• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ролевая (список заголовков)
22:08 

Закрытые архивы.

Сука шаман
Сколько их таких было, ну? Таких юных и глупых, которые приходили, раскрывали широко глаза, чтобы другие могли видеть их блеск, били себя кулаком в грудь и кричали о том, сколько всего могут. На что они способны. И какие они, конечно, смелые.
Зон уже устал смотреть на них. На юношей, выросших на сказках о чести и доблести. На тех, кто считает, что достаточно крикнуть доброе слово и встать между злом и пострадавшим, чтобы справедливость восторжествовала. Святая наивность. Осточертевшая глупость. Раньше они злили. Но теперь стали вызывать жалость. Только эта жалость была противна.
Мерзкое, гнусное чувство.
Офицер помнил, как однажды увидел такого отчаянного смельчака - молодого глупца, рвущегося схватиться за пистолет и плеваться словами доблести. А шёл на верную смерть. Тогда в Зоне зародился первый отголосок тошнотворной жалости.
- Иди домой, парень, - тихо проговорил Офицер, забирая у него оружие. Юноша оскорбился. Но это было спасением жизни. Снисхождением. Жалостью.
Жалость - что за слово. Аж наизнанку от него выворачивает. Губы кривятся. В глотке что-то застревает - колючий ком, падающий глухо в грудную клетку и стучащий по рёбрам.
Вот сегодня снова.
Дисциплина, конечно, превыше. Чистота работы и всё прочее. И Зону не привыкать делать замечания, отчитывать, ставить выговоры, ругаться, требовать выполнения поставленной задачи и вопрошать, какого чёрта не сделано так, как положено.
Но сегодня опять это чувство. Зон сам себе противен в таком настроении. Со стороны выглядит ужасно. Даже не хочется думать о том, как это выглядит, если сесть напротив.
Ох, Старший Офицер Прайма сидит и спокойно, даже не холодно, а терпеливо, мягко и устало рассуждает о том, какой показатель должен быть достигнут солдатом и где он окажется, если не будет этого показателя. Но это всё звучит так пусто, так неважно, словно в воздух. Не чувствует веса в словах. Не чувствуется смысла. Чувствуется только жалость... хочется наклонить голову на бок, вздохнуть грустно и произнести - иди домой, парень.
Иди домой...

@темы: Ролевая

21:33 

Сука шаман
У Старшего Офицера Прайм-Зоны забот по горло. Он то разбирает бумаги, то готовит отчёты, то занят на тренировках, то находится вообще абсолютно в другой вселенной за отловом очередного особо опасного преступника. В рамках бесконечности количество преступников нескончаемо растёт. Не приходится полагаться на то, что справедливость когда-нибудь сможет окончательно восторжествовать. Но это вовсе не значит, что надо дать восторжествовать злу.
Но сегодняшний день свободен от присмотра за злодеями и достаточно спокоен, потому что возиться приходится с бумажной нечистью. И Зон, погрузившись в работу, перебирает один документ за другим, хмуро уставившись перед собой. О количестве камер, которые он переоформил, даже подумать страшно. Вопрос - от чего этим делом занимается выдающийся Старший Офицер? А потому, что он больной на голову работяга. И если есть работа, которую можно и нужно сделать, он её делает, тогда как остальные солдаты вполне себе рады отдохнуть.
Зектор и Зеспио откровенно не разделяют запала своего начальника. Расположившись в сторонке - в углу комнаты - они перешёптываются, хихикают и косятся в сторону Старшего, что-то обсуждая. Их хихиканье неминуемо привлекает недовольный взгляд Зона. Хамелеон с крокодилом замолкают и старательно поджимают губы - кто губы, кто пасти - чтобы не смеяться.
- Ну что вы, право, можете продолжать, - вкрадчиво произносит Офицер и возвращается к бумагам. А сослуживцы начинают доставать листки бумаги, чтобы что-то написать на них.
"Увольнительные пишите? И правильно", - хмыкнув себе под нос, ёж больше не удосуживает коллег взглядом, лениво отмечая, что затейником этого раздражающего процесса определённо стал Зектор. Ну а кому ещё? Зеспио сидел бы себе у своих бумажек. Чего не скажешь о рептилии, которой всё, что не достаточно весело, требует оживления.
В конце концов оба подбежали к Зону со старательно наигранным выражением серьёзности на морде и положили на стол по листочку. Вздохнув, ёж берёт первый - от Зектора - и читает только первые строки...
"Старшему контент-редактору..." - тонкая шутка о бумажной работе?
- Какой я тебе старший контент-редактор? - фыркает Зон и возвращает заявление Зектору, даже не прочтя дальше, - Переписывай, - и большой ящер, шумно засопев носом, отбежал переписать, пока Зон взялся за написанное Зеспио.
"Старшему Офицеру Прайм-Зоны..." - уже лучше.
"... заявление.
Прошу предоставить мне выходной завтра, потому что я больше не могу. Время остановилось. Я хочу спать, я не могу думать ни о чём, кроме кроватки." - дата, подпись....
Неожиданно для солдат, ожидавших, что на этом их шутка кончится, Зон берёт ручку и с выражением полной непоколебимости пишет на заявлении: "Нет. У тебя отработки", ставит подпись и возвращает Зеспио. Тут и Зектор подбегает со своим заявлением.
"Ёженьке Зонику.
Заявление.
См. на другой стороне!"
Вздохнув, Офицер переворачивает бумагу к предыдущему варианту.
"Заявление.
Я, Зектор, заебался. Прошу спустить меня с горы в апреле пораньше. И завтра я выходной!!! Попробуй запрети."
Офицер выводит на заявлении "Не возражаю", расписывается и возвращает.
Полный праведного негодования Зеспио не понимает, почему с ним так обошлись.
- Сэр, а... поче...?
- Потому что у Зектора переработка по документам на неделю и 40 минут. А у тебя недоработка на несколько часов. Поэтому он пускай катится с горы, а ты отрабатываешь, - Зон всё не способен оторваться от работы, пока рядом с ним хлопает глазами хамелеон и радостно скачет, размахивая огромным хвостом, крокодил. И эти господа отвечают за сохранность вселенной...

@темы: Учёба/Работа, Творчество, Ролевая, Ёжики

23:55 

lock Доступ к записи ограничен

Сука шаман
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:34 

lock Доступ к записи ограничен

Сука шаман
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:13 

На закрытой базе #1

Сука шаман
Ах да, сегодня же праздник. Праздник, а значит его отмечали, выпивали и вообще устраивали массовую вакханалию. Как Скаут мог забыть об этом? Да очень просто! У него не было возможности вспомнить, ведь он спал беспробудным сном в вентиляционной шахте, уткнувшись носом в схему этой самой треклятой вентиляции, которая скоро станет ему родным домом.
Раскрыв дверь на кухню, Скаут замирает, лицезрея полный кавардак. Все столы, которые только можно было сдвинуть, сдвинуты. На остальные столы перевалено всё, что было на ныне сдвинутых. Кусочки одноразовой скатерти прилипли к столу, отодранные местами. В углах стоят недопитые или опустошённые бутылки с алкоголем и почти нетронутые с безалкогольными напитками. Под столом валяются в различных позах стаканчики и ещё куча всякого мелкого мусора. Под одним из стульев за каким-то хреном стоит ведро, наполненное грязной водой. Лопнувшие праздничные шарики, цветные салфетки, стаканы с осадком алкоголя на дне, какие-то бумажки, переполненные урны, подгнивший виноград в тарелке, горы сваленной грязной посуды. Бостонец смотрит на всё это и думает о том, что у него в комнате, вероятно, идеальный, просто божественный порядок!
От вида всего этого хочется что-то сделать. Закурить. Выпить. Удариться головой об стену. Словом, настроение у парня совсем не праздничное. А вид разорённой кухни только удручает.
- Бля-я-я-я-ять... - протягивает Джим, обводя взглядом помещение. Повторно. Проходит внутрь, переступая мусор, подбирает из ящика наполовину пустую бутылку с ромом, забросанную кожурой от мандаринов, откручивает крышку и прикладывается к горлышку.
Наверняка все решили, что Скаута не было потому, что тот не умеет пить. И обычно не задерживается на таких посиделках, а уж тем более новогодних. Долбаный новый год. Долбаная работа. Долбаная команда. Всё долбаное.
Скаут делает очередной глоток.
Да, не умеет он пить. И не любит такие сборища. Мужики бухают, начинают отмачивать всевозможные шутки, и когда дело доходит до похабщины, то... откровенно говоря, быть объектом насмешек по поводу девственности уже порядком заебало. Так что отсутствия Скаута никто и не заметил, мол, чего с ребёнка взять.
Ну и отлично.
Прекрасно!
Рома в бутылке становится всё меньше и меньше. Скаут успевает выпить его и бросить бутыль обратно в ящик до того, как на кухне начинает постепенно скапливаться народ. Растёкшись на стуле, парень откидывает голову назад, свешивает руки за спинкой стула, вытягивает ноги, пялится в потолок. В голове вертятся бесконечные тоннели вентиляции, ориентиры, повороты, спуски и подъёмы. В голове, блять, вообще больше ничего не вертится. Иногда там возникает образ Шпиона. Или Медика. Но тогда приходится вздрагивать и морщиться.
- Хей, парень, - слышится голос позади.
Снайпер.
Джим хмурит брови и ещё выгибается, ленясь повернуться. Откидывает голову сильнее назад, хмуря брови.
- Чего надо? - Снайпер выдаёт коротко "хм", выдерживает паузу, точно вообще передумал говорить, но после продолжает.
- Что не пришёл? - а, ну да, дух коллектива, все дела. Вот только не чувствовал Скаут этот дух коллектива. Он сейчас был всем своим естеством где-то очень далеко от этого коллектива. Но не смог ответить так, как думал и чувствовал на самом деле. Только повёл плечом небрежно. Допрашивать его и не стали. И это было хорошо.
Людей на кухне становилось всё больше. Кто-то даже начал лениво что-то прибирать, но в таком медленном темпе, что мусор скорее сам растворится в воздухе, чем тут станет чище от такой уборки.
Скаут подаётся вперёд, складывает руки на столе и кладёт на них голову, прижимаясь щекой, смотрит перед собой...
Кто-то из пришедших ставит перед ним тарелку с ужином и кладёт вилку. Разведчик не замечает кто, ничего не говорит, вяло начинает ковырять вилкой рис. И вот теперь бостонец действительно выглядит подозрительно. Он не шумит, не болтает, не рассказывает какую-то чушь, не чешет бесцельно языком и выглядит удивительно удручённо. Кто-то пытается деликатно поинтересоваться, что случилось с юным шевалье. Судя по интонации и французским словам - Шпион. И за некоторое время общения Скаут успел узнать для себя несколько слов. Допустим, шевалье - рыцарь. Кавалер. В общем, персонаж девчачьих сказок, который приходит на выручку на белом коне и с розой в зубах. Романтичный бред.
На слух многие слова на французском почему-то давались легко. Понимались на уровне какого-то подсознания. Скаут не помнил, чтобы он нарочно лез в словарь. Может, потому и бесился, когда слышал этот язык и каждый раз злобно рычал в ответ: "Ты заебал, говори уже по-английски."
Шевалье отвечает, что ничего с ним нахрен не случилось. Разумеется, интересовавшаяся личность не верит. Да как-то и посрать. если уж честно. Верят или не верят.
Разворошённый рис грустно рассыпался по тарелке в разные стороны как разорванное ракетой на куски тело. Такие ассоциации стали слишком привычными. Наверное, тут просто все поголовно сошли с ума от происходящего. И Скаут тоже начинает постепенно скрипеть крышей. Иногда замечал за собой, что, вернувшись в комнату, ему хочется просто упасть в кровать, притянуть к себе подушку и порыдать. В общем, пиздец какой-то. Стыд и позорище. А рыдалось всё усерднее, осознавай или не осознавай. Спрашивал себя - нахера он так делает? И не мог найти ответа. Становилось ещё более тошно, чем до этого.
Врывается Демомен, бросается к холодильнику, компенсирует молчание Скаута своими воплями, что-то шумно комментирует, гремит пустыми и полными бутылками, разворачивает на столе нечто из недоеденного.
Скаут бросает вилку в тарелку, встаёт, не поднимая головы, и тихо проходит к выходу. По пути кидает косой взгляд в сторону стоящего у окна Шпиона и - удивительно, но факт - незаметно стягивает лежащую на подоконнике пачку сигарет, прежде чем совсем покинуть кухню.
- Блевать от ваших харь хочется, - бурчит сам себе под нос юноша и скрывается в своей комнате, никем не услышанный.

@темы: Ролевая

20:27 

lock Доступ к записи ограничен

Сука шаман
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:25 

lock Доступ к записи ограничен

Сука шаман
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:29 

lock Доступ к записи ограничен

Сука шаман
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:46 

lock Доступ к записи ограничен

Сука шаман
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:19 

lock Доступ к записи ограничен

Сука шаман
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:20 

lock Доступ к записи ограничен

Сука шаман
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:58 

Закрытые архивы.

Сука шаман
Офицер вернулся значительно раньше положенного. До конца смены ещё было порядка трёх часов. На начальство, глядя на то, как ёж клюёт носом и засыпает на ходу, велело направиться отдыхать, игнорируя все убеждения о том, что ёж чувствует себя нормально и всё правда-правда хорошо.
Только позвольте остаться здесь. Я не хочу в каюту.
Только. Не туда.
Но начальство было непреклонно в своём решении. Отдых. Здоровый сон в каюте. И если не хочется в лазарет - в каюту. Что хуже? Первое или второе? Зоник не знал. Но пришлось подчиниться.
Хотелось забиться в самый дальний угол комнаты, сжаться, обхватить колени и сидеть, подрагивая. Но так не положено. Так нельзя. Потому идти до каюты нужно отработанной чёткой и ровной походкой. Выпятив грудь и вздёрнув хвост.
Левой. Левой. Раз. Два. Три.
В каюте. к слову, тоже. Никаких вольностей. Только попробуй сказать, что тебя преследует призрак маньяка и психопат. Появляется ночами, крадётся в сны и запугивает стоит только остаться одному. Как вы думаете, что случится вероятнее всего? В спальном отделении появится охрана или того, кто так в панике лепечет языком отправят в лазарет? В психоневрологическое отделение. И никакой работы. Ведь перетруженности вызывает галлюцинацию и прочие вещи, которые плохо, очень плохо сказываются на здоровье солдат. Нет ничего хуже, чем попасть в больницу. Особенно будучи адекватным.
Не скрыться даже в самых дальних уголках космоса. И только смерть позволит успокоиться.
Офицер уже не раз ловил себя на мысли, что это единственный выход. Единственный видимый. Конечно, он знал, что это не так и бросаться в крайности нельзя. Но иногда охватывало жгучее желание затолкнуть себе револьвер в рот и спустить курок. И боль пройдёт. Вся боль. Не только физическая сгинет, но и душевная. Её больше не будет. И тогда можно будет наконец-то спокойно уснуть. Не тревожиться кошмарами.
Вот и сейчас, войдя в каюту, Зон закрыл за собой дверь и облокотился о неё спиной. Несколько минут он просто стоял так, ничего не делая, глядя в пустоту перед собой.
Оружие сдавать хоть не надо. Хорошо это или плохо? Сейчас узнаем.
Офицер вынул свой револьвер и покрутил в руке. Только недавно начищенный. Любимое оружие. Что ж, потребовалось много времени, чтобы восстановить его после того, как предыдущий был расплавлен в руках Призрака. Зон продолжал крутить оружие в руке... такое же устройство, функции, внешний вид... всё такое же, но чего-то не хватает. Зарубок? Стёртостей на тех местах, где сжимаются пальцы. Или чего-то ещё. Это оружие пустое. Не в плане заряда, нет. В другом плане. Оно никого не спасло. И никого не убило. И даже когда сделает что-то, ни на шаг не приблизиться к предыдущему. Которого уже не было. Глупо? Может быть. Но тот револьвер был дорог Офицеру как музыканту его инструмент, с которым он переживает свои творческие взлёты и падения. Как страннику дорог его рюкзак. Как... да, впрочем, и не важно совсем.
Всё равно не то.
С раздражением Зон откинул оружие в сторону. С противным грохотом оно прокатилось по полу, остановившись вдали у боковой стены. Зон недолго постоял, помолчал... но поднять своё оружие не решился. Оно осталось лежать там. Офицер снял шлем, направившись в свою спальню. Может, действительно стоит поспать? Шлем... он тоже был откинут грубым движением. Прокатившись по полу, ему тоже пришлось замереть и остановиться в какой-то момент.
Всё не то!
Всё уже не то и это никак не исправить. Нет такой магии, такой науки, техники, волшебства. Нету. Есть только аппарат стирания памяти. Но на такое Зон бы ни за что не пошёл. Даже при желании избавиться от боли, не пошёл бы. Осознавать, что ты идёшь на такое ради избавления ещё больнее. Становится ещё хуже... нет. Офицер понимал, что он не сможет так с собой поступить. Стереть воспоминания - это всё равно, что убить часть себя. Уничтожить часть своей жизни. Как-будто её не было. И снова это - и не будет. Она уже не вернётся.
Форма? Что можно сказать о форме. Она меняется постоянно. И уже давно не хранит в себе ничего. Пыль и грязь смываются. Раны затягиваются. Слёзы усыхают. Всё, в конце концов забывается. Проходит. И это пройдёт.
Первым делом, увидев на постели плюшевую игрушку и розу, Зон подумал не о том, кто мог их здесь оставить, а о том, когда это он забыл замкнуть дверь. Совсем всё в голове перемешивается. Даже дверь не замкнул. Разумеется, здесь не воруют. Но мысль о том, что сюда кто-то заходит, уже не нравилась Зону. А с другой стороны... кто бы ни был тот, кто оставил этот небольшой знак внимания... наверное, его стоило поблагодарить. К сожалению, Зон не мог угадать адресата сие подарка. Как ни странно, но у Офицера хватало поклонников, обожателей или просто друзей, которые могли бы сделать это. Так что Офицер не нашёл ничего лучше, чем мысленно поблагодарить их всех. На этом поток мыслей и закончился. Без сил и без желания что-либо делать, ёж упал животом на кровать. Ноги остались на полу. Поднять их сил тоже не хватало. Что уж говорить о том, что надо бы переодеться.
Дрожащие пальцы сжали плюшевую ручонку игрушки, которая сжимала миниатюрный револьвер. К сожалению, он был очень маленький и нельзя было сказать, имитировал ли он тот самый револьвер или нет.
Какая глупость. Впрочем.
Зон повернул голову, глядя на игрушку. Он слабо улыбнулся, подавив ещё один жалкий и постыдный порыв. Нечего форму позорить.
Ёж закрыл глаза, проваливаясь в сон. Пустой в совершенстве сон.

@темы: Ёжики, Ролевая, Творчество

URL
09:56 

Закрытые архивы.

Сука шаман
09:21 

Закрытые архивы. (Пародийное шоу на Закрытые двери)

Сука шаман
Зоник завернул за угол длинного коридора, направляя к капитанскому мостику. Ёж встал недавно. Успев только умыться и одеть форму, он сразу поспешил к огромному окну у пульта управления, немного небрежно неся, сжимая, тем не менее, довольно осторожно, двумя пальцами стебель колючей розы, опущенной вертикально вниз. Прямо за поворотом ёж столкнулся с Зеспио, который успел уже по традиции влететь рогом боссу в лоб. Правда, на этот раз ежа уберёг шлем.
- Ой, прошу прощения, босс, - сразу засуетился Зесп. Офицер в ответ терпеливо закрыл глаза и кивнул.
От взгляда хамелеона не ускользнула роза. Он, покосившись на неё, чуть вскинул брови.
- А... откуда на корабле свежие розы? - спросил он, уже начиная жалеть о том, что спросил, глядя, как постепенно становится хмурым лицо ежа.
- В-в смысле... - замахал руками Зеспио. - Я имею ввиду, что мы в открытом космосе и до ближайшей планеты со свежими розами... а... они живут всего несколько дней, а эта точно только что среза... - Зеспио был перебит выскочившим из за угла Зектором. Бодрый и весёлый, он тоже не преминул вставить своё.
- У босса появилась поклонница! Или поклонник! - крокодил не успел отмести ещё одну колкость, как огрёб тяжёлым сапогом по морде, что подействовало лучше любого строго слова. Зеспио, которому и не досталось-то, тем не менее тоже решил замолкнуть, провожая взглядом раздражённого Офицера, бросившего хамелеону напоследок.
- Я не имею понятия, откуда она.
- Х-хорошо... - тихо произнёс Зесп себе под нос и покосился на зелёного сослуживца, который сейчас на полу боролся с болью и, возможно, ему понадобится помощь в вправлении челюсти на место.

@темы: Ролевая, Ёжики

URL
23:29 

lock Доступ к записи ограничен

Сука шаман
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Невесомость и чашка каркаде

главная