нужен. Осознав простую истину, я мгновенно забываю обо всех обидах, обо всех словах, сказанных случайно или нет, перестаю подскакивать на месте, слегка задремав и увидев чёртовы вероятности и сменяющую друг друга череду лиц. И мне становится значительно легче, когда я чувствую, что просто могу быть нужен и полезен, перестав наконец требовать кучу всего взамен.
Принимаю это, чувствую небывалую лёгкость и спокойствие. И, дерзко усмехнувшись во всю свою шакалью пасть, принимаю вызов. Смотрю вперёд и кричу мирозданию: "Да! Да! И ещё раз да!"

____________________________________________________________________________________________________________

Времени прошло не очень много. А я столькому научился.
Дик много спит и изредка приоткрывает глаз, чтобы ответить, если я очень настойчиво что-то спрашиваю. Я начинаю понимать, что я постепенно всё лучше и лучше начинаю делать всё то, чему он меня учил все эти годы так упорно. Я всё реже спрашиваю у него значение того или иного явления. И у меня всё лучше получается самому смотреть в людей, а не ждать, когда он расскажет мне о том, что видит.
Я чувствую гордость, которую он испытывает за меня. И благодарность ему за терпение, проявленное по отношению к моей страшной и бурной натуре. Я не верил, что смогу делать все эти вещи, но теперь всё больше поражаюсь. И всё больше интересуюсь, сам хватаясь за изучение того или иного. И вижу как Дик иногда едва-едва улыбается, застав меня за каким-либо занятием. Это воодушевляет меня и вдохновляет.
А он умиротворённо и спокойно спит, сообщая мне, что чувствует ту же гармонию в душе, что и я сейчас, когда понимает своё назначение в жизни а, исполняя его, ощущает блаженный покой.

____________________________________________________________________________________________________________

И после всех этих кусочковых записей, Шакал оторвёт свой хвост от стула и отправится на поиски руны Пути.
Удивительно только, как я прямо с вокзала за ней не сорвался - как можно оставить такое сокровище лежать под деревом? У меня вообще теперь... очень много сокровищ.

@темы: Друзья, Красота да и только, Любовь, О высоком, Шалай махалай

09:07 

Сука шаман
Однако, именно так пахнут мои волосы. И я действительно постоянно нахожу в них кучу песка, пыли и пепла. Как бы усердно не отмывал. С некоторых пор просто плюнул на это усердие.

Да, у меня даже получилось заглянуть в Мир, где ты родился. Он пахнет, как до сих пор пахнут твои волосы. Он пахнет… пеплом и песком
Умирающий Мир, люди которого уже весьма слабо похожи на людей. Ну да, человек в нашем понимании здесь не выживет. Разливы магмы и пламя классического ада. Вулканы и небо, которое никогда до конца не светлеет. И редкие пустыни, где последние уцелевшие платят страшную цену старой магии вокруг еще более старых жертвенников. Плата за жизнь.

Здесь тьма, сушь и песчаные бури – и ты не привык ждать от жизни многого, а при случае можешь быть жестоким.

Здесь твердь, удерживающую раскаленные недра, нужно поить кровью и безысходным ужасом. И твой самый большой ужас – привязаться к себе подобному, связать жизнь с кем-то еще, кого завтра может не стать.

Здесь от дыхания подступающего огня плавятся каменные буквы на стенах – и у тебя прекрасная память, что, впрочем, ты считаешь скорее проклятием.

Вспоминай. Шорох змеиной чешуи по горячему камню. Противный скрежет дверей-ловушек в подземных лабиринтах. Ожоги, которые приносит ветер с юга. Песок…

Остальное можешь забыть, но это запомни. Ведь в том, что ты сейчас здесь, так или иначе есть заслуга твоего Мира… Отчаяние и боль – не лучший пинок начинающему путешественнику между Мирами, но всё же много лучший, чем ничего. А тому, кто сбежал из ада, мало что на свете страшно – только бы справиться со своими воспоминаниями и недоверием.
Пройти тест

@темы: Шалай махалай, тестики

09:48 

Сука шаман
Никогда не любил тот кусочек дома, в котором в одну линию друг напротив друга находятся сразу четыре дверных проёма и два окна. Энергия там стремится стрелой.
Ещё когда я был маленьким и не понимал этих вещей так, как понимаю сейчас, я, выходя ночью, всегда с опаской поглядывал в ту часть коридора.
Сейчас там пропадают вещи. Один раз даже умудрился провалиться в пространственную дыру целый кот. Сегодня, когда я шёл на кухню за водой, из зала - тоже в сторону кухни - вышла фигура. Высокая и худощавая, немного сутулая. Она успела сделать почти три шага, когда я опешил и резко повернул голову в её сторону. Быстро проморгался, отшатнулся, фигура растворилась в воздухе на половине пути к кухне.
Выругавшись себе под нос, бурча и ворча, пообещал сам себе, что когда предоставится возможность оказаться дома одному, нужно будет обязательно почистить этот клочок.
Ибо нехорошо так.
Идёшь себе, значит, и впериваешься носом в сущность какую.

@темы: Шалай махалай

11:39 

Вставай, страна народная.

Сука шаман
Даже не знаю, как адекватно описать всё произошедшее за последние два дня. Ну или не всё произошедшее, а большинство вещей. Но мне определённо надо выговориться, иначе я рискую сорваться на окружающих, а это то, что никак мне сейчас не поможет, а только усугубит моё и без того невесёлое положение.

Перед этим я знатно не выспался и чувствовал себя довольно мерзко. Настроение косило в разные стороны, а от его мерного пошатывания просыпалась тошнота, тогда как я сам отчаянно засыпал. Я не мог решительно ничего с собой поделать! Я уснул, спускаясь по лестнице, уснул в маршрутке, в рабочем кресле, на клавиатуре, я умудрился заснуть даже на совещании! Пока была работа, я старался занять себя ею. Некоторое время админил сайт, а потом просто обнаруживал себя спящим, а страницу недописанной. Пытался читать, но как бы интересно мне не было, в итоге буквы предательски расплывались перед глазами, и я не мог ровным счётом ничего из написанного уловить, посему плюнул на это дело и продолжил спать уже непосредственно в кресле. Спина болит, конечно. И шея. Немного помог массаж от Никанора, но сейчас я готов хоть весь день описывать произошедшее, лишь бы снова не уснуть и не заработать себе дополнительных болячек.
Выпил кофе, да не помогло. Казалось, что только хуже стало - усыпляло меня.

С горем пополам я добрался до дома, где мама находилась не в самом прекрасном расположении духа из-за того, что им на работе не выдали зарплату. Я был бы и рад не беспокоиться, но, будучи чувствительным к эмоциональному фону близких мне людей, невольно сам становился раздражительным, перенимая отрицательные заряды.

Чуть позже пришёл Никанор, который смог магическим образом немного сбавить накала, внеся лепту своей энергетикой. Помогло как маме, так и мне. Болтая за чаем о самых различных вещах, я не удержался и показал ему камень, который мне привёз Лорд.
Осмотрев камень и считав информацию с него, Никанор удивлённо взглянул на меня, пошевелил пальцами и попробовал ещё раз. Я улыбался и ждал, когда он скажет, что думает по этому поводу.
- Он пустой, - округлил на меня глаза клирик.
- Да, пустой. Но не просто пустой, а оформлено пустой! - радостно воскликнул я, - Его можно использовать как резерв. Из него должен получиться отличный накопитель!
- Я просто не понял. Беру, считываю, а мне выдаёт - ноль. Пробую ещё раз - ноль.
- Я тоже сначала не понял. Только на третий раз, когда сел снова читать, смог понять, что это такое.
Мы также успели обсудить мой чудесный коридор и пространство между двумя дверными проёмами. Я поделился своими мыслями, рассказал о том, как потерял в том сгустке циркулирующей против часовой стрелки энергии кота, и как недавно чуть не влепился в тёмную сущность, что вышла ко мне из зала. Рассказал, как именно вижу этот сгусток и что планировал бы его почистить. Обсудив возможности перенаправления энергии и того, как можно максимально эффективно с ней обойтись, я набросал несколько планов действий для начала по мелочам того, что стоило бы сделать.

Поболтав ещё некоторое время, отправились на кухню, чтобы выпить ещё чайку. Или кофе. Не, второй раз мы пили кофе. К нам присоединилась мама, а Никанор постепенно собирался уходить. Пока они разговаривали, я немного отстранёно наблюдал за небом, развивая дождевые мысли, вскармливая вечернюю прохладу до более значимых масштабов.
Когда клирик собрался уходить, мама предложила ему остаться, так как погода становилась хуже. Я мгновенно зацепился за эту чудесную возможность и с большим усердием уставился в окно. У меня было время, пока мама убеждала Никанора, да и пока тот собирался. К тому моменту, как Ник уже был в дверях, начался ливень. От грома дрожали стёкла, а небо прорезали величественной красоты молнии. Мама вернула незадачливого беглеца обратно буквально с порога. А я, довольно улыбаясь и с плохо скрываемой хитростью, утянул друга к себе.
- И чего ты лыбишься так, шаман? Хочешь сказать, что это не твоих рук дело? - кивнул Никанор в сторону окна, где небо было затянуто широкой грозовой тучей, а под уличными фонарями блестели лезвия дождя.
- О чём ты говоришь? Ты разве видел, чтобы я плясал с бубном? - попытался возмутиться я, но не смог сдержать хихиканья. Клирик лишь покачал головой с улыбкой и мы продолжил любоваться молниями, пронзающими небесный холст. Зрелище было чудесным. Каждая молния была по-своему особенной и красивой. Ловя их взглядами, мы слушали шум дождя и грохот грома, заглушавший автомобили и людей.
Когда молний стало поменьше, мы перебрались на балкон в зале - он выходил не на проезжую часть, а во двор. Оттуда молнии было видно не так хорошо, но несколько необычайных мы всё же поймали. А ещё с того балкона удобнее всего наблюдать непосредственно за дождём, стучащим по узким улочкам, дворовому асфальту и насаждениям растений.

- Ты ошибся, - неожиданно произнёс клирик, глядя в пелену дождя. Я мочил ладони под каплями, глядя вперёд.
- М?
- Ты ошибся, когда говорил о коридоре и о дверных проёмах.
- Что ты имеешь ввиду?
- Там другое.
- Честно говоря, я никогда не смотрел туда целенаправленно, только время от времени чистил, - пожал я плечами, не убирая ладоней из под дождя, - А что такое? - так как я действительно никогда целенаправленно туда не пытался заглянуть, я знал лишь о том, что видел краем глаза. Ещё в детстве, каждый раз выходя из комнаты по ночам, я никогда не поворачивался спиной или боком к тому месту. Всегда следил за ним взглядом и включал везде свет, даже если находился в другой части дома, но этот кусок оттуда просматривался. Сейчас же я видел, как из двух дверных проёмов, расположенных друг напротив друга, идёт стрелой энергия, пронзая пространство. Непосредственно в той точке она сталкивается и смешивается в один циркулирующий чёрно-фиолетовый комок. На дверных проёмах оседает много грязи, а в самой точке бывает происходят аномалии. Да и просто приятного мало. Но так как я не придавал этой штуке значения большего, чем "грязное пятно - надо почистить", то и не смотрел дальше, не пытался анализировать.
- А ты посмотри, - чуть сипло произнёс клирик и, взяв меня за плечи, развернул в сторону выхода с балкона - туда, где в темноте едва проглядывались очертания гостиной. Не особо думая или сомневаясь, я опёрся спиной на подоконник, развесил мокрые руки в стороны и, закрыв глаза, принялся смотреть, обрисовывать комнату перед собой.
На самом балконе ничего плохого не ощущалось. В нём можно было чувствовать себя в относительное безопасности, а вот сразу шагать обратно в комнату не захотелось. Я продолжал задумчиво просматривать и начинал понимать, что дело, вероятно, совсем не в неудачно расположенных дверных проёмах. Та энергия, которую я видел в коридоре, была и здесь, но она тут не циркулировала, а была практически частью этой комнаты - её составляющей. Точно паутина, она была развешана на стенах, потолке, мебели. Развешана разными кусочками, но в целом составляла комнату и её непосредственную энергетику. Только не сплошную, а очагами.
Дёрнувшись вперёд, я резко и решительно вернулся в комнату. Чтобы убедиться в том, что дверь действительно особо не при чём, двинулся первым делом к ней. Осмотрел, ощупал, открыл-закрыл, проследил за тем, как ведёт себя энергия и как это влияет на сгусток в коридоре. Да собственно никак. Дело не в двери. Она, конечно, играла роль, но была лишь посредником, усилителем и преградой.
Я снова осмотрел комнату, настроив шаманий взор, и теперь чётче увидел проступающие в темноте очаги в виде паутинок, то там, то тут.
Пройдя к дивану, сел на него, подобрав под себя ноги, растёр ладони и сконцентрировался на своих ощущениях. Это было множество крохотных иголочек, которые опускались на мои ладони. Холодные, маленькие и многочисленные.
- Знаешь, на что это похоже... - обратился я к клирику и, взяв его ладонь в свою, показал пальцами, что ощутил.
- И на что оно похоже?
- В смысле с чем я это ассоциирую?
- Да, - я задумался.
- Многоножка.
- А ещё? - я снова поднапрягся, но не мог понять, что ещё мне это напоминает.
- Много маленьких иголок. Или насекомых.
- Пауки, - после того, как Никанор сказал это, я понял, почему подумал о коробке с пауками, - Только это не законченная коробка.

Мы включили свет и продолжили изучение комнаты. Обследовав её, Никанор поинтересовался, кто тот дизайнер, что придумал эту комнату.
- Мой отец, - негромко произнёс я, - Она действительно не доделана. Он не закончил её.
К чему мы смогли прийти. Долбаное искусственное дерево, стоящее в углу, подлежит выкидыванию. Шторки... шторки напоминают собой чёрти что. Но бесят маму также, как и дерево.
- Дверь - это гильотина, - произнёс клирик. Я сидел на диване и хмуро размышлял. Раздвижных дверей во всей квартире только две - это как раз дверь гостиной и кухни, что стоят друг напротив друг и между которыми крутится и вертится чёртов сгусток, образующий аномалии и пространственные дыры. Только тёмная сущность, с которой я столкнулся в коридоре, выходила не из сгустка, а из гостиной. От осознания этого мне стало не по себе. Я вспомнил, что произошло в день, когда я отправлялся в шаманское путешествие к Лорду. Как мой телефон сглючило и исказило звуки, вырвав меня в материальный мир и лишив нормальной подвижности на несколько часов. Вспомнил, как дедушка отказался спать здесь после того, как у него случился приступ удушья. Как провалился камин вместе с аквариумом и сестрой, когда она пыталась покормить своих черепах.
Следующим, что мы заметили, были плафоны на потолке. Два ряда по четыре плафона. Они обрисовывали квадрат в комнате, в середине которого находилась люстра. Эти плафоны квадратной формы направляли энергию конкретно в сторону двери. Так, как она выходила из комнаты и зафихрялась в коридоре. Они образовывали поток и направляли его туда. В коридоре. между прочим, были точно такие же плафоны, которые перенаправляли её дальше вглубь квартиры. А под каждым из этих плафонов находится маленькое... зеркало. Как ещё один преломляющий агрегат.
- Всё очень точно сделано, - сообщил Никанор, стоя посреди комнаты, - Там протекает река. Как раз по направлению потока. Там север-юг идёт направление. С этой стороны двор, а с этой дорога. Всё буквально спланировано под это, - я хмуро молчал, продолжая время от времени поглядывать на плафоны, на дверную гильотину, прослеживать движение потока. В какой-то момент тихо выругался и снова замолк.
Никанор лёг на пол под люстрой и раскинул руки.
- Твою мать, - сдавленно выдал он. Я перевёл на клирика взгляд.
- Что такое?
- Да если бы я был Тёмным Магом, я бы тут жил! Тут просто самый настоящий алтарь! Это же крест! - переведя взгляд на люстру, я чуть наклонил голову вперёд и взглянул на неё снизу. Снизу, если лежать под люстрой на полу, это был самый настоящий крест, который украшало всё то же чётное количество квадратных плафонов. Крест точно совпадал с фигурой лежащего внизу. Если так лечь, то на этом кресте будешь выглядеть как распятый. Причём у креста этого было две пересекающих его горизонтали. Можно лечь головой как на юг, так и на север.
Мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы грязно не выругаться, в то время как мой мозг начинал активно всё обрабатывать. Я попытался понять, что происходило все эти годы и... я знаю, что весь дизайн комнаты рисовал мой отец. И ремонт делал он. Так понимал ли он, что делает?!
- Телевизор работает только потому, что находится за потоком, - махнул рукой в сторону плафонов Никанор, - но наверняка глючит.
- Глючит, - подтвердил я.
- Как и приставка?
- Как и приставка, - поднявшись, клирик принялся ходить по комнате, а после переворачивать плафоны так, чтобы они стояли ромбом. Это не решало всей проблемы, но стало самую малость легче.
- Смотри, я пущу через плафон поток, погляди, что будет, - закрыв глаза, я смотрел, как поток, струящийся из пальцев клирика, вонзается в угол плафона, а после распадается на множество линий. Как дождь. Или как новогодний дождик, который вешают на ёлку. Только больше и меньше. И прерывистый.
- По-хорошему, - мрачно произнёс Никанор, садясь рядом со мной, - Продать эту квартиру и съехать. Не знаю, если тут такое, что творится в той квартире, которую он тебе должен был подарить.
- Не выйдет. Ремонт тоже не вариант. Слишком затратно. Но есть другой способ, - клирик выразительно покосился на меня.
- Да. Использовать это, - пояснил я чуть тише, а после огрёб подзатыльником, что означало скорее всего "Даже не думай об этом".
- Я и не собирался этого делать! - возмутился я, - Есть другие желающие умельцы, - говоря это, я конечно намекал на Дика. И снова огрёб подзатыльником.
- Да за что?!
- Не тебе, а ему, - в моей голове послышалось только скептичное хмыканье. Ему, а получаю я. Сплошная несправедливость.
Пол... пол - то ещё дело. Он тоже был оформлен. Более того - выложен в множество шестиконечных звёзд, служивших накопителям и концентратами, а также с усилителями, в роли которыз выступали круги, что образовывали края этих звёзд. Разглядывая пол, я смутно припоминал, что он не был таким куплен или заказан. Отец сам его таким придумал. И сам таким выложил.

В итоге сошлись на том, чтобы устроить здесь небольшой энергетический очистительный взрыв, после чего закрыли комнату на время и перебрались ко мне пережидать. Я размышлял.
- Я думаю... когда он всё это делал, понимал ли, что он делает? - нервно расхаживая по комнате, я практически тут же ответил на свой же вопрос, - Нет, не понимал. То, что заставляло его так делать - здесь этого больше нет. Оно ушло, но вещи остались. Мне просто... просто я сейчас смотрю по-новому на всё происходящее и пытаюсь понять, с чем же он тогда живёт? С кем... От этого сотрудничества он определённо не получает процентов.
- Конечно не получает, - хмыкнул клирик, вертя в руке нож.
- С каждым днём он делался всё хуже и хуже. Сейчас это не человек, а болезненная груда костей и кожи. На него страшно смотреть. Хотя раньше он был очень крупным мужчиной, - от осознания этого мне стало не по себе. Стало страшно. В какой-то степени даже жаль своего отца, несмотря на свою жгучую нелюбовь к нему. Я искренне ужасался.
- Можно вызвать это нечто сюда. Знаешь, когда стучат по машине и она начинает сигналить, хозяин обычно прибегает, - я раздумывал над словами клирика, но Дик довольно быстро мои размышления пресек. А Никанору сказал, что тот сможет что-то делать, только если пропишется в этой квартире и в той комнате. А пока полно с него.
Я понимаю ревностные чувства Дика и его недоверие к Нику. Это всё вполне справедливо, логично и объяснимо. А ещё знаю, что ему не нравится, когда в месте, где непосредственным балансирующим звеном является он, появляется другое балансирующее звено.

После локального взрыва в комнате стало очень свежо. Как будто там несколько дней усиленно проветривали и протирали каждый уголочек от пыли. Хотя на этом, конечно, ничего не закончено. Работы там хватает. А если всё сделать хорошо, то под себя можно неплохо заточить эту комнату и использоваться в своих шаманьих целях. Но пока мы имеем то, что имеем.
Правда во время взрыва Никанор додумался оставить свои часы в комнате. Я позлорадствовал немного и нисколь не удивился, когда он сообщил, что информация на них потёрлась теперь.

Наступила полночь. На этом не закончились все чудеса. Потому что случилось нечто не очень приятное.
Сестра должна была вернуться с дачи в город с подругой. Подруга была уже в городе, а сестра без разрешения уехала на другую дачу к мальчику. Словом, тут нельзя описать, насколько была расстроена мама. Толком успокоить у меня её не получилось. Да и ситуация такая, что не сделаешь ничего.
Мама причитала о том, что всё закончено, что нет ни в чём смысла, что жизнь беспросветна и полна страданий. Откровенно говоря, такое поведение меня очень злит. Я старался не кричать и не ругаться, но получалось не очень. В итоге Дик просто перехватил моё тело, чтобы я перестал яростно пинать кровать, и увёл обратно в комнату. Ещё какое-то время держал меня и отпустил к часу ночи.

Мы всё не спали. Сидели в зале, пили чай, тихо говорили. Сна у меня не было ни в одном глазу.
И хотя я потом ушёл к себе, в итоге не поспал никто. Мама, ясное дело, не спала. Никанор тоже. Всю ночь он занимался увлекательной энергетикой кухни. Изменения я почувствовал с утра сразу же, как вошёл туда. И несмотря на своё паршивое настроение, нашёл силы лишь бурчать - не более.
И я тоже не спал. Меня мучили беспокойные мысли, рассуждения, воспоминания, всё, что ни попадя. Встал раньше обычного на час. Выпил кофе, проводил клирика, послонялся по дому и, от нечего делать, неторопливо вышел на работу, где сейчас коротаю своё время в озлобленном, разбитом, сонном и в целом никакущем состоянии.

@темы: Шалай махалай, Тоска, Стая, Ненависть

Невесомость и чашка каркаде

главная