• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: шалай махалай (список заголовков)
11:35 

Сука шаман
22.05.2015 в 10:41
Пишет SteppeFox:

Прогноз погоды.
Сегодня третий день всплеска, который уже идет на спад. Завтра сойдет. Било, в основном, по нервной системе и эмоциям. Наблюдалось повышенное раздражение, истерики, срывы, ссоры. Неконтролируемая агрессия.
Опять лезет то,что было хорошо зарыто, вы этот раз то, что раздражает, но контролируется. Собственно, эти трое суток идет ослабление контроля и высокая чувствительность.
Завтра отпустит, сегодня уже можно начинать выдыхать.

URL записи

@темы: Тырень, Шалай махалай

09:56 

Сука шаман
Сшитость. Сши-и-итость! Просыпаясь по утрам, всё ещё не могу нормально не проснуться. Сваливаясь с кровати, мгновенно начинаю озираться и вопрошать в воздух: "Где я? Кто я? Это я? Если это я... то где ты? Ты здесь?". И только слыша со стороны - за плечом - тихое "я здесь" понимаю, что тут именно я. И что опять не получилось пройти стадию сна нормально.
Разочарование какое. Но я буду пытаться. Потому что это дёргает, нервирует, вырывает и рушит баланс, который мый так отчаянно пытаемся выстроить.
До этого думал, что если вернуть способность очень быстро переключаться, то будет проще. Ни фига. Каждое такое переключение жрёт маны в два раза больше, чем когда просто находишься в одном состоянии. Поэтому не вариант. Либо искать альтернативу, либо как прежде - плавно и бережно. Работать-то на работе всё равно надо, звонки, консультации, всё такое. А уходить с этой работы я не хочу.

@темы: Учёба/Работа, Шалай махалай

08:28 

Сука шаман
Демон! Демон! Я видел Демона!
Первую строчку надо было расценивать, как возглас восхищения, на самом деле.
Жадно всматриваться, тянуться к рожкам, слушать, вникать. С интересом. С лёгким отстранением. Хищно щерясь, щурясь, скаля зубы в добродушно-едкой улыбке.
Такой забавный. Такой интересный! Прямо тут, вот же он! Стоит у окна в моей комнате. Курит мои сигареты. Раздвигает собой пространство.
Так и бы... потискал.
И почему же меня всё время тянет в какую-нибудь поебень, хехе.

@темы: Красота да и только, Шалай махалай

11:50 

Сука шаман
Беспросветная ночь с жалким намёком на трезвость продолжилась ещё более сумасшедше.
Практически без каких-либо защит, не обращая толком ни на что внимания и делая всё на автомате, мы шли по улице, чтобы подышать воздухом и заключить договор на интернет. Мы шли в абсолютно другую сторону, но никто из нас этого не заметил. Пока меня вдруг не пронзило странной магнитной волной. Я даже не думал о том, куда мы идём и где находится офис интернет-компании. Просто я остановился и подумал... надо обратно. Это не было моей мыслью. Она просто пришла. Как будто мне положили её под корку мозга. И мы развернулись. И пошли дальше.
Уткнувшись в телефон, я шёл, ничего не замечая. Дик дремал, но плёлся рядом, вяло прикрыв глаза. Мы на ногах с семи утра уже прошедшего дня.
Голос.
- Э-э-эй! - я поднимаю голову, а передо мной стоит обрезанное чудо - Леви. Распростёр лапы, мол, что ты, куда ты, привет!
Ну а почему бы и не поздороваться? Хотя встречи с ним меня всегда напрягают. Сначала из-за недопонимания, возникшего на почве духовости, но это недопонимание - я надеюсь - было улажено. Потому что чувствовать себя идиотом не комфортно всё же. А ещё напрягает временами потому, что эти встречи - пусть даже самые случайные - не происходят просто так. Всегда к чему-то. Значит... что-то должно случиться! И это случилось...
- Не узнаешь? - Лэви показывает на стоящего рядом человека. Я смотрю. Не узнаю. В упор. Абсолютно. Ни в каком месте вообще. Даже дух не узнаю, никогда раньше не видел. И это тоже напрягает.
- Нет.
- Это Белл.

Белл?
Я задумываюсь. Всё равно ничего не идёт на ум. Рядом со мной Лис перекашивается и говорит, что надо идти дальше. Но я копаюсь в памяти, роюсь, перебираю, пока он раздражённо не пододвигает ко мне кусок воспоминаний. Его абсолютно собственных, где не было меня. Я смотрю в этот осколок, смотрю... и мысли мои становятся тяжелее.
Моментально происходит ментальный диалог.
"- Так... что будем делать?
- Ничего.
- То есть?
- Просто пойдём дальше. Кивни, что узнал. И полно."
- Понятно, - выдаю я вслух. Хотя на морде у меня, вестимо, написано, что ни черта вообще не понятно.
Лэви спрашивает куда я иду и предлагает сопроводить. Дик морщится, я успокаиваю его тем, что мы просто немного пройдёмся и всё. У Информсвязи они остаются, чтобы подождать меня, пока я буду внутри.
Девушка заполняет договор... я сижу на стуле, покачивая ногой. Жду.
"- ... тут есть чёрный ход?
- А? Ну что ты, перестань, я просто погуляю немного с ними и всё. Тебе там быть ну совершенно не нужно." - он фыркает, отворачивая голову. Я забираю договор и выхожу обратно. Приходится некоторое время подыгрывать, чтобы после выкроить момент остаться с Беллом наедине. И когда это наконец случается, я получаю возможность всё изложить. Я говорю ему о том. что абсолютно не знаю его. Только по рассказам. Что меня зовут Сон. Или Шакал. Но никак не Дик. Объясняю, что это вообще всё значит. Да и как вообще можно провести сходство между нами!
Белл признаёт, что в тот момент, когда мы столкнулись на улице, они с Лэви пытались наколдовать меня туда. То-то я развернулся. Рассказал о том, что в последнее время очень часто думал о Лисе. И видел, как он приходил к нему, чтобы сказать о том, что начинается. А после, что хотел бы восстановить общение...
Четыре года прошло. Четыре тяжких года.
Я вздыхаю. Мы с того времени все стали такие... не такие. За эти четыре года, которые протекли для нас всех вместе и при том по отдельности.
Четыре года...
Я снова закуриваю, чтобы унять нервы.
Белл был светом. Дик был тьмой. Белл был сознанием. А Дик подсознанием. Они понимали друг друга, заканчивали друг за друга предложения...! Один мог начать, другой завершить. Они говорили взглядами. Они были близнецами. Два абсолютно рыжих лиса с противоположными выражениями на лицах плечом к плечу. Они были как два брата. Эта связь ничем не объяснялась. Она просто была.
А потом случилось всё, то, что случилось.
Бэлл рассказал, что во всём, в чём его предостерегал Дик, он оказался прав. Лис был прав. Как обычно. И всё то, что он ему предзнаменовал - случилось. И это в какой-то степени грустно - я знаю, что это за чувство. Я много раз его испытал. И бьёт оно зачастую похлеще простых пощёчин.
Практика ультиматумов.
Они могли бы поговорить, но не сегодня. Для начала - у меня во рту привкус пива, и Книжник терпеть его не может. От пальцев пахнет сигаретами. И это тоже его злит и бесит. А потом он и без того устал и задолбался. Хотя мало было задолбанности, надо было случиться ещё одной очередной херне. На этот раз с Кошкой.
Просто я... я не понимаю. Как можно хотеть радовать человека, понимать его и вообще быть для него кем-то ценным, если ты не пытаешься по-настоящему этого человека понять. Это... - пускай на меня хоть тысячу раз обидятся, всё равно - это чистой воды эгоизм из разряда "никто меня не любит". Если тебе хочется быть важным в жизни какого-то человека, разве не будешь ты стремиться знать о нём больше, о его жизни, понимать его - как он думает, чувствует, дышит. Но никак не так. Это выглядит как натуральное наплевательство. Мне было бы обидно. Хотя, возможно, ему как раз и было обидно. Потому что после телефонного разговора меня трясло. А потом Лис, ворча себе под нос и рыча, два часа стоял и просто обдирал обои. Потому что это успокаивало. Немного.
А нам самим надоело. Мы сами устали. Нам, может, тоже хочется временами взять и всё бросить. Но всё и всех плевать. Но мы же так не делаем! Хотя давно пора.
И где оно, чёртово понимание.... да где-где. В пизде. Потому что куда ни глянь, а получает что так, что эдак. Вот мы сидим вдвоём и всё. Больше никому не надо. И больше никого у нас нет. И никто не способен по-настоящему нас понять. Без этого пиздеца.
Надо успокоиться, вот что... перевезти вещи, посидеть тихонько, провести интернет, закрыться в себе. Кому надо - те найдут дорогу. А остальные пусть тогда даже и не пытаются.

"Надо мной бездонная ночь изогнулась дугой.
Мы должны увидеться - в этой жизни или другой..."

Когда-нибудь мы сможем создать такие условия жизни, чтобы и мне и Дику было спокойно. Но это явно не сейчас...

@темы: Шалай махалай, Тоска, Стая, Одиночество, О высоком, Негодование, Любовь

09:11 

Сука шаман
21.04.2015 в 07:01
Пишет SteppeFox:

Еще немного о дополнительных смыслах и об опыте.
Однажды что-то подобное писал о правоте. Когда ее начинают добиваться любой ценой, обычно это значит, что она что-то "символизирует". Безопасность. Власть. Положение. Нужное вписать.
А ведь это касается чего угодно. Например, одним нравится, когда за них решают - это "символизирует" ограничение свободы, зависимость - и начинаешь избегать этого любой ценой, надо оно или нет - пофигу на ситуацию. Избегаешь даже не самого явления, а его "смысла", который с явлением ассоциируется. Да, мой случай - "ни одна сволочь не смеет", ага. Начинаю звереть помимо воли.
Или например, бывает так, когда наоборот, хочется чтобы решали за тебя. Тут смысл уже другой - безопасность, побег от ответственности и.. свобода. Свобода, свойственная детям. Несение за себя ответственности уже кажется не свободой, не независимостью, а грузом. Потому что многовато его было в свое время, не радует такая свобода. Другая нужна.
Одно явление - противоположные "смыслы". Те самые дополнительные "смыслы", которые навешаны опытом поверх явления. Причем, к самому явлению далеко не всегда относящиеся. Иногда даже ему противоречащие.
И тут выясняется, что опыт - не всегда хороший советчик. Он с одной стороны дает информацию о том, как стоит поступать в каких ситуациях,вроде заранее заготовленной "шпаргалки", а с другой- ставит на "рельсы", подгребая под одну гребенку все сходные ситуации. Сходные, но не одинаковые. "Надо делать так всегда" или "надо не делать так никогда". Эти "всегда" и "никогда" - нехилая такая ловушка, возникающая мимо мозга, и блокирующая... новый опыт. Который может стать разнообразнее, сделав мозг гибче, а психику - адаптивнее. Любые рельсы отключают чуйку, мозг думает, что вариант действий уже _есть_ и другого не надо, "свято место" не пустует. И потом сильно удивляется, когда он не срабатывает - удар пропущен (хотя в прошлый раз это сработало), возможность упущена (хотя в прошлый раз это была не возможность, а опасность) - избежать нежелательного / получить желаемое не удалось.
Что хочу сказать? Надо, пожалуй, больше импровизировать. И чуйку включать. Тогда будет меньше поводов считать внешний мир опасным местом.

URL записи

@темы: Шалай махалай, Тырень, О высоком

22:50 

Сказ о том, как я выпил кофе за сто рублей, забухал и всякое другое

Сука шаман
Просто перед тем, как лечь таки моей несчастной головой на подушку и уснуть, я всё же расскажу о том, что со мной в последние дни происходит. Пиздец, товарищи, лютый пиздец! Поправимый, конечно, как и всё в этой сумасшедше-бредовой жизни, но какой-никакой, а пиздец.

Давеча с Единорогом мы брали кофе в автомате. И кофе там был вкусный-вкусный. Но потом кофе-автомат сломался. И я каждый рабочий день исправно ходил проверять, не заработал ли он. Но нет. Я приходил, стоял перед ним, разговаривал, шёл на работу и снова возвращался к нему. И вот, спустя две недели, он заработал! Счастью моему не было предела. А вот зря... лучше бы был. Но если бы я ещё умел удивляться тому, что происходит с техникой рядом со мной, то, возможно, не осталось бы одно обычное негодование.
Я сунул ему сто рублей, он выдал мне кофе, а сдачу... сдачу.... в размере 80-ти рублей он выкинул мне не по десять, а по рублю! Но это ещё ничего... каждый рубль он воспринял со своей стороны как десятку! Поэтому в итоге я получил обратно 8 рублей. Кошке, стоявшей рядом, повезло ещё меньше. Ей кофе сделали невкусный и сдачу не отдали в принципе.

Как-то вот на эту тему чудесной моей энергетики и разницы энергетик моей и Дика был случай на работе. Люблю я сидеть в полумраке. И Книжник тоже. И сидели мы в офисе, работали, а настроение было не сказать, чтобы хорошее. Пришёл Царь и завёл свою обычную тираду - ой, что это у вас темно, ой что это воздуха нет, ой, эпилепсическая штука не горит и не мигает надо исправить!
И включил свет.
Лампочки загорелись. А та, что была над моей головой, померцала и потухла. Царь снова выключил свет и включил. Всё повторилось. Сопя от негодования, он воззрился на меня, надувшись, а я меланхолично пожал плечами. Мне и так хорошо.
- Что ты мне тут... лампочки ломаешь?!

В пятницу собирались идти на корпоратив. И я решил пойти. А перед этим заскочить домой. По пути туда думал о том, что у меня, собственно, ни единого повода напиться. Придя домой, получил его тут же в виде истерящей матери. Грёбаные материализующиеся мысли! Надо быть аккуратнее со всем этим.
Раз 50 грамм, два 50 грамм, три 50 грамм, так вот дело и пошло. В полночь мы ушли из ресторана и пошли пешочком до кино, где с пол второго до четырёх утра смотрели Форсаж. А в четыре утра распрощались. А я пошёл бродить по пустым улицам. К половине седьмого добрёл до дому. Мыслей много было в голове... в частности, конечно, невесёлых. Я опять себя терял, не понимал, кто я, зачем и на кой чёрт вообще всё это. Мне не хотелось абсолютно ничего делать. И в этот момент я просто прекрасно понял Кошку с её нежеланием ко всему вокруг. Потому что на меня накатило похожее состояние.
Но излюбленный мной и Диком (хотя по большей степени им) улицы проспекта, совершенно пустые от людей, тихое чириканье птиц в скверах, скромно и осторожно восходящее солнце, архитектура домой, прохлада и чистое небо... когда идёшь, смотришь вперёд - а впереди течёт улица далеко-далеко. И на целые мили этого "далеко" - никого...

Вернувшись, проспал до трёх дня. Потом вывалился из кровати и пошатался по дому с завтраком и всякими несобранными мелочами. А после взял и поехал на квартиру прибираться. Матери сказал, конечно, что гулять пошёл. Ведь именно из-за этого мы поругались, что я собирался работать в долбо-святые дни, в которые якобы нельзя работать. Ну что за... чушь. Ну как меня всё это... бесит. Причём она это восприняла так, что если я что-то буду делать, то кто-то обязательно умрёт, а я тем временем выкину неделю впустую просто. Уже за месяц заплатили вперёд, блин! А там работы достаточно много.
Отец, вроде как, собирается помочь. На самом деле, это будет здорово. Сам позвонил, спросил, что не хватает, пообещал привести гладильную доску, купить утюг, поставить плафоны и лампочки, смеситель установить и купить мне кровать. И в общем и целом со всем помочь. И это правда здорово! Потому что чем меньше я буду тратиться, тем лучше. И выйдет гораздо быстрее.

Лорд написал. И это здорово помогло прийти в себя. Особо информативно отвечать у меня не получалось, но мне было приятно его читать. Я почувствовал себя снова живым. Может, и не до конца, но по большей части. Лис поинтересовался, ощущаю ли я себя? Да. В момент разговора и некоторое время после - да. Вот конкретно сейчас - уже нет.
Вообще это моя очень острая проблема в последнее время - самоосознание. Я не могу ощутить себя живым и ощутить себя как личность. Других - да. Себя - нет. Как будто меня самого нет в принципе. Глупость, конечно, но ощущение как раз именно такое. Даже несмотря на всё, что я делаю.
Я надеюсь, что после переезда я выправлю свой жизненный ритм и всё наладится. Надеюсь...

@темы: Негодование, Стая, Тоска, Учёба/Работа, Шалай махалай, Я и техника

21:59 

Сука шаман
Я узнал, что у меня...
В общем.
Всегда так! Сидишь на работе - куча мыслей, которые хочется записать, запомнить, пересказать и много раз повторить. А как только я оказываюсь дома, то выясняется, что я слишком уставший для того, чтобы писать всё развернуто. И слишком хороши слова, чтобы так просто взять и подотчётно из законспектировать. Даже как-то обидно становится от этого...
Потому что происходит так много всего занимательного! Увлекательного, интересного и необычного!
Сегодня я прогулялся на четвереньках до дому. Вот как вышел с работы, так обернулся и пошёл. Сначала, правда, поехал верхом на волке, но после сам оброс и пошёл на своих. Было здорово на самом деле гулять, размахивая хвостом и перебирая маленькими лапками по льду.
Было здорово увидеться с Никанором и поговорить о моём новом и нереально классном, удивительном амулете с кучей функций, большинство их которых ещё предстоит разгадать. Этот амулет привлёк внимание Царя, что нас достаточно сблизило, потому что мы пошли на откровения о наших духах. Я много узнал из нескольких фраз. До большего, конечно, просто додумался, потому что не надо много говорить тем, кто понимает с полу слова.
Но, пожалуй, кое что в словах его сейчас более всего применимо. Это то, что о некоторых вещах не стоит писать. Только говорить. Иначе они уже не те. Поэтому не буду рассказывать текстом ни об амулете, ни о зверинстве, ни о других вещах. Они особенно прекрасны именно тогда, когда их проживаешь, а не записываешь. Просто моя мания поделиться везде, где только можно, тянет бросаться в письмена, что не совсем верно всё таки.
И как здорово всё таки жить. Особенно когда столько всего удивительного происходит. Столько всего, о чём можно рассказывать. Но это такие вещи, о которых надо действительно говорить вживую. Так что, наверное, и хорошо, что я устал и мне лень, да.

@темы: Красота да и только, Стая, Учёба/Работа, Шалай махалай

12:15 

Сука шаман


А у меня... а что у меня.
Вот, ищу работу на выходные. Потому что и деньги нужны так, что ни в сказке сказать, ни пером описать, да и находиться дома в дни, свободные от работы, не хочется. Повторяю это уже в который раз. И, возможно, моё состояние душевного омерзения приведёт к большим рабочим успехам. Ведь именно после затяжной депрессии меня повысили до заместителя. Мне было так грустно, так мерзко, так плохо, что я работал в темпе, отметающем все сомнения в необходимости такого штатного переворота.





Мои внутренние проблемы... вчера я немного их прояснил для себя благодаря Кошке. Я высказался ей по пути в Дублин, она выслушала и привела свою точку зрения. И она мне помогла. Мне действительно стало проще взглянуть на всё это со стороны и выцепить факторы, влияющие на всю эту белиберду.
Я боюсь. Я боюсь в один день проснуться и узнать, что всё, что я делаю, все мои навыки, моё мировосприятие, моё мировоззрение, всё это - ложь. Проснуться в один день и не обнаружить их. Не обнаружить Дика - это вообще особенный отдельный страх. Их нет, а воспоминания остались.
Я раньше никогда не заботился необходимостью доказывать, хотя и мог это сделать. Теперь я доказываю себе, что мои страхи - чушь, аргументирую, но это не помогает справиться с эмоциями. Мне всё равно плохо. Мне всё равно страшно. Я всё равно нервный. Грустный.
Почему вообще возникают такие сомнения? Всё пошло от отца. От отца, которого я любил пятнадцать лет чисто и искренне. От отца, который был для меня самым лучшим человеком на земле, самым близким другом. Самым-самым. Я никому не доверял так, как ему. А потом всё сломалось. Всё оказалось самой большой и длинной ложью. Всё, что происходило между нами, было враньём, работой на публику, работой на выгоду...
После такого перестают верить людям? Или нет? Но я верю...





С интересом замечаю, как моя линия жизни сокращается, линия ума удлиняется, а сами они сближаются, ознаменовав мою неуверенность в себе.
Я неуверенный. Уже почти все вокруг начали замечать, что я часто переспрашиваю в ответ на любые утверждения: "Правда?"
Ты хорошо рисуешь.
Мне понравился спектакль.
Это хорошая песня.
Ты мой близкий друг.
Я думаю, что ты прав.
Правда?
Правда?
Правда-правда-правда?
И большинство злится. А я ничего не могу с собой поделать. Не потому, что я не верю людям и их словам, нет! Я себе не верю. В себя не верю. И это, на самом деле, гораздо хуже, чем не верить людям.




Успеть допить белхеван до того, как придётся сбежать. Да, я просто нагло сбежал, когда мы сидели в Дублине с Кошкой и Никанором. Нахрена просто ехаться по моим больным местам, если это средство снятия масок? Каких... каких, к едрени фени, масок? Или так здорово наблюдать, как твой друг или человек, который считает тебя по крайней мере другом, внутренне переживает и страдает? Я и без того схожу с ума от происходящего дома. Я рано ухожу, поздно возвращаюсь, я неистово работаю, много курю и совсем не плачу, хотя иногда так хочется... так хочется расплакаться!
Я сбегаю в себя, сажусь вглубь, забиваюсь в угол, поджимаю хвост и невнятно ворчу, дыбя шерсть. Дик остаётся снаружи и отстранённо слушает разговор. Они с Никанором не друзья. Они, на самом деле, очень интересно общаются. И мне крайне любопытно за этим наблюдать. Поэтому я, искушённый, всё же подглядываю.
Я даже не знаю, какие слова можно подобрать, чтобы описать их общение. Дик смеётся, когда Кошка предлагает Никанору его радовать. Кошка знает, как это делать - радовать Дика. Они очень похожи, они понимают друг друга чуть больше, чем это могут делать остальные. Лису достаточно спокойно рядом с ней, пока это общение действительно спокойно и не перегружено излишними личностными переживаниями. И я радуюсь, искренне радуюсь, когда такое действительно удаётся. Потому что я знаю Лиса... знаю, каким он может быть - чутким, раним, заботливым, тёплым. Его тепло - оно действительно очень многого стоит. Я знаю, на что он готов ради того, кого любит. Я знаю и, вспоминая об этом, о его умении отдать за человека жизнь, чувствую, как мне хочется расплакаться от переполняющего сочувствия, печали, тоски и скорби, застывшей в его глазах. И при всё при этом я знаю насколько он ненавязчив. Эта скромность. эта деликатность, это терпение и спокойствие, понимание и тихая забота, молчаливое переживание... хотя бы то, что теплится по отношению к Альту. Мне больно на это смотреть. Мне грустно.
Я злюсь и сижу в углу, подслушиваю, тихо хихикаю, когда Книжник умудряется парой предложений разложить по местам целую дискуссию. Никогда не понимал, как это у него получается. Он сам и не знает. Это просто есть. Пожалуй, так воспринимать правильнее всего.
Я посмеиваюсь и замолкаю. Мне на самом деле приятно, что за меня заступились, но выходить я больше не намерен. Не потому, что такая прям обида, нет. Просто не хочется.
Лис замечает меня, я вижу, как он поворачивает ко мне голову и спрашивает, выйду ли я.
- Нет, - бурчу я, и он больше не переспрашивает.
Звонок от матери. Я опять нервничаю.
- Тебе нужно перестать так это воспринимать. Вся эта твоя нервозность от восприятия и не более того. А в твоих переживаниях подобного рода нет ни капли смысла.
- Хочешь сказать, что мне нужно оставаться непринуждённым и плевать на реакции?
- Да, - я задумался, - Или какой смысл ты видишь в этих переживаниях?
- Да никакого... в общем-то. Они просто проходят, потом снова появляются... и всё. Ничего не меняется, - неохотно выстраиваю я умозаключение.
- Вот именно. Ты только себя нервируешь, - я вздыхаю. Прав. Как всегда прав.
- Но я не хочу с ней говорить, - капризничаю я и хнычу, слушая своё эхо, раздающееся внутри тела, в самой его глубине.
- Придётся. Не мне же это делать. Тогда мы с твоей матерью обязательно поругаемся и лучше ситуация не станет.
- Мда, тут даже слов не надо. Одного твоего выражения лица хватит, - я улыбаюсь. Он тепло улыбается в ответ, прикрыв веки. И становится чуть спокойнее. И немного... самую малость увереннее.

@темы: Любовь, Одиночество, Стая, Тоска, Учёба/Работа, Шалай махалай

12:48 

Сука шаман
Опять снег. Опять всё белое. Уже изрядно поднадоело. Ещё и снежинки какие-то совершенно неправильные были вчера. Как иголки сыпались. Ни одной нормальной снежинки не нашёл, сплошная солома.
Зима жутко затянувшаяся. Такое ощущение, что прошло пол года, а на деле лишь два месяца зимы. Время застыло, а теперь начало потихоньку оттаивать, тянуться лениво и сонно. И я следом за ним. Совсем потерялся во временных реалиях с перескоками от одних пространственных отрезков к другим.
Хмуро вспоминаю, что не пользовался амулетом для ускорения времени потому что боялся, что моя поездка из-за неконтролируемого потока моей энергии таким темпом пролетит со скоростью камня, рухнувшего с гор. Вот и затянулось всё совсем. Логично, нечего сказать! После того, как я ускорял им время, должен был настать момент, когда оно во имя баланса и равновесия начнёт тянуться.

Спускаюсь по ступенькам и царапаю пальцем осколки, торчащие из выбитого окна. Город, подъезд, грязь, мусор, шифрование. Я шифруюсь, защищаясь от потоков нежелательного. Прикидываюсь свои. И агрессивная часть города наивно верит, принимает в себя. А я внутренне щерюсь, дыблю шерсть и жду не дождусь момента, когда можно будет прижаться к львиному боку, только выползший из под бока драконьего. Я стайный зверь, даже если только снаружи, а внутри одиночка. Всё равно жгучая необходимость иметь рядом людей точит. Мой верный и тихий Лис много спит и молчит. Очень много. Кошачьи оказываются слишком малы и слабы, чтобы принять мою животную энергетику. Домашние кошечки, изящные и тонкие, ретивые копытные и нежные пернатые. Всё не то, не то! Зубастому мне нужен зверь больше и опаснее, чтобы сконтачиться сейчас. Остальным я просто кости перегрызу и сам того не замечу.

На работе хорошо. Правда работа у меня со второго февраля, но на днях я забежал на несколько часиков. Встретили меня очень весело и приятно. И в целом атмосфера прекрасна. Весело, общительно, шумно, чай, кофе, тортики, сигареты. Просто дружно и увлекательно. Со второго должны меня повысить. Прибавка не то, чтобы прибавка, но всяко неплохо. Потому что работа мне нравится, опыт нарабатываю, занятость не напряжная и в целом выходит очень чудесно.
Если не вспомнить о том, что на мне два кредита. Кредит на обучение и кредит на лечение. За предыдущие два дня я вылечил три сложных зуба. И потратился почти на 25 тысяч рублей.
Отец обещает заплатить алименты, а пока мама не нашла работу, достаточно тяжело в этом плане. Но Шакал, как обычно, вооружившись ручкой и блокнотиком составляет финансовые таблицы, расписывает бюджет и вообще. Ищет пути и выходы.
Вот кто бы знал, что ты, образование моё финансиста, будешь мне так нужно в таких невесёлых делах. Это ещё один повод недолюбливать тебя, уж извини.

@темы: Шалай махалай, Учёба/Работа, Красота да и только, Стая

19:00 

Сука шаман
Иногда меня накрывает куча сомнений... о том, что я делаю и как. Я пытаюсь переубедить себя и привожу тысячи аргументов. Мол, посмотри, Шакал, сколько людей тебя поддерживают! Сколько всего у тебя получается! Ведь не может всё это быть только игрой воображения! Не бывает столько совпадений, да! Да, в принципе. Наверное да. С этой неуверенностью в себе надо что-то делать. Возможно, я просто не привык к тому, что память прошлых кругов такими резкими и большими наплывами возвращается, погружая под себя. Как бы и не было ничего особенного раньше, а тут как началось! Как принялось с головой накрывать!
Наверное, так оно и есть. Наверное, просто с непривычки. Хмпф.

И почему, спрашивается, когда я уезжаю (каждый долбаный раз), в поезде играет какая-нибудь печальная музыка. И вроде думаешь - реветь не буду. Но нет! Я ещё тот тормоз между прочим. Всё время до отъезда - как ни в чём ни бывало. Стоит уткнуться взглядом в стекло и прижаться лбом, как охота реветь. И ещё около часу в пути через шмыгающий нос и попытки остановить слезопоток.
Сентиментальности, а-а-а! Чёртовы сентиментальности, Шакал! Хотел же без них обойтись! Да вот чёрта с два вышло.
Голова - прокуренный вагон. В ушах стук колёс. В висках вино из драконьей крови. В лохматой шерсти запах леса и табака. На губах привкус чужих губ. В груди всхлип.
Сентиментальности... сентиментальности, Шакал.
Выудил из рюкзака блокнот, выпросил у соседки ручку и неторопливо строчу, подперев гудящую голову свободной рукой, да поглядывая время от времени в окно на убегающий пейзаж и спешно семенящую дорогу. А там серость, сырость, грязь, слякоть, нет ни солнца, ни огня, ни спичек, ни зажигалки. Тоска... нет-нет, замолчи, Есенин во мне! Этого ещё не хватало моей размокшей морде.
Подвести итоги... обозначить произошедшее и грядущее. Для чего? Да вот вработал я себе привычку ещё с пятого класса - вести дневник. Мысли укладываются. А потом их бывает очень полезно перечитывать.
Скоро мне понадобится записывать все свои дела, чтобы не перегружать себя мыслями. Их в последнее время слишком много. До каких-то глупых истерик и провалов сознания.
Ушатало Шакала.
Ладно... с духами я более менее разобрался и немного разгрузился. Правда не скажу, что мне стало легче. Слишком велик общий напор. На его фоне отгруженное - просто жалкий кусок мыслей.
Но ладно... снова ладно.
Дух. Как грустно мне на него смотреть и видеть то, что я вижу. Да, нет в этом ни моей вины, ни влияния. Но это не помогает перестать переживать и испытывать печаль, сожаление и переживание. Ничего не могу с собой поделать!
Но я хотя бы... выложил то, что скопилось в процессе анализа и наблюдения.
Стив... - о, этот привкус де жа вю! О, эти закольцованные круги, в которые тут и там распахиваются окошки. О, этот ворох растревоженных воспоминаний прошлых жизней! Кисло-сладкий привкус, плавно переходящий в лёгкую горечь. Это чувство узнавания. Опять оно... когда знаешь наперёд, что скажет человек и как, хотя непосредственно тут видишь его впервые. Привычность. Что, в общем-то, не означает симпатию. Настороженность, пристальность, недоверие.
"Я слежу за тобой" (с)
И едкая, но тихая, зажатая и кусучая... ревность.
Крис говорит, что Стив сам будто бы не рад тому, что натворил. Хотелось бы верить. Но и этого было бы катастрофично мало для снятия цепей. Мало...
Я помню ещё, когда усиленно медитировал и пытался найти на этом круге виновного. Тогда я был ещё более зол, чем есть сейчас. Варвар наблюдал за мной и говорил, что, может быть, если я найду этого человека тут, то он и сам захочет исправить то, что сделал. А я пищал, верещал и дыбил шерсть.
- Что-о-о-о-о-о?! Да я быстрее ему глаза выдавлю! - а Варвар только добродушно улыбался.
Войдя в стайный дом, я заранее настроил шаманий взгляд , навострил уши и принялся вглядываться. Уже на тот момент я подозревал конкретно Ворона. Мне надо было только взглянуть на его дух и сравнить с тем, чей облик я получил во время работы по поиску. Ещё не зная, что к его телу привязан ещё один дух (действительно, пожалуй, привязан, иначе надо нереально круто уметь разделять энергетику, во что я мало верю. В отличие от Духа, у которого совсем иная ситуация).
Но когда навстречу вышел Крис, первое, что я подумал: "Кто это?"
Совершенно другой человек, мне неизвестный. "Неужели я ошибся?" Но стоило появиться Стиву, как все мои радары, настроенные на поиск конкретной души, точно сорвались с цепи: заверещали, зашкаливая, заметались, сигналя тревогу. Меня аж перекосило всего. И более не осталось ни капли сомнений. Всё встало на свои места. А я нашёл тебя, разбойник. Детали мазайки встали по ячейкам. И теперь всё объяснялось. Мне стало понятно, почему Стив оказался привязан. Почему они познакомились и подружились с Духом. Почему Крис оказался тут же. Почему откололся кусочек Дракона - не знаю. Но это и не важно на самом деле. Откололся или нет - они бы всё равно встретились. Даже если бы не хотели.
Из-за цепи.
Некоторая ясность внесена. Теперь можно более оформлено взяться за дело.
Наверное... пока я очень устал. Но отдыха мне не видать. После ссоры с матерью и сессионных проблем я совсем упаднический какой-то.
Я пропустил три экзамена. И, как оказалось, у меня в октябре должна была быть начитка, но из-за того, что деканат перекидывал меня из группы в группу, они об этом забыли - не предупредили меня. И мне предстоит за неделю сдать целых пять экзаменов. Это значит - кофе и бессонные ночи. Сплошное веселье, ничего не скажешь. До этого я страшно поругался с матерью, просто ужасно. А сейчас она порывается идти к ректору, чтобы узнать, какого хрена они такое допустили. Я же деньги заплатил. И пол года ходил к ним узнавать, что да как и когда. А они меня всё на январь посылали. Но для начала я всё же попробую сдать. Несправедливо, конечно, грустно и обидно. Но заканчивать на этой ноте не хочется. Лучше на позитивной.
Я рад, что смог приехать. Я очень рад был увидеться с Лордом. Стая ко мне отнеслась очень хорошо. Я был счастлив познакомиться с Крисом, Фениксом и Бродягой. И очень надеюсь, что на этом наши отношения не закончатся. Вы, ребята, просто чудесные!
Теперь я и не знаю, когда смогу приехать, но буду очень стараться.
Пелена иного времени и измерения рассеивается. Впереди долгая работа, усиленная и трудная. Но мы обязательно ещё встретимся.
Слово шамана.

@темы: Шалай махалай, Учёба/Работа, Стая, О высоком, Ненависть, Любовь, Красота да и только

23:53 

Сука шаман
Ещё немного музыки, тепла, сигарет, кофе, пледиков и подушек, завываний себе под нос хороших песен, свечей и обжигающего жара пламени, ещё немного едва уловимых прикосновений и улыбок, леса и спокойного сна. И будет идеально.




Вчера я почти умер. Вывалившись в магазин и осев на сидение троллейбуса, упёрся лбом в оконное стекло. Через отражающие поверхности разговаривать всяко проще. И я, почти отчаявшийся, растерянный, напуганный и едва не дошедший до истерики, обратился за помощью к Дику.
Ловлю взгляд его единственного глаза в стекле и спрашиваю. Он отвечает.




В один определённый момент я готов был исчезнуть, рассыпаться, раствориться, провалиться сквозь землю, сорваться с места и броситься за билетом - уехать - настолько сильно испугался. И столь же неожиданным в следствии этого стало крепкое объятие. И слова, которые давно хотелось услышать. Нет, не так. Тогда я ждал от них другого, совсем другого. Натягивал нить, пока та не порвалась. Долго разглдывал её, лежащую рядом. Она была грязно-красной, обычной такой непрочной нитью. Как та, которыми пришивают пуговицы. Ничего стоящего, словом. А сейчас я увидел, как образовалась новая. Совершенно иная - прочная и искрящаяся светом. Другая. Но много лучшая. Теперь-то меня не мучают те глупости, что забивали голову раньше. И хорошо, что я смог от них избавиться. Я этому очень рад.




Опустошение - от такого рода опустошений кровь отливает, кожа бледнеет, в глазах темнеет. Я вижу не просто хуже, чем обычно, а хуже, чем обычный человек. Чёрный туман...
Но отыскать в нём Дика не составляет труда. Он переступает через мглу, выдвигаясь ко мне со стороны зеркала. С трудом поворачиваю голову влево и спрашиваю одними губами.
- Ну почему ты не сказал мне об этом...?
- Ты спросил, когда уже был в автобусе.
- А... ну... да. Верно, - отворачиваюсь. Подумав, поворачиваюсь снова.
- Что мне лучше сделать?
- Поспать.
- Да... вероятно, так будет лучше. Спасибо, - он коротко кивает и ещё некоторое время наблюдает за мной. Пока я здесь, он удивительно далеко. Не помню, когда в последний раз он бывал настолько далеко. Настолько не здесь. Или настолько спящий. Хотя как сказать спящий... если ему понадобится отреагировать - он сделает это. Выйдет как ни в чём ни бывало, давая понять, что он всегда тут. Но настолько призрачно, что я его даже не чувствую. Его какое-то особое умение.




Понял, что не хочу нарочито разбираться в чужих духах - в тех, в существовании которых не уверен. Если я вдруг дойду до ответа или он придёт ко мне в лапы сам - чудесно. Но нарочно - нет. Это начинает в некотором роде подбешивать. И просто слишком много для меня - каким бы способным там я не хотел сам себе казаться. Хотя не скрою, что сам время от времени, не замечая того, начинаю сопоставлять факты, известные мне, выстраивать определённые предположения, вырисовывая определённую картину. Шакалья дотошность и любопытство, охо-хо.
Совсем не обязательно, между прочим, со-о-о-овсем не обязательно второй душе быть действительно второй. Второй - значит отдельной, цельной, обособленной, о нет! Это может быть вся та же душа, просто расслоившаяся, разделившаяся, треснувшая. Одна и та же, но её части. Пожалуй, именно на этом варианте я пока опираюсь по отношению к Духу на протяжении наблюдений, анализа и известного мне. В эту шкатулку я сложил и то, что увидел, и как это получилось, и что я ощутил, и кусочки прошлого, и сопоставления... и многое другое. Ах, да. Сударь, Вы же, кажется несколько спалились, протянув лапу в попытке снять с меня сыпавшийся углём венец из чужих снов! Да, именно так я это назову - спалиться. Не то, чтобы это могло быть сделано намерено, но если мы играем в прятки и догонялки попыток разгадать, где чья душа, отдельная она или одна целая, то именно так я это назову. Я не глуп, господа. Я могу отличить разного рода лапы, ковыряющие во мне и уж тем более пытающиеся что-то содрать. Я очень чутко тогда навострил уши на свои ощущения. И если бы не это, то я, пожалуй, покуда и не предпочёл бы делать каких-либо остановок на мнениях. А первое впечатление совсем подкрепило. Прилепило заметкой на стене, вбило гвоздём. Выдрать-то могу, но попробуйте убедить, что в этом есть необходимость.




Войдя в лес, прохожу чуть вглубь и первым делом здороваюсь. Громко, прорывая пелену холода своим огненным дыханием. Лес приветливо отзывается и сразу задаёт мне направление, бросив шишку под лапы. Я хватаю её, нюхаю, изучаю, провожу языком, покусываю и скачу со всех лап туда, куда зовёт лес. Громко смеюсь, рычу и тявкаю, спотыкаюсь о снег к следующей шишке, напрыгиваю сверху и жадно втягиваю носом её аромат. Останавливаюсь у некоторых деревьев, чтобы обнять их лапами, послушать, как они говорят, поцеловать во влажную от тающего снега кору и идти дальше. Трясу ушами. Лес приводит меня к красивой ветке, увешанной шишками, лежащей у меня на пути. Она умопомрачительно очаровательно. Подняв её, обнимаю передними лапами и иду дальше. Трясясь от ходьбы, она издаёт мерные и успокаивающие звуки, которые ведут меня дальше. Половину пути обратно я радостно тащу ветку в зубах, качая головой влево и вправо, размахивая хвостом.
К сожалению, холодно. И остаться дольше я не могу физически. Хотя возвращаться на тот момент ужасно не хотелось.
Выпускаю ветку из пасти и снова обнимаю её лапами, прижав к шерсти на груди.
- Я так хочу тебя забрать, - вздыхаю, но понимаю, что не могу. Это, конечно, подарок леса, но этот подарок он мне вручил только на время нахождения здесь. Надо было взять что-то взамен. Тогда он, может быть, разрешил бы мне. Но я понимаю, что не могу так поступить - уйти и нагло унести её с собой.
- Наверное, пора идти, - верчу головой и отыскиваю идущего рядом Лиса. Я не заметил, ступал ли он за мной всё это время в своём рыжем зверином обличии, радуясь лесу, но сейчас он снова человек. Снова косит на меня одним глазом. А на месте правого под чёлкой зияет мрак.
- Стоило бы вернуться, - соглашается он. И я шагаю обратно. Дорога совершенно неузнаваемая. Тут я не ходил. Понимая, что мой топографический кретинизм опять в деле, кручусь ещё немного на месте, прежде чем сдаться.
- Куда идти? - обречённо вопрошаю. И Дик указывает мне в сторону. Там я выхожу из леса. Лис снова показывает мне направление и я ещё некоторое время иду по периметру вместе с полюбившейся веткой. Пришлось оставить её там, где она сама попросила. Может, я смогу за ней вернуться. И принести что-нибудь взамен. Прощаюсь с лесом, сердечно благодарю и обещаю вернуться. И очень постараться навестить его летом.




Трясу лапой и упёрто визуализирую сбоку от себя троллейбус. Рисую на нём взглядом номер "52". Силуэт заворачивает за поворот, подъезжает и останавливается.Для верности повторяю ещё раз. И ещё. И ещё. Сбоку от меня по дороге уже десятый раз подъезжает необходимый транспорт. Осекаюсь, поняв, что не знаю, откуда поворачивает троллейбус, но понимаю, что спрашивать уже поздно. Развернувшись спиной к дороге, начинаю работать лапой, тяну на себя закрепившийся силуэт, точно машинку на верёвочке, дёргаю следом, настойчиво и несколько раз.
Спустя минуту нужный транспорт заворачивает оттуда, откуда я его и звал. Ошалело гляжу на номер "52". На что-то я ещё способен, как оказывается.

@темы: Драконоведение, Любовь, О высоком, Стая, Шалай махалай

20:52 

Сука шаман
Не бывает на свете тропы без конца,
И следы, чтоб на веки ушли в темноту.
И еще не бывает, чтоб я стервеца
Не настиг на тропе и не взял на лету.


Злоба. Пристальный взгляд цепляется за подрагивающих от слов и эмоций духов. Я уничтожаю десятую сигарету. Или пятнадцатую. Я откровенно потерял счёт. Шакал, Шакал... мучиться головной болью от второй в обычной ситуации. В подобной принять за истребление второй пачки с мордой крайне невозмутимой.
Я говорю о том, что в огонь не идут с клинком в лапе, а запахиваются в огнеупорный плащ. Но меня не слушают. И возвращаются с опалёнными перьями. Там клочок - тут клочок. Смольный и тлеющие перья сыпятся на пол, на диван, на пледы... подобно пеплу. Стряхиваю пару с колен и снова затягиваюсь.

- Хотя бы ты тут по-настоящему понимаешь драконов. - произносит Бродяга. Я горько усмехаюсь. Мне охота нервно рассмеяться.
- Честно говоря, - хрипло начинаю я, - Иногда я очень жалею, что понимаю и знаю наперёд что будет сказано и сделано. Это понимание не даёт мне толково спать. Тяжёлые мысли обуревают. Вот сижу, понимаю... и так грустно становится от этого понимания, что лучше бы я не знал всего этого. Крепче бы спалось.
Почему не изучал крыс или котят... Шакал, Шакал... всё тебе какие-то драконы, виверны, грифоны, гарпии, высокие материи, чёрт побери. Мирно тебе не сидится.

Знать. Знать не так легко, как может казаться. Знающему, говорите, всё проще? От одних только этих знаний удавиться хочется.
- Слепая ночь легла у ног... и не пускает за порог. Брожу по дому как во сне. Но мне покоя нет нигде. Тупая боль пробьёт висок. И пальцы лягут на курок. А в зеркалах качнётся призрак. Призрак любви...
Выть. Выть, вскинув морду к луне. Но нет.

Стискиваю пасть, сжимаю зубы, не выпускаю оскала. Пока с одной стороны дышит подгоревшими перьями воронова цепная мерзость, под другим боком образуется огненный птичек, подставляет голову. Вытягиваю лапу, перебирая коготками короткие перья на голове. Успокаивает до поры до времени.

Оглядываюсь и разгребаю вокруг ямку земли. Устраиваю хвост. Сижу. Не выдерживаю в конце концов. Подтягиваю к себе конечности, вяло прижимаю к лопатке крыло, к другой руку, сажусь спиной в сторону будущей норы и выпускаю зверя. Шакал высовывается наружу и начинает копать. Копать-копать-копать, а я постепенно сползаю в яму. Когда оказываюсь достаточно глубоко, рою справа небольшую дырочку, через которую можно слышать и наблюдать. В эту дырочку просовывается разве что голова птенчика Феникса. Пристально смотрит в окошко. а я уже закопал вход. Греюсь. Блохи начинают шалить и лезут за ухо. Приходится чесаться. Уставший тотемный шакал иногда клюёт носом в землю, вываливаясь то из-за спины, то из груди. Приходится оттаскивать за шиворот обратно.
- Не падай. Не вываливайся... - тихо прошу и веду ухом. Снаружи опять слышно рычание. Нервно скалюсь и усаживаюсь в норе. Да. позже опять выкапываться, но да ладно. Хоть чуть-чуть согреться.
Открываю глаза и смотрю вокруг сквозь завесу земли и древесных корней. Так спокойнее и безопаснее. И всё кажется значительно менее удручающим.
Надо чуть-чуть посидеть...

Прохожу к зеркалу. Думаю, приглаживаю чёлку и пристально смотрю. Постепенно по ту сторону показывается Дик и легко улыбается - одними уголками губ.
- Соскучился? - я пожимаю плечами. Он знает, что да, но не то, чтобы не хочет мешать. Нет. это другое. Просто простор для практики и совершенства. И он верит, что я справлюсь. И его вера придаёт мне самому толику... уверенности в собственных силах.
- Иди, - шепчет он и наклоняется к стеклу. Я вздыхаю и провожаю его взглядом.

Скоро выработается иммунитет. Чёртов иммунитет к клыкам, когтям и пламени.

@темы: Тоска, Стая, Одиночество, О высоком, Ненависть, Любовь, Драконоведение, Шалай махалай

13:57 

Сука шаман
Одиноко? Да. По-прежнему одиноко. И почему-то чем больше людей, тем более одиноко себя ощущаешь. Наедине с кем-то нет такого чувства.
Дик зачастую спит. По-настоящему спит, потому что не выносит шума. Подобного шума. И людей. Подобных людей. Хотя что это... в принципе людей не выносит. По-настоящему, насколько это возможно. Вот уж кому точно - плюс один человек и уже тягостно.
Я не считаю себя нестайным зверем. Зверь я вполне себе стайный. Шкурой по крайней мере. А душой по-прежнему одинок, что, в принципе, ни разу не должно быть удивительно. Да я как-то не удивляюсь. Скорее... констатирую. Да. Точно.
Странное ощущение. которое я первее всего успеваю прочувствовать. А чтобы его анализировать, нужно время и уединение. Хотя бы духовное. Хотя я, кажется, духовно сейчас итак абсолютно ото всех обособлен. Предельно.

Крис не бесит. Он как-то неловко смотрит в сторону и заявляет, что он не при чём. И совсем не хочется злиться. Я прошу его рассказать ещё об этом - о том, как он это чувствует и воспринимает. Он рассказывает, а я, жадно вперившись взглядом, пытаюсь что-то разглядеть. Смотрю пристально-пристально, но этого мало. Тем более так сходу. И я беру себе на заметку наблюдать за этим. За ним и за Духом. Потому что с двумя остальными итак всё ясно - их нет и делов тут. Даже обсуждать нечего.

Ясно. Понятно. - Отзываюсь я и оставляю себе пищу для размышлений и наблюдений. На завтрак-обед-ужин должно хватить. А так как я практически не завтракаю... то большая часть приходится всё же на ужин.
"На короткой ноге" - на этой фразе приходится сделать усилие. чтобы не оскалиться и не зарычать. Отчего-то это ужасно бесит. Но не по той причине, по которой бесило раньше. Нет, теперь она другая. Несколько более... правильная. Если так можно говорить теперь, когда я порвал нить. Да, вероятно, теперь так точно правильнее говорить. Что не значит, что нить не надо восстанавливать. Если она не восстановится сама. А если не восстановится. то это повод задуматься грустными и угрюмыми думами.

Я вообще паинька. Много сдерживаюсь. Но не целиком и полностью. А лишь в определённо плане - в желаниях убивать, калечить людей и творить мерзости. Я ведь ни черта не лапушка, не очаровашка, не ручной зверёк. Я, по большей степени, не люблю окружающих. Особенно малознакомых. Я подозрителен, зловреден и смертельно упёрт, категорично предан собственным принципам, плевав на всё остальное. Вам так не кажется? Тогда просто повезло, что я нахожу повод и причину держать это в себе. Но на самом деле, лучше не держать, а выплёскивать - для меня лучше. Вся эта буря обычно просто выскакивает наружу бешеным ураганом. А не крутится внутри. И это угнетает... как она кипит внутри и не может вырваться. Это и есть причина некоторого... угнетения.

Чёрная птица возвращается с балкона и нервно курит, душит окурок в пепельнице. Я, забившись в угол дивана, потягиваю глинтвейн. И не сразу замечаю что-то неладное. Кто-то остался на балконе - думается мне. Докуривать.
Делаю глоток, поворачиваю голову и понимаю, что... все итак в комнате.
Чтобы убедиться. что меня не переклинило, пересчитываю находящихся в комнате. Все здесь...
А кто тогда, спрашивается. остался на балконе? Или что?
Отставив чашку, поднимаюсь, полный решимости, перелезаю через пледы, подушки и одеяла, шагаю на балкон. Дверь закрыта, поддувает. Щурюсь, вглядываясь.
- Ну и что ты там такое...? - растираю ладони, протягиваю их к щелям и снова всматриваюсь, настраивая глаза на определённые слои. Сгусток, который проглядывается там, не отзывается. Скорее всего, радар. реагирующий на сильные энергетические потоки, чуть-чуть меня обманул. Самую малость. И это просто мысль. Тяжёлая, впрочем.
Ворон возвращается на балкон. Хмыкнув, я вынужден отлипнуть от стекла, так и не решив зайти, чтобы не мутить чужую мысль.
- Ты забыл кое что на балконе, - сообщаю я, прежде чем мрачно удалиться. Мысль возвращается к своему хозяину. И становится чуть спокойнее. потому что внутренний энергетический радар больше не реагирует ни на какие неполадки и несостыковки. Не нравится ему, когда что-то отслаивается подобным образом.

Ловушки лежат в стороне по порядку. Надо ими обязательно заняться. А ещё изобрести ловушку для ветра. Потому что от того, как комнату кренит на бок, хорошо быть не может. Как и от загрязнённых ловушек для снов. Я под ними не вышел в сон вообще. А проснулся с таким чувством, будто на голове у меня лежит утюг. Непорядок.

В морду бьёт метель. А я от неспособности и нежелания, в общем-то, говорить вслух, бужу Дика. Зову его и отвлекаюсь бестолковым разговором. Он вяло. но всё же отзывается. Выходит на мгновение с утра, сонно моргает и уходит обратно. Пускай лучше, наверное, действительно спит. И ему нужно хоть иногда спать по-настоящему.

Я, в принципе, ничего особо нового не узнал. Всё, что было, я знал уже без этого. Лишний раз себе напомнил. Но всяко опыт - не бывает лишним.
К морде прилипла деревянная маска с листиками и пёрышками. Маска шамана, разукрашенная различными цветами. Застывшие черты. Взгляд пытлив и требователен. Не общаясь толком ни с Лисом. ни с тотемом, ни с кем ещё. волей-неволей почувствуешь себя одиноко. Пуша не особо разговорчив на самом деле. Он не глуп. Не испытывает ко мне недоверия. Некоторое время я исправно косил под кота, нацепил уши, хвост, выражался с ним понятнее. Но потом стало ясно, что нет необходимости на самом деле. Сбросил с себя маскировку и оскалил в улыбке пасть. И кот воспринял это спокойно и вполне себе радушно. И больше не шифруюсь. Говорю, как есть. И обоих это устраивает. Но он всё равно не любитель почесать языком. Если так вообще можно выразиться о том, с кем общаешься телепатически и по большей степени на уровне духов.
А более ничего не выцепилось. Всё удивительно молчаливо...
... так, что самого тянет сесть посреди этой духовной тишины и тоже молчать.

@темы: Шалай махалай, Тоска, Стая, Одиночество, О высоком, Драконоведение

20:55 

Сука шаман
Дым врезается в стену, покрытую льдом и грязью.
- Этот город в конец выбесит меня, - рычу себе под нос. Хотя город, конечно, не виноват. Всему виной обстоятельства.
Я дожидаюсь, пока наружу выйдет девушка, которая пришла погадать на рунах. И, когда она уходит, вваливаюсь внутрь. Мужчина за стойкой улыбается, блестит камнями на пальцах. Спрашивает, зачем я пришёл.
- Ты та девушка, которая косит под парня? - вопрошает он. Я перекладываю камни.
- Не кошу, - фыркаю носом. Перебираю амулеты.
Если бы я сам знал, что мне нужно. Бирюза смотрит из ровного ряда, на ладони лежит свастика, рядом раскинуты кольца. Но всё не то. Мне рассказывают о том, как это плохо - не иметь гармонии с собой. О том, что нужно исправляться. О том, что нужно попытаться полюбить парня, побыть девушкой. Я безынтересно слушаю всё это. Сколько раз уже слышал. Мне много чего говорят. О карме, о грехах, о том, как люди "отрабатывают", о "не своей жизни". Я слушаю отстранённо и полагаю, что никак на меня это не влияет. Ведь я в гармонии с собой! Да, раньше не был. Но теперь-то есть. Меня вполне всё устраивает. Но мне продолжают рассказывать, что девушки не должны быть с девушками. Я морщусь. Что я не в гармонии с собой. Я усмехаюсь. Что я ещё молод и мало повидал. Мне хочется горько расхохотаться.
Я забираю приглянувшийся амулет. Меня просят зайти снова. Я соглашаюсь, но после того, как вернусь. И если мы не будем обсуждать эти бесполезные темы.
Меня почти упрекают. И говорят, что как бы я ни стремился к духовному развитию, такими темпами я буду плавать на поверхности. Мне остаётся только снова хмыкнуть.
- А в физическом плане?
- Ну знаете,
- я поглаживаю пальцем бусы, - Если мне понравится парень, если вдруг это случится, то я не собираюсь этому противиться. В первую очередь меня интересует дух человека.
- А родить ты не хочешь?
- Хаха, нет.
- Тебе не кажется, что это неспроста? Будто ты не должна продолжать свой род,
- я гляжу исподлобья. Мрачно и хмуро.
- Людей итак слишком много, - перспектива не продолжить свой род меня ни разу не пугает. Не вижу большой потери, если, умерев, я возрожусь снова и смогу продолжить свои начинания.
А мне говорят о том, что если Бог так велел, то оно так надо. То я должен отработать какую-то свою карму. И это начинает походить на... набожничество. На чёртово набожничество! Только не сразу я это понял. Но когда я говорю о духах... собеседник не понимает меня. Я говорю, что мне нужна нить на два духа. Она порвалась, мне нужно её закрепить. Меня переспрашивают, на людей? На тебя и на другого человека - говори правильно. А я злюсь, потому что это другое. Это совсем другое, не то, что я имею ввиду!
То, о чём мне говорят, пышет противоречиями. Правда я, конечно, осознаю это позже.
- Как тебя зовут?
- Ненавижу своё имя.
- И всё же?
- Оно совсем не моё. Анжелика, если это важно.
- Да, оно не твоё. Это и видно,
- не знаю почему, но меня прошибает на откровения, которые я произношу с изрядным скепсисом на морде.
- Меня звали Дмитрий.
- Кто тебя так назвал?
- Отец...
- И вы с ним в плохих отношениях?
- Ужасных. Должен был родиться мальчик. Его звали Дмитрий. А потом случился аборт. И следом мама забеременела мной... и снова ждали мальчика. А оно вон как,
- повисла пауза. Продавец колечек, ловушек и амулетов молчит некоторое время, прежде чем ответить.
- Он знает, что он виноват в этом?
- В чём?
- Ты не думаешь, что...
- Что душа погибшего мальчика прицепилась к моему телу?
- выдаю я, ещё не понимая, что сказал. Качаю головой, мол, может быть, бывает. Расплачиваюсь, прощаюсь и выхожу на улицу - топтать снег в лужах. И именно тогда меня накрывает. Чуть ли не паникой. Чуть ли не истерикой.
Я, шатаясь, бреду к лавочке. Мысли в голове перемешиваются. Я лихорадочно думаю. Является ли часть страданий, которые получает мой отец, наказанием за совершённое? Или же виной тому исключительно сущность? Или всё вместе? Постараться быть девушкой, быть с девушками плохо, Бог... Бог? Погодите. Какой к чёрту Бог! Отсюда уже идёт какая-то несостыковка! Духи - у них нет чёртовой половой принадлежности. Грёбаная материя! О чём я только думал?!
Значит ли это, что я живу не своей жизнью... нет. Нет! Мало мне было сомнений в собственно существовании! Я хочу быть! И хочу быть собой! Но... что же с тем...
- Дик! - игнорируя нахождение на улице других людей, лихорадочно оборачиваюсь.
- Дик, выходи! - молчит. Знает, о чём я его спрошу.
- Дик! Нам надо поговорить! Я знаю, что ты не хочешь это обсуждать! Но нам. Надо. Поговорить! - слоняюсь по снегу то туда, то сюда, начинаю плакать. Нервы, чёрт побери. Совсем расшатались. Я дрожу, обнимаю себя за плечи, впериваюсь в свет фонарей.
- Дик...
- Что?
- Это ты...? Ты - тот мальчик, который умер? - молчит.
- Я отнял у тебя жизнь? - слёзы текут по щекам и морозят кожу. Липнут к губам. Не могу перестать плакать.
- Ты её не отнимал.
- Но ведь... - я не могу толком связать слов. Мне больно. Мне горько. Мне грустно. Голос Лиса же звучит твёрдо и спокойно. И это начинает действовать.
- Что должно было случиться - случилось. Значит, так было надо. И тебе, и мне.
- Но мы же не подстраиваемся под мир?
- Нет. Мы изобретаем свои пути решения. Одного истинного пути не существует, - он появляется чуть позади и сбоку. Я резко оборачиваюсь. Книжник смотрит на меня, спрашивая одним взглядом, действительно ли я воспринимаю всё услышанное ранее всерьёз. И я начинаю успокаиваться. Паника понемногу отпускает.
- А мы... мы ведь хорошо живём?
- Да.
- И ты тоже...?
- Меня всё вполне устраивает.
- Но ведь должно было быть иначе?
- Какая разница, как должно было быть. Важно то, как есть сейчас, - я вздыхаю. Ведь и правда. Почему я так волнуюсь по этому поводу? Наверное, просто усталость. Нервы. Страх.
Я понимаю, почему мне всегда казалось, что Дик мёртв. Потому что он успел умереть на этом круге. И при этом остался на нём же. Есть ли в этом вина отца? Даже если и есть, вероятно, было ещё что-то. Иначе бы так не случилось. Лис воспринимает это спокойно. Меня же ещё немного колотит. Я вздрагиваю и рычу себе под нос.
- Ещё до хрена времени будет об этом думать, - Дик кивает. Впереди целая ночь и день в поезде, идущем в драконью пещеру. Меня отпустил весенний мандраж Маугли. Остался интерес и желание помочь. Нет ничего другого. Ничего того, что выбивало мысли из головы и вынуждало непроизвольно впадать в транс.
Ниточка порвалась.
Перебираю её пальцами и думаю. Я сам её порвал. Сам со своей же стороны натянул, куда не надо было. Вот и порвалась. Вот и нет этого того, что не надо было. В принципе, оно так даже хорошо. Оно даже лучше. Подобные заботы совершенно ни к чему. Надо будет - натяну снова, завяжу и пущай себе висит спокойно.
Я не обязан быть каким-то конкретным. Не обязан что-то перекручивать для кого-то в своей жизни, не разобравшись, стоит ли оно того. Да, бывает, что вероятная награда представляется великой, но это не значит, что не придётся что-то потерять.
Я не обязан оправдываться и ваять в себе что-то чужое. Я ведь могу быть собой, а не натягивать внутренние струны, а потом, отпустив, бессильно ползать. Я же могу... почему не делаю?
Усталость. Нервозность. Страх.

@темы: Тоска, Шалай махалай

19:59 

Сука шаман
Да и посрать, господа. Откровенно говоря.
Вы знаете, где дверь, если что.

О, у меня было шикарное! Шикарное настроение! С утра где-то и до обеда. Несмотря на то, что сегодня я работаю почти 14 часов, но всё равно оно было чудесным. Пока я не начал выслушивать то, что выслушивать в моей позиции было очень некстати. Это изрядно меня выбесило и разозлило на ближайший час. Хотелось кинуть телефоном... куда-нибудь. А лучше в кого-нибудь.
Но потом были кексики и просто приятная атмосфера. И приятности, которые я успел услышать. Это выправило настроение и вернуло его в хорошее русло.

А плевать, милсдарь. Вот мои блохи - делюсь! Не нравится? Отсядьте! Блохи далеко прыгают!

Я явственно осознаю, что в тех условиях, в которых я нахожусь, я бы не выжил прежним собой. И следом осознаю, что я уже который год меняюсь в ту сторону, которая почти-почти сформировалась. Ей совсем немного осталось. Ни за что не сравнить меня сейчас и года два-три назад. Тот скулящий щенок прошлого и зубастое, лохматое чудище настоящего. И я рад этим трансформациям! Мне стало много легче справляться со всем, что даёт жизнь. Об кости, что она мне кидала под лапы, я ломал зубы и жалобно вылизывал подброшенное. Сейчас же в один щелчок я превращаю чужие кости в щепки. Двигаюсь вперёд. Вижу смысл, суть, цель, желания, пути к ним, всё, что мне надо, вижу.
Чем не прекрасно?




Чужой страх перебросился на меня. Раньше Лиса очень беспокоило странное и ужасное вместе с тем ощущение несуществования. Он готов был разбивать зеркала, перед которыми останавливался, застыв, и не мог понять, что он есть. Он с этим справился. Но теперь этот странный страх преследует меня. Время от времени я зову Лиса по имени, жду, когда он отклинется.
И признаюсь...
... я боюсь, что тебя нет.
Он молчит, иногда закатывает глаза. А меня пугает просто мысль об этом. Даже если она - сущая глупость. Кто бы меня переубедил. Дал бы пощёчину и вправил мозги на место. А то тоска грызёт, если задумываться об этом. Волей неволей, само по себе получается. Мерзкая штука.

@темы: Красота да и только, Тоска, Шалай махалай

23:31 

Сука шаман
Выходные? Ничего не знаю про выходные! Работаю все выходные по двенадцать часов. Хотя то ли ещё предстоит на этой рабочей неделе. Этой - это той, что будет с завтрашнего дня. Конец года тяжёл, загружен и я с трудом нахожу время на что-то, кроме этой самой работы. Да и хорошо, в общем-то, потому что она помогает отвлечься от других ненужных навязчивых мыслей, с которыми я ничего не смогу поделать так и так, а думать их не всегда весело и приятно.

В моём рюкзаке растёт чёрная дыра, самопроизвольно пожирающая предметы и выплёвывающая их обратно. С каждым месяцем эта дыра всё больше и больше, так что я задался купить себе новый рюкзак, ибо в этом скоро будет небезопасно носить вещи. Кинул что-то, открыл рюкзак - нету. Закрыл. Открыл снова - там появляется вообще что-то другое. А мне таких делов не надо. Хватает неконтролируемого процесса, в результате которого люди носят мне еду. И носят... и носят... и всё пытаются меня накормить.
Закинув рюкзак себе на колени, роюсь в нём. перебираю кучу вещей, которые туда клал и которые не клал, перерываю всё, вынимаю, засовываю обратно, грызу фильтр, но спичек нет. Хотя они были. Откровенно говоря, даже не одна пачка. Но нет ни одной.
- Да как же так-то!
Мимо проскакивает Единорог - бодрая и весёлая.
- Ты совесть потерял? - вопрошает она у меня, наблюдая мои поиски. Сверкнув в её сторону глазами, рычу сквозь сжатые зубы.
- Нельзя потерять то, чего нет, это как с премией, понимаешь? - Единорог смеётся и цокает копытами дальше. А я сухо подмечаю, что моралист во мне сдох окончательно, отбросил коньки, отдал концы, испустил последний вздох, словом, совсем того. Или не совсем... успевает же подавать голос из глубин сознания. Дело такое - либо вытаскивать его наружу, что непросто и долго, либо добить уже.
И я выбираю добить.
Кошусь на отголоски моралиста в себе, щурюсь в эту дыру, в которой он сидит, отдаляясь от меня всё больше и больше, пренебрежительно стряхиваю туда пепел.
Нахожу нелюбимую зажигалку. Закрываю рюкзак.
Открываю. Сверху лежат спички.
Магия, чёрт побери, рюкзака, пожившего у Шакала!

Мало места. Мало места в шкафах и на книжных полках. Места нужно больше. А вообще - своя комната. Своя независимая комната, в которой можно одинаково спокойно хранить в одной части мои вещи, а в другой вещи Дика. Но это не скоро. И не сразу. Поэтому пока мы ютимся в одном шкафу, деля две полки, перекладывая кофе, чай, травы, баночки и прочие мелочи. Компактно устраиваем книги на полках и ищем удобные углы, под которыми можно ставить предметы.
Под которыми можно смотреть на мир...

@темы: Учёба/Работа, Шалай махалай

20:55 

Сука шаман
Зима.
На кого-то наводит меланхолию осень. А я очень её люблю.
Но вчера кончился последний день осени. И началась про'клятая зима.
Чёртова. Зима.

Моя весёлость, болтливость и бурность становятся... наигранными. Но окружающие не умеют этого отличить. И не стараются, в общем-то. За театральной шумливостью и склонностью разводить демагогии скрывается жуткая меланхолия. Стоит зайти домой, как я сбрасываю с себя всю мишуру. Я долбаный театрал. Не лжец. Театрал.
Передвигаюсь с трудом, еле-еле, говорю сквозь сомкнутые губы, не находя ни сил, ни желания вообще подавать голос. Отвечаю сухо и скупо. Кошу взгляд по сторонам и молча... ненавижу.

Бедный, бедный Люсьен. Несчастная Офелия. От котов не скроешь ничего. Они слишком... видящие. Слишком зрячие для того, что запросто можно спрятать от людей как способных, так и бестолковых совершенно. От вторых и прятать не надо. Они итак ничего. И никогда. Не увидят.
То, что видит Люсьен, пугает его. Кот и Лис сталкиваются взглядами. Люсьен не успевает зайти в комнату, только морду просунуть. На кровати с книгой в руке сидит высокий, пушистый и тощий лис. Рыжий-рыжий. С зелёным глазом. Всего одним. На месте второго чернеет провал. Мертвенная бледность щёк, тонкие и когтистые чёрные пальцы. Пушистый хвост. И смольные вороновы крылья, висящие за спиной, застилают собой кровать. Рыжий зверь, медленно повернувший голову в сторону кота, застывает. Замирает и кот. Секунд двадцать они оба пристально смотрят друг другу в глаза. После чего Люсьен медленно подаётся назад, пятится за дверь, а после, ломанувшись, сбегает по лестнице.
А я сижу и смотрю на Офелию. Она поднимает голову и глядит на меня так печально, что хочется разрыдаться на месте. Я аккуратно приглаживаю лапой торчащую лохматую шерсть, топорщу уши, поджимая хвост, шифруюсь под кота. Она продолжает смотреть. Я пытаюсь понять, почему. Почему от взгляда на меня ей так грустно. Сзади слышится лисий вздох. Мой собачий собрат поворачивает голову и тоже ловит кошачий взгляд. Офелия изучает и лиса, делает глаза ещё более печальными. Они становятся мокрыми...
А возвращаясь домой, я неожиданно произношу себе под нос, перестав отрицать очевидное. Очевидное для котов...
- Когда они видят нас, Дик, у них получается либо посочувствовать, либо испугаться, - Лис молчит. Но он согласен. Я вздыхаю и плотнее запахиваюсь в пальто. Он говорит, что утомлён. Что устал от людей. И я вдруг понимаю, что хочу разделить его усталость. Потому что тоже её чувствую. Шепчу рыжему о том, что надо отдыхать. Он горько усмехается. Знаю почему. Потому что я сам чёрта с два отдыхаю.

В голове проносятся назойливые цифры. Коммуналки, счета, деньги на содержание семьи, деньги на учёбу, лечение, от запущенности которого кровоточит во рту. Я сплёвываю кровь уже вработанным до неосознанности жеста. Также, как и стираю кровь с пальцев... с ног...
Бесконечные необходимости платить что-то куда-то. В этом месяце я пахал на трёх работах. Одна кончилась. И деньги тоже.
Я выскребаю из под клавиатуры листок, расписываю на нём финансы. Снова и снова. В разных вариациях. Но результат никогда не меняется.

Заходя домой, спотыкаюсь о собственные лапы. Мама обеспокоенно просит лечь спать, но у меня ещё висят письма с другой работы, которые надо разобрать. Я говорю, что не могу. И что я не представлю... не представляю, как я смогу оплатить своё лечение, учёбу и содержать себя в принципе. Она тоже не знает.
- У меня нет ни выбора, ни выхода, - цежу я слова сквозь зубы, - Значит, пойду на третью работу, - мне стоит некоторых трудов не разрыдаться от бессилия. От усталости.
- Ты итак на двух! - повышает голос мама, - Куда снова третью?
- А что я сделаю?! Мне надо содержать себя! - закинув рюкзак в шкаф, иду наводить чай. И пытаюсь выпить его уже второй час. А его как будто и не становится меньше.
Я срываюсь. На других людей. Когда слышу или читаю что-то, что вгоняет меня в состояние... мандража. Руки начинают трястись, пасть кривится в оскале, шерсть дыбом, по глазным яблокам бегут... мурашки.
Блошиные лапки.

Человеку нужен человек.
А иногда становится так, что не нужен никто.
Оба явления временны и сменяют друг друга. Доска раскачивается. Когда один её край поднимается вверх, другой тянет вниз.
Зима.
Целовать заснеженное небо или заснеженную землю. Есть ли, право, разница. И там, и там холодно. И там, и там... ударяешься. Об замёрзшую землю. Об замёрзшие облака.

Я пытаюсь отвлечься, вышагивая по улице. И медленно преобразуюсь в шакала. Скачу по снегу, оставляю следы лапками, кусаю воздух, ловлю его зубами. Зову...
Дёргаю хвостом и извиваюсь всем телом, ловя собственное пение и пуская его по телу. Вдоль позвонков и по рёбрам. Кручусь волчком. Бью передними лапами ветер. Ленивый рыжий лис следит за мной взглядом, иногда неторопливо поворачивая следом голову. Я вижу его и снова зову, призываю к танцам.
Это танцы отчаяния.
Когда тело больше не хочет ни на что реагировать и ничего делать, в пляску пускается дух.
Лис мнётся, но не показывает этого жестами или движениями. А после резко, но при том удивительно плавно распахивает чёрные крылья, прорезающие собой стену из хлопьев снега. Крылья хлопают по воздуху над вздёрнутой головой. Перья переливаются белыми бликами. Тот белый, что блестит на чёрном - это совсем другой белый.
Я завороженно и восхищённо наблюдаю, точно ребёнок. Замираю, а после подпрыгиваю на месте. Прошу ещё.
- Ещё. Ещё! Взмахни ими ещё! - на морде Лиса проступает лёгкая улыбка, и он, взмахнув несколько раз шире и больше кончиками крыльев, чем ими целиком, встаёт со снега. Идёт ко мне. И дальше мы шагаем вместе.

Вскидываю морду вверх и гляжу в небо. где в редких звёздах отражаются мокрые глаза Офелии.
И от этого снова хочется заплакать.

@темы: Шалай махалай, Тоска

00:24 

Сука шаман
Однако!
С тех пор, как я работал над соединением со своим тотемом, начали, соответственно, проявляться качества, ему свойственные. Как хорошие, так и плохие. Но с недавних пор я, за счёт своей невнимательности и неспособности сразу замечать подобное, обнаружил, что моя тотемная аура творит поистине занимательный чудеса.
Вот что бывает зачастую, когда смотришь на собачку на улицу? Хочется покормить.
То же самое желание возникает у подавляющего числа коллег на моей работе. И не только коллег. У многих людей рядом со мной возникает такое желание. Я могу и не делать ничего, не говорить, заниматься своими делами, а одна коллега, тем временем, вручает мне пачку чипсов, которую ей вдруг отчего-то расхотелось есть, другая отдаёт печенье, третье яблоко, а четвёртая предлагает мне что-нибудь купить. И никто не замечает, сколько много еды складируется вокруг меня за счёт их усилий. Пока я не раскрыл этот секрет Кошке, она и сама, верно, не замечала. Но и я не так давно просёк эту фишку. Принимая это за нечто естественное, я не замечал, что так на людей действует новое в моей ауре, проявляющееся за счёт тотема.
Ну и прочие забавные штуки.

В театре Мастер-Шаман рассказывает студентам о технике погружения во тьму, о том, как убирать эмоциональные барьеры и прочие другие штуки. Я сижу в стороне и, копаясь в телефоне, слушаю краем уха. Мастер-Шаман косится на меня, прежде чем начать упражнение.
- А ты тоже давай делай.
- Оу, хорошо, - отложив телефон, подтягиваю стул в круг, садясь рядом со Старшим. Мной ощущается отсутствие особых барьеров у присутствующих студентов, и я позволяю своему звериному нутру расслабиться и почувствовать себя свободно, носясь по комнате и размахивая хвостом как помелом.
- Я окно закрою? Холодно, - вопрошаю я.
- Закрой, - отвечает Мастер. Я прикрываю глаза, глядя в пустоту перед собой. Не прошло и секунды - один из студентов встаёт, проходит, закрывает окно и садится.
- Я закрыл, - спокойно сообщаю я. Окружающие удивлённо хлопают глазами.
- Воздействие силой мысли, - разъясняет им Мастер-Шаман и улыбается мне, а я добродушно пожимаю плечами.

Погружение во тьму.
- Ура, идём гулять! - радостно восклицаю я, поудобнее устраиваясь на стуле. Люблю гулять под руководящий голос. Это бывает крайне интересно. А посему с воодушевлением принимаю предстоящую технику.
Все закрывают глаза и начинают постепенно впадать в лёгкий транс. Я, подготовленный, сразу занимаю удобную позицию. И пока Мастер считает до пяти для погружения и падения астрального тела вниз, я уже сижу в этом самом низу, дожидаясь. Готовый. Гляжу за проносящимися мимо большими и белыми светящимся цифрами.
1... 2... 3... 4... 5...
Успеваю растолкать Дика сходить вместе со мной. Он лениво и вяло отзывается и остаётся рядом.
Тьма. Всепоглощающая тьма.
Вместе с воздухом мы вдыхаем в лёгкие тьму. Она растворяет нас изнутри. Мы растворяемся во тьме.
Мы смотрим тёмными глазами во тьму.
Тьма обволакивает нас.
Мы и есть тьма.
Контрастные приливы жара и холода, похожие то на щекотку, то на ломоту во всём теле. И вот голос Мастера, звучащий далеко вверху, сообщает. что можно постепенно возвращаться. Я понимаю, что не все вернутся сразу, а посему не тороплюсь. Зависая в невесомости бесконечного падения в ничто, поворачиваюсь к Дику.
- Сворачиваемся? - кивнув, Книжник одним только взглядом вопрошает, сворачивать ли в буквальном смысле слова. Я решаю, что это мне не помешает. Резкостей на меня достаточно в последнее время. И соглашаюсь. Лёгким движением руки Дик собирает тьму вокруг, точно простынь. Стягивает её, сворачивая. Снимает с меня жар и холод, возвращая ощущение тела. Рисует рядом три большие цифры - 1, 2, 3 - для галочки, чтобы было. И, проложив очередным взмахом руки светлую тропинку в тоннель наверх, закидывает простынь тьмы себе на плечо. Остаётся.
Я знаю, что он со мной не пойдёт. Он практически всегда тут, когда не в теле. А вернуться должен я. Обычно он выходит, чтобы поговорить со мной. А тут по-настоящему спускаюсь я. И эта короткая близость подняла настроение.
Улыбнувшись Лису, я легко проношусь над тропой в тоннель, двигаясь к голосу Мастера-Шамана. Туда, где он в последний раз растворился цифрой три. Отталкиваюсь от пустоты, пересекая светлую трубу и возвращаясь обратно. Открываю глаза.
Спать не хочется. Даже не зевается. Бодрость и лёгкость, уверенность и знание того, как можно решить актуальные проблемы.
Прекрасная прогулка.

Если не считать другой моей, которая произошла уже в мире материальном, ибо я, простояв полтора часа на остановке, не смог никуда уехать. И только в половину одиннадцатого, не выдержав, за мной приехала мама.
Пальцев ног не чувствую.

А ещё меня, кажется, могут повысить. Тьфу-тьфу-тьфу.

@темы: Шалай махалай, Учёба/Работа, Стая, О высоком, Красота да и только

01:40 

Сука шаман
День делится на части - ворчливое пробуждение с утра и пинок спать обратно, время от времени сквозь дрёму могу что-то сказать днём, а вечером проснуться окончательно, чтобы поделать свои дела и снова уснуть. Всё остальное время за дела берётся Дик. Хотя необходимость сейчас работать и по выходным несколько выбивает из ритма. Я не то, чтобы не могу доверить ему промо-акции. Я знаю, что он может быть любезным и милым, когда это нужно, сдержанным и даже тёплым по рабочей необходимости, но я чувствую себя мерзко в таком случае. Как будто я его эксплуатирую. Какой бы искренней его помощь при том ни была.
Дни недели расплываются.
Утром в субботу - около пяти часов - начали кричать коты. И, соответственно, разбудили. Но я, очнувшись, обнаружил своё несчастное тело на кухне, где Дик накладывал котам еды. Хотя, вроде, моя пора бодрствовать и делать все дела. Вероятно, нужно больше кофе. А вот сладкого с избытком. Но хороший кофе на работе не сварить! А от растворимого Книжник плюётся - только я его и пью.
На перерыве поднимаюсь в кафетерий, чтобы поесть, а Дику купить капучино. Когда спускаемся, он уже идёт впереди, неторопливо и размеренно, спокойно беседуя со мной. Замирает у рядов со свечками.
Свечи. Я знаю, как сильно он их любит. Просто знаю. Но, видимо, возникло действительно жгучее желание, раз он вдруг сказал об этом вслух, что было неожиданно.
- Шакал, я хочу свечи... - удивившись, услышав его голос вслух, а не в голове, я опешил. Замолчал. Подумал.
Что ж. Нужны свечи. Много свечей. Кофе. И ещё немного бейлиза, да.
Переходить и меняться становится не так-то просто. Когда один надолго остаётся в теле, то для того, чтобы вернуться обратно, нужно время и некоторые усилия, если это не происходит достаточно резко и спонтанно. Когда оба духа теснятся близко и время от времени вылезают, то таких проблем не испытываешь. На фразу каждого тело перестраивается, хоть и на нервах этого самого тела (я имею ввиду мышечные нервы, зачастую лицевые) это не очень хорошо сказывается. Только связь тогда не такая крепкая. А когда остаётся кто-то один, то эта связь закрепляется и фиксируется лучше, от чего перестройки уже не происходят незамысловатым щелчком. Приходится иногда порасхаживать, подёргать головой. В пятницу мне пришлось потратить на это минут десять. Кошка смотрела на меня и недоумевала, глядя, как моё тело шатается из одного угла офиса в другой.
- Сегодня пятница, - трижды заявил Никанор. И я ни разу не заметил, что это не так. Лишь потом до меня дошло, что хер ли я не в офисе в пятницу и вообще хер ли тут, когда выхожу по выходным.
Так суббота.
И дни расплываются.
И надо продолжать отдыхать.
Откровенно говоря, скучаю. Много по кому. С некоторыми удаётся поговорить вечерами, но этого мало. Цепляюсь за эти разговоры как оголодавший. Но мои резервы в опасности и бесконтрольны. И я должен доделать то, за что взялся. Иначе зачем метаться? Взялся пить курс таблеток, как говорится, так пей до конца.
К слову... я же таблетки-то забыл выпить.
Чорд.

@темы: Глупости, Красота да и только, Любовь, Стая, Тоска, Шалай махалай

01:05 

Сука шаман
Я пока не могу разобраться до конца в происходящем и могу лишь надеяться на то. что задуманная система сработает и я смогу вернуть себе былое равновесие. И былого себя.
В последнее время я настолько истощился и задолбался, что стал сам на себя не похож. Курс лечения, домашние проблемы, проблемы на работе, куча дел и прочие угнетающие факторы сказались на мне не самым весёлым образом. Вплоть до того, что я стал жертвой негативного влияния. Ослабил своё внимание, а мои моральные и прочие устои подверглись порче и искривлению. Заметил я не сразу, но когда заметил, что не без помощи, то ужаснулся и бросился пытаться что-то наладить и исправить. Отчасти получилось, основу я дал, более менее расставил всё обратно на места, но в себя не пришёл до конца.
По этой причине я попросил у Дика помощи. Весь день он занимается моей работой, дабы она не страдала от необходимости мне отдохнуть. По вечерам и выходным я возвращаюсь ненадолго, а после снова отключаюсь. Всё это время он решает мои повседневные вопросы и справляется с делами. Я понимаю, что ему это даётся непросто и безмерно благодарен за всё то, что он делает для меня, вынужденный находиться в неприятной ему атмосфере, которую я пытаюсь компенсировать, положив ему с собой книг и пакет сладостей.
Ситуацию также несколько выравнивает хороший кофе и бейлиз. От такого сочетания вкупе с ночными душевными разговорами Книжник становится менее раздражительным и озлобленным, но более задумчивым и печальным. Заметив такую перемену в личности, к чьему пофигизму и непоколебимости я давно привык, сам взгрустнул и вспомнил не самые радужные стороны наших отношений. За всё хорошее приходится платить чем-то плохим... и это плохое напомнило о себе.
Я не знал, как ему помочь. Всё, что я могу делать, это стараться больше радовать его, делать больше приятностей, вызывать улыбку на его лице - мягкую и настоящую, а не нервную и едкую - чаще говорить о том, что я люблю его и благодарю. И обнимать...
Иногда мне до слёз обидно, что всё так... вот... так. Что у него могла бы быть своя жизнь. Своя другая жизнь. Такая, какую он бы хотел. Но здесь её не будет. Эта та отрешённость и преданность, за которую я ему обязан. За то, что он по-настоящему отдал за меня всё. Можно сказать, что и жизнь.
Разве может быть плохим человек, который дошёл до крайней степени самопожертвования ради другого?
Нет.

@темы: Шалай махалай, Красота да и только

Невесомость и чашка каркаде

главная