• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: тоска (список заголовков)
21:48 

Сука шаман
Мне кажется, я схожу с ума.
Никогда в жизни мне не хотелось так пить. Пить из-за другого человека, хотя какие только люди не попадались.
За эти несколько месяцев я достаточно часто выпивал. И каждый этот раз был обязательно подкреплен мыслью о человеке. А когда я пытаюсь начать думать, то выходит лишь с рычание схватиться за волосы. И ни одной толковый мысли - все перемешивается в безумстве образов, воспоминаний, звуков, запахов и голосов. Никогда, никогда, клянусь Богами, я не испытывал здесь такого. Каких бы людей ни встречал, но не бывало так.
Я отчаялся почти, неспособный понять, что со мной происходит.
Никанор предлагает пива, я соглашаюсь, следом предлагает сигарету, а я говорю, что еще не настолько чокнулся.
Но всегда сомневаюсь.
В степени... своей... чокнутости.

@темы: Тоска, Любовь

22:14 

Сука шаман
После того, как долгое время ничего толкового не писал, напало желание писать больше. Только особо нечего. А вытягивать из себя слова и рассуждения в пустоту - дело не всегда приятное. Особенно когда не о чем особо порассуждать.
Так-то мне есть, о чём подумать, но я и без того слишком часто мусолю эти мысли. По несколько часов в день стабильно.
Стабильность - залог успеха. Пока я не могу судить о какого-либо рода успехе. Я себя чувствую несколько потерянным и болезным, хотя по-прежнему чётко вижу цель и путь к ней. Но эта растерянность и потерянность меня не отпускает. Я отрываюсь от земли, меня поднимает в воздух, но не так, как бывает в полёте. Нет. Это опасная невесомость, готовая выкинуть меня в никуда, оставив внутри пустоту. Возможно, так просто сказывается усталость от дома, семьи, рабочих интриг и прочих производственных вопросов.
Что только не делают с людьми различного рода высокие или просто сильные чувства. Я заметил за собой, что могу часами, раскрыв глаза и глядя перед собой, прокручивать в голове одно и то же. Просто вертеть заезженную пластинку снова и снова, возвращая себя в какой-то период, промежуток времени, к конкретному моменту. И пускать по повтору. Снова и снова.
Мне кажется, я чуть-чуть обезумел. Самую малость. И мне определённо надо что-то сделать, чтобы вернуть себе былое спокойствие, уверенность и способность трезво мыслить.
О трезвости... ныне трезвым я хожу реже. И чтоб я смог нормально и адекватно объяснить - почему.
Я вообще жутко не люблю чувство апатии. Ненавижу его всей душой и сердцем. Я кажусь себе невыносимо жалким, особенно когда есть большое количество занятий, но мне не хочется ими заниматься. Хочется другого - недостижимого. Хотя в чём проблема, Шакал? Делай дело, да всё будет чудесно. Дело-то делается, а мысли с глупым и романтичным вздохом воспаряют вверх и... Шакал! Хер ли ты тело оставил без присмотра?!
Что, где, когда?

Время медитаций в лесу прошло - холодно. А я жуткий... жуткий мерзляк! Я только так и замерзаю. Сижу в четырёх слоях одежды, в пледе и под обогревателем, с чаем. Мама удивленно косится на меня.
- Мне холодно! - пищу я и ёрзаю. На улице совсем коченею. Дик вздыхает и затягивает у меня на шее свой шарф. Я хриплю что-то напоминающее "спасибо", но чаще это "спасибо" мутирует в "ты меня сейчас удушишь". Стучу зубами, хохлюсь. Хотя сейчас только десять градусов тепла. Но мне уже невыносимо.
Мне нужно тепло. Нужны обнимашки...

... и вот я рождаю проекцию. Она застывает передо мной, чуть подрагивая. Я лежу на кровати, мучаясь страшной головной болью. Залив в себя кофе, который я предварительно сжёг, я, скрючившись, рычу от стука в висках. Мне больно пошевелиться и даже моргнуть. И тогда я закрываю глаза и концентрируюсь на проекции. Шепчу слова. И жду, пока меня коснётся тепло. Пока тело не сдавит в объятиях, а нос не защекочет знакомый запах. Пока я не услышу чужое дыхание рядом и чувство защищённости, спокойствия не укроет меня.
И тогда я усну.
В объятиях проекции, рождённой шаманом.
И это излечит меня от головной боли лучше чего-либо другого. Потому что проснусь я уже без неё.

@темы: Тоска, Одиночество, Любовь

11:49 

Сука шаман
Мои мысли обернулись против меня в самом неожиданном ключе.
Я только проснулся. Спал я долго, хотя лёг в отношении к количеству часов, которые спал, не поздно. Болит голова. В сознании ещё подрагивают образы и оседают чувства. Страх. Обида. Горечь. Боль.
Бывают кошмары физические - страшные лица, неприятные происшествия, которые приходится наблюдать, ещё какие-то вещи. А бывают психологические - когда любимый человек, к примеру, спокойно заявляет тебе в лицо, что ты для него никто и никак. И поступает с тобой самым мерзким образом.
Я сегодня был занят сразу двумя. А спал очень крепко и, как обычно, не просыпался, что бы ни происходило.

Я лечу над полем, вдали и по краям виднеются деревья необычайной высоты и формы, увешанные густой листвой - рыжей, зелёной и тускло-розовой. Небо кажется натянутым на мир, вот-вот где-то порвётся и сверху просыпется чёрный рис существ древного мира, начинающий поглощать его извне. Никакого чувства свободы или безопасности. Я ощущаю себя тараканом в террариуме, в который должны со временем впустить какого-нибудь опоссума. Но пока это не так, тут существуют другие проблемы.
Я пытаюсь вылететь за пределы этого мира, который искажается к краям как только я к ним приближаюсь. Как картинка в 3Д, но без очков. Я знаю, что там должен быть конец и оттуда я мог бы освободиться. Долетаю до дерева, но чувствую жуткую слабость и, оседая на землю, ослаблено опускаюсь на землю на четвереньки. Передние лапы - это и крылья. На них красуется голубая мембрана, хотя само тело пушисто, покрыто шерстью, в пасти у меня ряд зубов, на голове чуткие уши, сзади хвост.
Я смотрю перед собой, потом оглядываюсь. Стараюсь сделать несколько шагов вперёд, но меня держит невидимый стеклянный барьер.
Долбаный террариум. Зря я что ли такую ассоциацию провёл?
Развернувшись, я возвращаюсь обратно - к редким домиками в поле. Небольшим, в один этаж.
Стемнело быстро. Так точно просто кто-то накинул чёрную тряпку на наше бумажное нарисованное небо.
Я не остаюсь на месте, не сплю, ничего особо не делаю, просто передвигаюсь и тревожно оглядываюсь, зная, что в этом террариуме находится человек. Серийный маньяк. Строчки из книги о нём звучат у меня в голове, их зачитывает какая-то женщина монотонным справочным голосом, а я пробираюсь вдоль стены одного из домов, прижимаясь к ней, чтобы не быть особо заметным. Приподнимаю голову и заглядываю в окно, где через оплывшее и мутное стекло вижу подвешенный вверх ногами силуэт. А рядом ещё один, методично его вспарывающий. В углу комнаты дальше плачет маленькая девочка в платье, прижав руки к груди. Всё это - какая-то показательная картина. Я знаю, что в ней нет жизни, что люди эти ненастоящие. Их силуэты мрачны и черны, но всё равно неприятно.
Скрежет моих когтей по стеклу обращает на меня внимание. Случайно зацепил. Повернув голову в сторону окна, мужчина с ножом широкими и быстрыми шагами пробирается ко мне. Он высокий. Очень высокий и крепкий. Телосложением смахивает на титана. На голове лохматый небольшой пучок волос, а лицо искажено безумием и жаждой причинять боль.
Задёргав лапами, я быстро взбираюсь на крышу дома, оттуда делаю разбег и взлетаю на уровень двух этажей. Меня тянет к земли от бессилия, но я пытаюсь взять выше. А выше... выше провода, которые идут из ниоткуда и уходят в никуда. Здесь нет зданий и вышей, к которым они могли крепиться. Я просто чудом умудряюсь не влететь в них, но всё равно падаю, пропахав грудью несколько метров по земле.
Ночь съедает чужие крики. А отовсюду мерещатся пустые силуэты. То плоской, то объёмной тенью, то далеко, то совсем близко.

Внутри водонапорной башни, облокотившись о балки, сидят трое мужчин. Каждый из них умирает и рассказывает что-то о своей жизни. И о любви. Все они - преступники и убийцы. А я, схоронившись среди балок повыше, точно летучая мышь, но с задними лапами и шакальим телом, наблюдаю и просто жду, когда они умрут. И тогда в этом террариуме останусь только я. Больше никого. Не то, чтобы это особо сильно успокаивало - самую малость.
Моргнув, я широко распахиваю глаза, и вижу их жизнь, их душу, их чувства. Как они медленно вылетают из головы, точно хвосты дыма. Вьются вверх и испаряются. Любовь - голубого цвета. Она одна выходит не как всё остальное. Не дымом, а водным пузырём, который надувается и лопается, исчезая брызгами.
Тот, кто меньше всего говорит и любви и говорит о ней пренебрежительно, умирает, а из головы его образуется самый огромный голубой пузырь, лопнувший с большим хлопком.
Я хмыкаю.
Мне тяжело в это верить.

В тёмном и узком коридоре маленькой квартиры что-то шебуршит. Достав телефон, я подсвечиваю пол. Из комнаты ко мне стремится маленькое существо, пытающееся залезть мне под штанину. Я отступаю назад, а Пушняк, среагировав, запрыгивает мне на ногу и грызёт это нечто. Осев на пол, я мягко отодвигаю кота от себя.
- Ну что там, Пушняк? - сунув руку под штанину, извлекаю оттуда дохлую мышь. И, задумавшись, смотрю на неё некоторое время.

Меня способна была успокоить поутру только чёткая уверенность в том, что никто сегодня ночью не был живым. Я не видел настоящих людей. Это были лишь проекции, созданные мной или кем-то. Или множеством факторов сразу.
В физическом кошмаре я способен это воспринимать относительно холодно. А в психологическом начинаю откровенно теряться и воспринимаю всё за чистую монету, забыв абсолютно обо всём. У меня просто всё едет и я перестаю отличать, анализировать, рассуждать.

Я не знаю этого второго человека. Я могу предположить, но моё предположение мне ужасно не нравится, хотя оно и самое подходящее. Больше элементов внешности сходится. И сейчас, осознав это яснее, я почувствовал ещё большее омерзение. Пускай и знаю, что фигуры эти не были полноценными, одного факта хватило с горой.
Чёртова птица смотрит искоса мне в глаза, так будто ничего и не происходит. И не произошло. И вообще всё естественно, как это я так не понимаю? Закинув ногу на ногу и расположившись у моей головы, перелистывает книгу. На лице её проступает едва уловимая усмешка. Но я ловлю её. Ловлю и мне хочется наброситься, выдавить глаза, разодрать зубами глотку, но я не могу ничего адекватно воспринять. Я не понимаю, почему это происходит. Ведь всё, чёрт побери, так невинно начиналось. Так тепло и по-доброму.
А сейчас я, царапая деревянную перекладину, в полной растерянности и неспособности вырваться от того, что мой разум затуманен обидой и горечью, плачу и кричу, но меня никто не слушает.
Процедура отбивания других каких бы то ни было мыслей?
Хуёвая процедура.

Оказавшись на улице я, пошатываясь, запахиваюсь в рваную кофту. Незнакомая улица. Незнакомые дома. Незнакомый город. Мне совершенно некуда идти. Ноги дрожат, в глазах темнеет, на губах застыл всхлип, так и не вырвавшийся сейчас наружу. У меня нет сил. Я пытаюсь как-то сориентироваться, поставить всё своё восприятие на место, но меня жрёт жгучая обида. Та, от которой хочется просто плакать и восклицать: "За что?!".
Я не успеваю сделать и трёх шагов, прежде чем мокрый снег и земля сталкиваются с моей щекой. Туманно гляжу перед собой и снова вижу два силуэта, уходящих в сторону и даже не удосуживших меня косым взглядом.
Я тихо хмыкаю. Потому что сейчас, теряя сознание, начинаю понимать, что это действительно просто силуэты. Не люди. А я всего лишь в каком-т куске сна, в каком-то месте, далёком от родного. Только теперь совершенно обессиленный.

@темы: Тоска, Сны, Одиночество

16:22 

Сука шаман
Знатно проорался вчера в театре, пока готовились к поэтическому вечеру в честь Есенина.
Прочитал "Чёрного человека", спел на гитаре "Сыпь, гармоника" и ещё "Пой же, пой". Это помогло самую малость разрядиться после тяжёлых трудовых будней. Потом мы переместились из гримёрки в верхнюю комнату, когда нас туда позвал Алекс - наш старший шаман. А когда узнал, что я читаю Чёрного, сделал круглые глаза и спросил, смогу ли я повторить ещё раз.
Я повторил. И вердикт был: "Нет слов".
Ещё несколько грубых стихов, "Сорокоуст" и в целом меланхоличное настроение. Мне растрепали волосы, надели чёрные пиджак, шляпу, дали в лапы трость и назвали Есениным. А ещё гитару в руки и... запевай!

Сыпь, гармоника, скука... скука.
Гармонист пальцы льёт волной...
Пей со мной, паршивая сука!
Пей со мной!
Излюбили тебя, измызгали,
Невтерпёж!
Что так смотришь на меня
Синими брызгами,
Али в морду хошь?!
В огород бы тебя на чучело!
Пугать ворон!
До печёнок меня замучила
Со всех сторон!

Сыпь, гармоника, сыпь, моя частая!
Пей, выдра, пей!
Мне бы лучше вон ту сисястую!
Она глупей!
Я средь женщин тебя не первую,
Не мало вас,
Но с такою как ты стервою!
Лишь в первый раз!
Чем больнее, тем звонче,
То там, то сям,
Я с собой не покончу!
Иди к чертям!
К вашей своре... собачьей
Пора... постыть.
Дорогая, я плачу.
Прости...
...прости.

К десяти часам уже першит в горле, на душе достаточно мерзко и хочется выпить. И в то же время какое-то чувство родного и блаженства. На высоком стуле Ворона изгибается, подражая кошке и, запустив пальцы в длинные, чёрные и вьющиеся волосы, лукаво улыбается, косит на меня глаз и шепчет стихи.
- До свидания, мой друг, до свидания...
По пустым улицам гремит шершавая ночь. Я выхожу раньше, а прихожу позже. И с порога меня встречает домашняя истерика и извечный дурдом, на который нет ни сил, ни желания реагировать.
Но я всё же реагирую. И обессиленно плачу, зло раскидываю стулья и чашки. Чувствую непреодолимое желание уйти в эту ночь, обратно. И не возвращаться.
Утирая лицо, вскидываю голову и ищу во мраке кухни изумрудно-зелёный взгляд Книжника.
- Если я уйду... ты вернёшь меня обратно? - я знаю ответ, но всё равно спрашиваю.
- Верну, - голос его звучит удивительно мягко. Не так холодно, как обычно, - Сиди...
И я сижу.

Пой же... пой на проклятой гитаре!
Пальцы пляшут твои в полукруг.
Захлебнуться бы в этом угаре!
Мой последний... единственный друг.

Не гляди на ее запястья
И с плечей ее льющийся шелк.
Я искал в этой женщине счастья!
А нечаянно гибель нашел!

Я не знал, что любовь - зараза,
Я не знал, что любовь - чума!
Подошла и прищуренным глазом
Хулигана свела с ума.

Пой, мой друг. Навевай мне снова
Нашу прежнюю буйную рань.
Пусть целует она другого,
Молодая, красивая дрянь.

Ах, постой. Я ее не ругаю.
Ах, постой. Я ее не кляну.
Дай тебе про себя я сыграю
Под басовую эту струну.

Льется дней моих розовый купол.
В сердце снов золотых сума.
Много девушек я перещупал,
Много женщин в углу прижимал.

Да! Есть горькая правда земли,
Подсмотрел я ребяческим оком:
Лижут в очередь кобели
Истекающую суку соком.

Так чего ж мне ее ревновать?!
Так чего ж мне болеть такому?!
Наша жизнь - простыня да кровать.
Наша жизнь - поцелуй да в омут.

Пой же, пой! В роковом размахе
Этих рук роковая беда.
Только знаешь, пошли их всех... на хер...
Не умру я, мой друг, никогда!

@темы: Тоска, Стая, Одиночество

02:04 

Сука шаман
Да ведь я теперь... даже поста не смогу написать! Что уж там говорить о каких-то... полноценных вещах.
Я не смогу отвлечься даже на то, чего давно хотел, исключительно потому, что мыслями так или иначе буду обратно возвращаться. Хотя сочиняй, не сочиняй! И это уже будет не то. А ведь я хотел когда-то, очень сильно, чуть ли не до ломки. Теперь вон какая аказия - лежит на блюдечке - бери! А мне не надо. Мне другое подавай.
Смешно.
Я и смеюсь. Нервно и сквозь кривой оскал.
Я загнан в абсолютный тупик, откуда нельзя вырваться. Куда ни подамся, за что ни возьмусь... так или иначе оказываюсь связан и пленён. Весь из себя искренне стараюсь этого не показывать, а сам диву даюсь... это же так очевидно! Неужели этого не видно?
И что ни делай, каким нахалом себя ни выставляй, а прирученным-то я оказываюсь. С другой стороны, конечно. В другом плане - не том, что все так привыкли обозначать.
Но всё же.
И есть в этой безнадёжности и полной неспособности деться куда-то что-то... приятное. Что-то обворожительное и тёплое. Вместе с тем что-то обидное и болезненное, но ужасно не хочется уходить. До слёз.

Вот, Шакал, опять сентиментальностями посыпал, тьфу твою лохматую голову. Эту голову лучше уложить спать, пока из неё ещё чего не вывалилось ненароком.

@темы: Тоска, Любовь

11:53 

Пан Манэлиг, Пан Манэлиг, каханым будь моим...

Сука шаман
Третий день без устали болит голова. И сегодня ночью меня мучили кошмары. Но мучили они меня в исключительном порядке глубоко ночью, а не под утро или ещё как. Словом, некому меня было разбудить. Ни будильнику, ни человеку. Да и когда я сплю, вряд ли по мне можно понять, то я вижу. Я зачастую к тому моменту оказываюсь достаточно далеко от своего тела. И связь становится всё тоньше.

Не замечал за собой, чтобы я метался по кровати, кричал, вскакивал. Хотя точно знаю, что иногда просыпаюсь в рыданиях. Или оказываюсь не в своей кровати, а где-нибудь в другом месте дома.

Вся ночь сегодня была переполнена мерзостью, от которой я не мог никуда деться. Я был слишком уставшим, чтобы бороться с ней. Я лёг спать, чтобы отдохнуть, но на каком-то чёртовом автомате со своим неконтролируемым потоком энергии вывалился дальше. А обратно не ввалился. Я не знаю, как мне спать! С включённым светом, закидавшись подушками и игрушками, обвешиваясь амулетами или прячась под чей-то бок.

У меня нет рядом того, за кого можно спрятаться, впрочем.

Стою и смотрю за происходящим, наблюдая с внутренним отторжением и отстранённостью. За распластанными а столе людьми, за кучей связанных обнажённых девушек, измазанных в грязи и крови, мычащие и плачущие, за мёртвыми людьми, сшитыми из множества кусочков, криво замотанных вокруг, с торчащими трубками и проводами, наблюдаю за процессом разделения руки на равные части, включая разрезание пальцев, расслоение ладоней, за стекающей по кафельному полу кровью. Слушаю мольбы и плач.
- Хватит! Я больше не могу, - голос неизвестной девушки обессиленно стихает, - Убей меня, перережь мне горло, - она выгибается - обнажённая и грязная - в её голове дыра, из которой стремительно начинает вытекать кровавая масса, пока её руки медленно разделяются на части большими ножницами.
Я медленно моргаю и просто смотрю. Оглядываю занавески, заляпанные пятнами.
Я ощущаю полное нежелание что-либо делать и как-то реагировать. Всё внутри меня переворачивается от того, что происходит меньше чем в метре от меня. Я как дух. Сторонний наблюдатель. Возможно, я мог бы что-то сделать. Но я не чувствую собственных сил. И не вижу смысла. И просто смотрю...

Вот уже сильная рука в перчатке тянется к моей голове, чтобы извлечь оттуда мозг и затолкать мне его в глотку. Я откровенно не сопротивляюсь. Позволяю этому произойти.
Какое-то время я пытался спрятаться, убежать, но потом мне это всё надоело. Я просто падал в траву и грязь. И неминуемо оказывался в чужих руках, вскрывающих мою кожу и залезающих под неё пальцами. В такие моменты мне в очередной раз хочется начать проклинать всех тех людей, которые считают, что это забавно и было бы интересно такой адреналин испытать. Хочется схватить их за глотку и кинуть на моё место. И посмотреть, насколько весело будет им с их чёртовым адреналином.
Но я его не испытываю. Я ощущаю лишь задолбанность, смертельную усталость и безразличие.
Оказавшись на земле, я утыкаюсь в неё носом. Позволяю схватить себя за волосы. Рука тянет мою голову назад, натягивая волосы до боли. Кажется, что шея вот-вот сломается. Я чувствую, как пальцы-лезвия, пальцы-крюки, забираются в мою голову и выковыривают содержимое, а после методично заталкивают мне в глотку. Я кашляю, давлюсь, задыхаюсь, но ни секунды не сопротивляюсь.
Когда рука выпускает меня, я падаю обратно, полежав немного, отползаю, отплёвываясь. Моё сноходческое тело по умолчанию генерируется обратно. А как только генерация заканчивается... всё повторяется.

Я стою перед фантомом любимого человека и выслушиваю ругань в свою сторону. Мне рассказывают о том, как обираются заниматься саморазрушением, методично уничтожать себя, курить и бухать усерднее и усерднее, о том, что не только не бросят этого занятия, но и займутся им с ещё большим рвением. Я стою, слушаю, но ничего не говорю. Не пытаюсь переубедить. Молча плачу. Без всхлипываний, без дрожи. Просто по щекам текут слёзы, и я снова ничего не могу поделать.
Уже забываю о том, что я ещё не проснулся. И воспринимаю всё исключительно реально. Лишь к позднему утру с замиранием сердца, тяжестью в груди и дрожью в руках понял, что это не было реальностью.

Сотни тысяч очередей из огромных пулемётов изрешетили людей. Я бегу сквозь высокую траву и не понимаю, почему ещё не упал. Переваливаясь через забор, закатываюсь в огромные и густые кусты. Над головой шумит вертолет, осыпающей землю градом выстрелом. Град. Он похож на ливень. Ливень из свинца.
Я жмурюсь, содрогаясь, но продолжаю видеть и с закрытыми глазами. Это естественно. Шепчу себе под нос что-то неразборчивое. Делаю усилие. И обстрел превращается в град. Ливень свинца в ливень воды. Мне пришлось напрячься, от чего в висках сразу болезненно застучало. Но по кустам заструились капли воды, стуча по листве и стекая холодными слезами. Я смотрю за дождём, пока гул вертолетов и крики не рассеиваются. А после выползаю из укрытия и вяло бреду дальше. В глубины сна, не разбирая дороги. Туда, куда ведут ноги. Потому что глаза смотрят в землю и не хотят ничего замечать.

- Я мог бы уехать, - тихо говорю я девушке-незнакомке рядом с собой. Я знаю её. Но не в жизни, а здесь, за гранью снов... я вижу её не в первой. Зайдя в дом, произношу кодовое слово, долго его вспоминая, и проходы офисов трансформируются в жилое помещение. Мы выбираемся в комнату с балконом. Тут тесно, светло, много мелких вещей. Осев на пуфик, я смотрю в потолок, провожу пальцами по старому выпуклому монитору и повторяю. Она внимательно слушает меня.
- Я мог бы уехать... продать квартиру, если бы смог вернуть её, получить деньги и уехать верным щенячьим хвостом, призванным защищать своего хозяина. Я бы был самым верным псом. Диким, свободным, но верным до одури, - она молчит, зная, что я не закончил. Я поворачиваю голову и смотрю на неё измученно, но вкрадчиво.
- А мог бы остаться тут... и просто не просыпаться... больше никогда.

@темы: Тоска, Сны, Одиночество

00:04 

Эх, жизнь моя - жестянка.

Сука шаман
Утро началось отвратительно. Примерно так же омерзительно, как закончился вчерашний день. И эта пакость переползла на сегодня.

Поднявшись с утра, я с прискорбием обнаружил, что голова моя по-прежнему болит и разрывается, в висках стучит, хочется упасть обратно и не вставать. На улице дождь. Чудесный, прекрасный дождь, но это нисколь не улучшило моё настроение. Вот прям вообще.

С горем пополам я собрался, умылся, накинул на себя привычно мятую футболку, точнее попытался в неё влезть, что большого труда не составило. Ведь моя одежда висит на мне мешком! Просто мимо рукавов промахиваюсь. Забыв про все свои браслетики и бусики, я выглядел не то, чтобы голо, но и ужасно уныло. Моё настроение балансировало там же. На том уровне.

Уныние.

Притащившись на работу, я мрачно обнаружил, что за пять минут до начала рабочего дня руководительница так и не пришла. А потому возился с дверью, которая не хотела мне даваться. Пока я проделывал все финты с налеганием на дверь и верчением ключа, пришла Кошка. С ней сразу дело сладилось. И дверь поддалась.
Ввалившись внутрь, я серой тучей пролетел к своему рабочему месту, где погрузился в рабочий процесс. Кошка поинтересовалось моим состоянием. Недолго думая, я рассказал ей, почему плохо спал, от чего у меня мерзкое настроение и как я в целом себя ощущаю. Немного растерянная, она сжала губы, поглядела по сторонам и попыталась меня приободрить, что, конечно, не вышло. О, если я страдаю, то я, блин, страдаю по полной!
- Знаешь, а мне... - неуверенно выдала Кошка, - ... жаль её.
- Кого?! - вспыхнул я, резко сев в кресле.
- Ну просто... я понимаю, какого это. У меня так было... - сопя носом от возмущения, я поджимал губы и не знал, что мне делать: начать кричать, смеяться или плакать. А потому решил не делать ничего. Окромя работы.

Сетевой диск наш страшно глючил - это ужасно раздражало и не давало нормально работать. Единорог тоже притащилась не в самом радужном и далеко не розовом настроении. Серость этого дня мы время от времени разбавляли шутками, но в основном всё было убийственно депрессивно.

В какой-то момент мне позвонила девушка, с которой я когда-то учился в одном Лицее, но мы давно не водим контактов. Позвонила и спросила, что с собакой. С собакой, которую сестра увезла в деревню, отдавать чужим людям, чтобы она там сдохла в первую зиму. Я... я не знаю. У меня нет больше слов на всё то, что происходит в этом чёртовом доме.
- А что я сделаю? - сипло вопрошает мама, - Как я заставлю её не курить на балконе? Она вообще сказала, что я не тот человек, с которым она собирается разговаривать, - я снова поджимаю губы. И понимаю, что я абсолютно ничего не могу сделать. И мне больно. Я хочу помочь. И я хочу уйти. Мне бы прямо тут разорваться на части и больше не собраться.
Не без мата я выложил бывшей однокласснице ситуацию. Мне предложили встретиться, я сказал, что подумаю, но после решил, что к чёрту мне сдались эти встречи. В очередной раз полоскать семейные проблемы и истерики? От этого станет лучше? Или что-то изменится?
Нет.
Нахер.
- Я не хочу этой войны. Я хочу, чтобы в доме всё было хорошо и мирно, - шепчет мама. А я хочу исчезнуть. Потому что когда я рассредотачиваю зрение и включаю шаманью зёнку, то вижу, что ничего не будет. Не будет этого и всё.
Безнадёга.

Пребывая в и без того тошнотворном настроении, я успел ещё и почти поругаться с генеральным директором. Бишь с Царём.
Он поставил мне, руководителю нашего отдела и заместителю задачу. Решить такие-то вопросы, разобраться, всё такое. Говоря короче, в процессе разговора всплыло, что наш отдел обязан делать списки должников.
- Наш отдел этого не делает, - возмутился я, на что получил ответ.
- Ознакомьтесь со своими должностными обязанностями, а потом выставляйте заявления, - мне стало так обидно. Да если бы нам показали как и откуда всё это брать, так мы бы сделали! А так откуда мы это возьмём!
Не успел я возмутиться, только воздуха вдохнуть, как зазвонил телефон. На том конце уже был Царь Батюшка, принявшийся ругаться на меня. Я, будь дурак и не будь шёлковый, продолжил возмущаться в ответ. Настолько деликатно, насколько это было возможно. Хотя внутри меня уже и без того трясло. Я чувствовал, что вот-вот начну банально задыхаться от гнева, но пытался говорить максимально холодно.
- Ты сейчас в равных правах, - заявляет Царь, на что я уже обречённо вздыхаю, готовый начать рыдать. Только молча.
- В каких правах? - как штатная единица контенщика я расцениваю свои права из этой позиции, исключительно.
- Ну ты же собираешься занимать руководящую должность, - я в который раз за день поджимаю губы. И чувствую какую-то... обречённость. Когда хочется махнуть рукой на всё.
- Вероятно, - сипло отзываюсь я в трубку. Царь вкрадчиво уточняет.
- Вероятно или собираешься?
- Собираюсь, - уже почти шепчу я, с трудом сдерживаясь.
- Я тут на тебя наорал, но когда возник казус с претензией, ты позвонил в администрацию поселения, извинился и смог уладить конфликт.
- Ну а что я должен был сделать.
- Не знаю, может с танками на них пойдём, - я вяло смеюсь, - Это должна была сделать Наташа, она допустила ошибку и она ответственна, - я скептично пожимаю плечами. Мне уже всё равно, директор продолжает, - Ты хорошо сдал тесты.
- ... мда?
- Надо ещё консультацию пройти и собеседование. Поэтому сейчас ты в равной позиции и ответственности, - вздохнув, я соглашаюсь и прошу уточнить актуальные сферы вопросов, записываю и помечаю.
- Пошевели там Иру с Наташей. Если не пошевелятся - говори мне и тогда я пошевелю. Завтра, скорее всего, устроим большое совещание, - мне предстоит пережить ещё завтра. Хотя уже после этого разговора я чувствовал себя морально разложившимся. Потом слетел сетевой диск и роутер. Под контролем Царя, говорившего со мной по телефону, я всё это переподключал, бегая от одного агрегата к другому.
- Так, а теперь выключай роутер.
- Ун моменто...
- Что?
- Сию секунду, выключаю.
- Какой-то ты неживой.
- День говёный.
- Какой?
- уточняет директор.
- Говёный, - чеканю я.
- День отличный, - звучит как не очень качественная попытка убедить в том, чего нет. Я, в общем-то, просто не спорю и перезагружаю следом сетевое облако.

С полным нежеланием что-либо делать, я направляюсь в сторону театра, где у нас проходит очередной игровой четверг. По пути туда состоится неприятный разговор с мамой. Снова о сестре. О доме. О всём, от чего хочется удавиться. Спасает подоспевший Варвар.
По пути до театра я хмуро поясняю ему причину наличия у меня кислой мины.
- Ну что ж, - задумчиво протягивает Аргат, почёсывая бородку, - По-крайней мере ты пережил это с достоинство, как настоящий воин.
- Что ты имеешь в виду? Работу или личный фронт? - вяло интересуюсь я.
- Всё вместе. Весь этот день.

В театре мы закончили раньше на пол часа, а потому решили пройтись с Варваром квартал пешочком. Шёл дождь. У нас был один крохотный зонтик на двоих, под который задувало капли. Вокруг было очень много луж, которые было практически не разглядеть в темноте обманчиво шумного города. И мы шагали по лужам, уже изрядно промокшие, и играли в слова со своими собственными правилами. В этих словах должно была быть частица "ар", а потом "ур". Победила. в конце концов, дружба, когда в один момент мы одновременно назвали одно и то же слово.
Мокрые и замёрзшие, мы стояли на остановке и говорили о всякой чепухе. О теннисных столах, об огурцах, которые можно выращивать, о зубной боли, о кофе с булочками, о зонтах и о песнях.
Путь в маршрутке я провёл, ткнувшись в холодное стекло и наблюдая за каплями воды, стекающими по нему с обратной стороны. Совершенно безнадёжно - дождь меня не радовал. Когда я поднимался к подъезду, я уже был мокрым весь. Стучал зубами и обтекал со всех сторон. А теперь неуёмно шмыгаю носом.

Дома ждала временный гость - Ракета. Котёнок, которого нам дали, чтобы присмотреть за ним, пока хозяева отъедут на два дня. Она долго носилась вокруг меня, играла с моей рукой и очень любопытничала. Я устало улыбался и давал ей кусать свои пальцы.
А потом выслушал очередную порцию семейных неприятностей. На которые просто нет сил больше реагировать.
Я не знаю, что мне делать и как.


Мерзко.

@темы: Учёба/Работа, Тоска, Одиночество, Ненависть, Любовь, Глупости

07:59 

Сука шаман
Мои мысли спутаны и переплетены вместе с детской обидой. Той обидой, от которой хочется поджимать губы и делать большие круглые глаза.
Детские обиды. По взрослым вещам.
Экая катавасия.
Я не знаю, что я толком думаю. И чувствую. Неуверенность. Смятение. Растерянность. Обиду. Страх. Потерянность. Злость. Кучу всего. При том стоит заострить внимание на одном чувстве, как оно замещается другим. И далее. И далее.
Глупо как-то в целом. До слёз глупо.
Я романтичный, наивный ребёнок. Устои у меня такие. Нежные, мягкие, светлые. Ну глупые в общем. Как будто мир пытается мне доказать, что так не бывает.
Бывает же. Бывает!
А сейчас нет. Всего-то.

@темы: Одиночество, Любовь, Глупости, Тоска

09:40 

Стекло-стекло-стекло

Сука шаман
Утро началось раньше, чем положено. Началось от криков в доме, от ругани матери и сестры, от когтей собаки, скрежещущих пол, от грохота посуды и хлопанья дверей.Я лежал, отвернувшись лицом в стенку, и вспоминал, что я до этого делал во сне, подумывая, есть ли смысл возвращаться. Ужасно сильно болела голова. Превозмогая странно возникшую резкую боль - скорее всего от задолбанности - поднялся и прохромал к телефону. Ещё час до будильника - долбаный час.
Упав обратно, закрыл глаза, вынужденно слушая крики.
- Я не отдам тебе сбер книжку. Просто не отдам.
- Ага, а деньги на обучение сама снимешь?
- Иди работать. Тебе в три месяца надо пять тысяч платить. За три месяца точно заработать сможешь.
- У меня ГОСы.
- Ну ничего, один же как-то справляется, - борясь с головной болью, сглатываю ком, вставший в горле, - И деньги, которые ты заняла у тёти Гали, верни. Мне всё равно, где ты их достанешь.
Моя сестра - тупая пизда. Скоро ей исполняется восемнадцать лет. Она уже переспала со своим парнем - тоже не особо блещущим умом. Она практически не учится, к ГОСам не готовится, не работает и сидит у нас на шее. Должна мне много денег. Мама открывала сбер книжку на 200.000 на её обучение, но вчера в отчаянии обратилась ко мне, сказав, что не может отдать ей книжку. Потому что она просрёт все деньги. И... и, словом, мне совершенно не хочется расписывать все аспекты нашей чудесной семейной жизни, все мелочи и факторы за и против, всё, что происходит изо дня в день. Я привык отмалчиваться и страдать себе потихонечку. А когда люди вокруг удивляются, хер ли у меня депрессия, просто посылать их к ебеням, ничего не объясняю.
Туда же, хочу заметить, я пошлю всех, кто решится высказать свои идеи и предположения. Те люди, которые меня принимают за идиота, неспособного самостоятельно мыслить, и предлагающие всякие тупорылые и банальные выходы из ситуации, как будто вы тут одни по-особенному умные. Варианты, которые давно продуманы и погребены глубоко под землю. За слоем невозможности, абсурдности и неосуществимости.

Я просто устал...

Проливаю на себя венский кофе с тихим "твою мать".
- Ну отлично, теперь я кофейный, - ворчу я, оглядывая себя и свою испачканную рубашку.
- Зато будешь вкусно пахнуть.
- Хорошо, что я чистоплюйством не страдаю, - скептично отзываюсь и продолжаю потягивать кофе. Уже под вечер, когда мы дошли пешком до стадиона, а оттуда гуляли по дворам, я задумчиво понюхал своё плечо, руку. Покосился на Варвара.
- Я до сих пор пахну кофе и сливкам, - помолчав, резко наваливаюсь на состайника, сунув ему руку под нос, - Чувствуешь-чувствуешь-чувствуешь?! - он оценивающе обнюхивает меня и делает круглый глаза.
- Действительно.

Шагаю на работу и, мотнув головой, с шипением зажмуриваюсь, ибо голову пронзает жуткая, невыносимая боль, от которой я с трудом устоял на ногах. Замерзая холодным утром, обнимаю себя за плечи и волоку своё жалкое тело дальше.

- Эта одежда с меня спадает, - я стою, обнажённый по пояс, в материнской комнате. Она пытается придумать, как меня одеть, - А эта вообще сползает, если руку подниму, - хмыкнув, встаю боком к зеркалу, - Я что, меньше стал?
- Ты просто усыхаешь, - дрогнувшим от скорби и печали голосом тихо произносит мама, - ... это страшно.

То редкое состояние - для меня действительно крайне редкое - когда хочешь выкурить сигарету.
И напиться.

@темы: Учёба/Работа, Тоска, Стая, Ненависть, Глупости

01:00 

Сука шаман
Ситуация в семье оставляет желать лучшего. Мягко говоря. Очень мягко говоря.
Понимаю, что никуда от всего этого не денусь, ибо маме нужна поддержка. Ей больше не на кого полагаться. Потому заталкиваю в себя поглубже всё, что только можно. И стискиваю зубы. И обещаю никого не убивать.
Слушая её предположения и домыслы, лежу на спине на кровати, смотрю в потолок, сжав губы.
- Ты себя нормально чувствуешь? - вдруг спрашивает она и касается моей щеки.
- М?
- Ты весь красный и горячий.
- Злюсь, - коротко отрезаю я.
Это моя стихия во мне бушует и негодует.

Старательно отвлекаюсь и очень надеюсь на успехи на работе, но пока рано о чём-то говорить. Ещё как минимум две недели.
Экспериментально отказываю себе во всём, кроме кофе с булочками. И все заработанные деньги сбрасываю на семейный бюджет. Не большие, конечно, но какие ни какие. И живу весь месяц только на мелочь с проезда и кофе. И чувствую себя хорошо. Потому что не в деньгах счастье. И жить на сто рублей в кармане, отложенных и то на качественный кофе, не только можно, но и нужно.

Кофе и булочки. Эта смесь оказалась удивительно лечебной. Она помогает абсолютно во всём. Что бы ни случилось - стоит принять эту чудодейственное лекарство... и всё. Работает безотказно. На нас обоих. Хотя что-что, а успокаивать Дика не приходится. Он и без того спокоен и холоден. Разве что несколько обеспокоен моими грядущими планами и сомнительными потугами. Эта забота обо мне действительно умилительна.
Он ни за что не покажет этого прямо и открыто. Тем не менее, если я за что-то возьмусь, сам это проанализирует, наберёт информации, оформит её и предоставит мне для размышления в простой и доступной, разжёванной форме.
Благодарность... кто ещё позаботится о том, чтобы я не наделал глупостей? Особенно в своих горячих порывах страстей и любви. Я ж могу. Я ж умею. Я ж человек пылкий.
Но ещё помимо этого... я умею ждать. Так что такие вещи сами собой как-то... уравновешиваются.

Я часто паранойю. Не потому, что дурачок такой, а просто поводов окружающие дают предостаточно. Я вообще паранойей раньше никогда не страдал. И больше в других её цеплял и старался помочь избавиться. То ли обстарался, то ли слишком много этих самых поводов, но суть одна - заболел. Теперь и я стал параноиком неизлечимым, что вошло в абсолютную привычку. И обыденность.

Кручусь на стуле в офисе, задумчиво глядя в потолок, кошу взгляд на Розового Единорога.
- Мне сказали, что я завалил в чужой сон в ванну и притащил с собой коровий череп, - произнёс я максимально безэмоционально. Оторвавшись от монитора, Розовяш спокойно смотрит на меня. Я вскидываю вопросительно бровь.
- Знаешь, - начинает Единорог и легко улыбается, - Я бы от кого угодно в подобной ситуации была в шоке. Но если это ты, то это нормально.
Так вот. Народ считает, что если я завалюсь к ним в ванну с коровьим черепом и начну беззаботно плескаться - это норма. Только потому, что это Шакал.
Такие дела.
Я задумчиво потёр за ухом и погрузился в раздумья. На следующий раз я уже озадачил Варвара. А он тоже взял и не удивился. Он вообще... мало чему удивляется. Хотя я помню, как долго он смеялся, когда я сказал "Представь, что ты решил помыть голову". Не потому, что он совсем варвар, а потому, что у него водопровод не подключен в квартире.
- Я просто пытаюсь себе представить эту картину, - размахиваю я руками, идя рядом, - Значит я где-то что-то делал, потом завалил в чужой сон, захватив с собой коровий череп, бултыхнулся в ванну и давай плескаться? Понимаешь, Варварушка! Когда я ухожу гулять во сне, я всё чётко вижу, чувствую и понимаю. Думаю и осознаю. И дело не в кошмаре, который отбил мне память. Дело вот в чём - найти дорогу в чужой сон у меня всегда хреново выходит. И если бы я нашёл его - я бы понял, где и с кем я нахожусь. И явно бы себя так не вёл, ибо сам понимаешь. Тогда встаёт другой вопрос. Вопросы! Где я взял коровий череп? Он не мог просто сначала появиться просто так. Я убил корову? Или нашёл труп коровы? Почему именно корова? А если я приносил её в жертву Богам? Тогда зачем мне понадобилось забирать с собой череп? Может я чего-то наклюкался или нанюхался? А если прямо из черепа? Потому что как тогда всё это объяснить!? Я мог бы вести себя так в твоём сне или в чьём другом, но тут совсем другой фактор. Я бы отличил реального человека и не смог бы просто позволить себе такого с осознанием. Стало быть. осознание моё было знатно затуманено!
- А если ты нашёл дорогу благодаря черепу? Может, он намекает на твою связь с духом-проводником?
- Корова...? - кошусь я мрачно на состайника, - Может это была не корова? - со слабой надеждой вопрошаю я и вздыхаю. Всё равно не вспомню. Воспоминание я с утра выбил себе знатно в попыхах, не подрассчитал.
Поднимаю руку и чуть покачиваю ей, пытаясь вспомнить, как там лежал череп.
- Знаешь... я чувствую, как он лежал. Его фантом. У меня рука помнит. И воду тоже, - помолчав, снова покачиваю рукой, пытаясь оценить вес по фантому, - ... и чужую кожу, - добавляю тише, шевеля пальцами.
- Не помню, что, зато помню... как.

@темы: Шалай махалай, Учёба/Работа, Тоска, Стая, Сны, Ненависть, Негодование, Любовь, Красота да и только

23:56 

Сука шаман
Мне ужасно лень что-то писать и говорить. Потому что я сонный. Но почему-то я считаю своим дневничковым долгом сказать, что...

У меня есть куча дел в дендрарии. И теперь я знаю, почему тотем хотел, чтобы я сел у того дерева. Почему мой обвешанный перьями шакал, что разбросал их по поляне, так настаивал, чтобы я там сел. Я тогда не смог ничего понять, просто запомнил. Зато хорошо пообщался с хранителями, с которыми сразу сдружился. Оно полюбили нас обоих, что на самом деле достаточно неожиданно. Обычно к Дику они сохраняют нейтральное отношение, так же как и он к ним. Лишь помогает мне разобраться, потому что хорошо чувствует и сухо анализирует.
Он предложил мне пронаблюдать за тем, что делает Альт.
- Я просто гуляю.
- Об этом я и говорю. - конечно просто! Только у нас это называется по-другому, да и только. Альт прошёл почти по всем местам, которые я уже отмечал, когда ходил за ними. К последнему Дик сам его вывел. Иногда я откровенно поражаюсь, как этим двоим удаётся так много говорить друг другу, не открывая рта. Ведь они говорили по моим меркам довольно мало, а тем не менее Дик успел не только рассказать про Лес, но и Альт, в свою очередь, тоже многое поведал. Почти не говоря вслух. Либо это какое-то индивидуальное умение, либо достигнутое чудесным образом взаимопонимание. Я склоняюсь ко второму.
Лес очень любит дарить подарки. Он делает это много и часто. Я получал от него перья, руны, камни, капельки смолы, дождь, радугу, дурманящий запах, друзей, предсказания и кучу всего другого. Да мы, в общем-то, поладили - да не будет это звучать слишком высокомерно - с первых секунд, как только я вошёл туда впервые. Я сразу почувствовал себя уютно. И Лес встретил меня птицами, которые устроили танцы у меня под ногами с весёлыми напевами.
Дерево, на которое мне указал тотем, всегда молчало. Сидя под ним, я не чувствовал к себе неприязни. Только холодное спокойствие. На Дика же оно оскалило ряд острых зубов, точно пытаясь прогнать. Ну что сказать... методы Книжника ласковостью зачастую не отличаются. А на такой финт лицом, проступившим на коре, он только чуть скривился и констатировал неприязнь. Я же к тому моменту стал яснее понимать, что нужно делать и почему мой шакал хочет, чтобы я уделил внимание этому дереву.

А ещё я... до слёз люблю свой город. Я не знаю, почему меня так накрыло сегодня. Это бывает как... когда ты давно, очень давно кого-то знаешь. Все манеры, повадки, характер. Всё. И вот думаешь, что надо что-то изменить и куда-то двинуться, уже готов к этому, как этот кто-то берёт и просто ненавязчиво тебя обнимает. Молча и не сильно. Так, что можно спокойно разомкнуть объятия, но разве можно? Хочется плакать, понимая, что найти в себе силы так просто покинуть его... очень тяжело. Я плакал внутри, ибо снаружи было занято. Ничего не мог с собой поделать. Шептал в небо, что я не смогу. И вряд ли буду. Рассказывал городу, что я знаю его. И каким знаю. Его нежность и романтику, его ранимость и боязливость, его тёплые и шершавые руки, длинные пальцы и мягкое дыхание. Как можно взять и променять это на разноцветных родственников? Такого близкого друга, такого давнего друга... такого, что честно и бережно хранит твои тайны. А ты его.
Нет. Это невозможно.

@темы: Шалай махалай, Тоска, Стая, Любовь, Красота да и только

08:22 

Сука шаман
Экспериментальным путём выяснили, что антидепрессанты не только мне не помогают, но и делают хуже. Призванные помочь мне избавиться от нервозности моего кишечника, следующей за моей собственной, они напротив вызвали эту самую нервозность.
Как я это понял? Я выпил их перед приездом Лорда. С утра мне было плохо, но у меня так часто бывает, так что я не придал этому значения. Но на протяжении трех дней это не приходило. Один раз, психанув, я обратился к тотему со словами: ''Лучше бы у меня так голова болела!'' - и тотем незамысловато перевел всю боль в голову, что даже глаза открывать было больно. Тогда я понял, что язык мой - враг мой (вот так открытие, Шакал, а?).
Вчера я снова выпил антидепрессантов. И уже вечером меня помутило. Перед глазами предательски плыло, как и сейчас временами. А характер боли абсолютно аналогичен той, что была в прошлый раз.
Третий раз на верность проверять не хочу.

@темы: Тоска

01:47 

Сука шаман
Нет ничего "приятнее", чем когда близкий человек, застав тебя в непозитивном расположении духа, вместо того, чтобы повести себя как реально близкий человек, затыкается, услышав с моей стороны рычание, и оставляет одного.
Мерзко. До нервной злобы. Так-то радужным-лучистым я всем нужен!
А вот упал я в лужу-у-у-у.
Я никому не нужен.
Хай ла ла лай!
Проще всего давать пустые советы, не пытаясь ни в чём разобраться. Что ты, что ты! Штампованные фразы мы и так скажем! А разбираться в чём дело не намерены, больно надо-то.
Так заберите свои фразы эти и засуньте в задницу, пожалуйста. Извольте. Лучше уж не лезть тогда вообще.

Идите к чёрту. Херовы "близкие".

С потолка в уборной на работе сегодня свалилось нечто. Я поднял голову, а меня встретила мертвенно-бледная рожа с синими губами и чёрной копной волос-клочьев. Вылупившись на меня пустыми глазами, морщинистое и стянутое лицо практически рухнуло на меня с потолка.
Я, выругавшись, быстро отшатнулся и выскочил в коридор. Обернулся на уборную. Сплюнул.
- Катись к ебеням, - прошипел в дверной проём, - Надоели!
Мои глаза ловят в подавленном состоянии совершенно не те волны.
Тем, кто считает, что иметь такие глаза жуть как круто, весело, интересно и вообще... - вы идиоты. Излишне самоуверенные и воспитанные на тупых стереотипах и ценностях. Я не боюсь никого обидеть, кто узнает себя сейчас. Потому что меня задолбало.
Я устал.
Я даже просто ходить уставшим не могу нормально.

К вечеру, уже нервного и злого, меня накрыла истерика. Я думал, что я придушу Варвара. Мне реально очень хотелось это сделать. Но я обошёлся руганью. К счастью, Вар не умеет на неё реагировать вообще. Он продолжает говорить так, как и говорил.

Хочу сбежать. От людей и обид. Но не могу. Мне так много надо сделать. Я, чёрт побери, взялся за такие дела, что их никак нельзя бросать. А сил уже не стало.
Резервы, источники, подпитка, места Силы - панически и нервно перебираю пальцами с уже не воспринимающим ничего сознанием.

@темы: Шалай махалай, Тоска, Одиночество, Ненависть

URL
01:03 

Сука шаман
В один из тех чудесных дней, когда я шёл с работы домой дворами, чтобы не натыкаться на людей, и ревел (не из за работы), я совершенно не заметил, как дошёл до Капели и Когтистого дерева. Я чуть не врезался в них. Вдобавок у меня играла музыка в наушниках, а сам я был увлечён своими соплями.
Опешив, я затормозил и поднял взгляд. Капель как будто стала меньше. А мой взгляд упал на обломанную ветвь. Довольно большую. Я помню, на этом месте раньше была широкая ветвь, создававшая своей листвой навес. Теперь там был выдранный кусок, который бросался в глаза и не мог по ним не резать.
Мне стало ещё более мерзко и обидно, чем было и без того на тот момент. Но в это мгновение я позабыл о своей боли. И переключился на боль чужую.
Стоя под Капелью, я гладил её ветви, перебил листья и ласково целовал их, шептал что-то неразборчивое. Что-то, что не было словами.
Моя боль никуда не делась. Но я смог позабыть о ней, обратив своё внимание на чужую. Можно даже сказать, что в какой-то степени это помогло.

Сейчас не поможет. Я не испытываю боли. Какая-то обречённость и задолбанность. Когда хочется махнуть рукой и сказать: "Делайте что хотите". Блаженно осознавать, что ничего никому не обязан доказывать и при том печалиться от чувства одиночества и непонимания.

Такая вот муть.

@темы: Одиночество, Тоска

11:39 

Вставай, страна народная.

Сука шаман
Даже не знаю, как адекватно описать всё произошедшее за последние два дня. Ну или не всё произошедшее, а большинство вещей. Но мне определённо надо выговориться, иначе я рискую сорваться на окружающих, а это то, что никак мне сейчас не поможет, а только усугубит моё и без того невесёлое положение.

Перед этим я знатно не выспался и чувствовал себя довольно мерзко. Настроение косило в разные стороны, а от его мерного пошатывания просыпалась тошнота, тогда как я сам отчаянно засыпал. Я не мог решительно ничего с собой поделать! Я уснул, спускаясь по лестнице, уснул в маршрутке, в рабочем кресле, на клавиатуре, я умудрился заснуть даже на совещании! Пока была работа, я старался занять себя ею. Некоторое время админил сайт, а потом просто обнаруживал себя спящим, а страницу недописанной. Пытался читать, но как бы интересно мне не было, в итоге буквы предательски расплывались перед глазами, и я не мог ровным счётом ничего из написанного уловить, посему плюнул на это дело и продолжил спать уже непосредственно в кресле. Спина болит, конечно. И шея. Немного помог массаж от Никанора, но сейчас я готов хоть весь день описывать произошедшее, лишь бы снова не уснуть и не заработать себе дополнительных болячек.
Выпил кофе, да не помогло. Казалось, что только хуже стало - усыпляло меня.

С горем пополам я добрался до дома, где мама находилась не в самом прекрасном расположении духа из-за того, что им на работе не выдали зарплату. Я был бы и рад не беспокоиться, но, будучи чувствительным к эмоциональному фону близких мне людей, невольно сам становился раздражительным, перенимая отрицательные заряды.

Чуть позже пришёл Никанор, который смог магическим образом немного сбавить накала, внеся лепту своей энергетикой. Помогло как маме, так и мне. Болтая за чаем о самых различных вещах, я не удержался и показал ему камень, который мне привёз Лорд.
Осмотрев камень и считав информацию с него, Никанор удивлённо взглянул на меня, пошевелил пальцами и попробовал ещё раз. Я улыбался и ждал, когда он скажет, что думает по этому поводу.
- Он пустой, - округлил на меня глаза клирик.
- Да, пустой. Но не просто пустой, а оформлено пустой! - радостно воскликнул я, - Его можно использовать как резерв. Из него должен получиться отличный накопитель!
- Я просто не понял. Беру, считываю, а мне выдаёт - ноль. Пробую ещё раз - ноль.
- Я тоже сначала не понял. Только на третий раз, когда сел снова читать, смог понять, что это такое.
Мы также успели обсудить мой чудесный коридор и пространство между двумя дверными проёмами. Я поделился своими мыслями, рассказал о том, как потерял в том сгустке циркулирующей против часовой стрелки энергии кота, и как недавно чуть не влепился в тёмную сущность, что вышла ко мне из зала. Рассказал, как именно вижу этот сгусток и что планировал бы его почистить. Обсудив возможности перенаправления энергии и того, как можно максимально эффективно с ней обойтись, я набросал несколько планов действий для начала по мелочам того, что стоило бы сделать.

Поболтав ещё некоторое время, отправились на кухню, чтобы выпить ещё чайку. Или кофе. Не, второй раз мы пили кофе. К нам присоединилась мама, а Никанор постепенно собирался уходить. Пока они разговаривали, я немного отстранёно наблюдал за небом, развивая дождевые мысли, вскармливая вечернюю прохладу до более значимых масштабов.
Когда клирик собрался уходить, мама предложила ему остаться, так как погода становилась хуже. Я мгновенно зацепился за эту чудесную возможность и с большим усердием уставился в окно. У меня было время, пока мама убеждала Никанора, да и пока тот собирался. К тому моменту, как Ник уже был в дверях, начался ливень. От грома дрожали стёкла, а небо прорезали величественной красоты молнии. Мама вернула незадачливого беглеца обратно буквально с порога. А я, довольно улыбаясь и с плохо скрываемой хитростью, утянул друга к себе.
- И чего ты лыбишься так, шаман? Хочешь сказать, что это не твоих рук дело? - кивнул Никанор в сторону окна, где небо было затянуто широкой грозовой тучей, а под уличными фонарями блестели лезвия дождя.
- О чём ты говоришь? Ты разве видел, чтобы я плясал с бубном? - попытался возмутиться я, но не смог сдержать хихиканья. Клирик лишь покачал головой с улыбкой и мы продолжил любоваться молниями, пронзающими небесный холст. Зрелище было чудесным. Каждая молния была по-своему особенной и красивой. Ловя их взглядами, мы слушали шум дождя и грохот грома, заглушавший автомобили и людей.
Когда молний стало поменьше, мы перебрались на балкон в зале - он выходил не на проезжую часть, а во двор. Оттуда молнии было видно не так хорошо, но несколько необычайных мы всё же поймали. А ещё с того балкона удобнее всего наблюдать непосредственно за дождём, стучащим по узким улочкам, дворовому асфальту и насаждениям растений.

- Ты ошибся, - неожиданно произнёс клирик, глядя в пелену дождя. Я мочил ладони под каплями, глядя вперёд.
- М?
- Ты ошибся, когда говорил о коридоре и о дверных проёмах.
- Что ты имеешь ввиду?
- Там другое.
- Честно говоря, я никогда не смотрел туда целенаправленно, только время от времени чистил, - пожал я плечами, не убирая ладоней из под дождя, - А что такое? - так как я действительно никогда целенаправленно туда не пытался заглянуть, я знал лишь о том, что видел краем глаза. Ещё в детстве, каждый раз выходя из комнаты по ночам, я никогда не поворачивался спиной или боком к тому месту. Всегда следил за ним взглядом и включал везде свет, даже если находился в другой части дома, но этот кусок оттуда просматривался. Сейчас же я видел, как из двух дверных проёмов, расположенных друг напротив друга, идёт стрелой энергия, пронзая пространство. Непосредственно в той точке она сталкивается и смешивается в один циркулирующий чёрно-фиолетовый комок. На дверных проёмах оседает много грязи, а в самой точке бывает происходят аномалии. Да и просто приятного мало. Но так как я не придавал этой штуке значения большего, чем "грязное пятно - надо почистить", то и не смотрел дальше, не пытался анализировать.
- А ты посмотри, - чуть сипло произнёс клирик и, взяв меня за плечи, развернул в сторону выхода с балкона - туда, где в темноте едва проглядывались очертания гостиной. Не особо думая или сомневаясь, я опёрся спиной на подоконник, развесил мокрые руки в стороны и, закрыв глаза, принялся смотреть, обрисовывать комнату перед собой.
На самом балконе ничего плохого не ощущалось. В нём можно было чувствовать себя в относительное безопасности, а вот сразу шагать обратно в комнату не захотелось. Я продолжал задумчиво просматривать и начинал понимать, что дело, вероятно, совсем не в неудачно расположенных дверных проёмах. Та энергия, которую я видел в коридоре, была и здесь, но она тут не циркулировала, а была практически частью этой комнаты - её составляющей. Точно паутина, она была развешана на стенах, потолке, мебели. Развешана разными кусочками, но в целом составляла комнату и её непосредственную энергетику. Только не сплошную, а очагами.
Дёрнувшись вперёд, я резко и решительно вернулся в комнату. Чтобы убедиться в том, что дверь действительно особо не при чём, двинулся первым делом к ней. Осмотрел, ощупал, открыл-закрыл, проследил за тем, как ведёт себя энергия и как это влияет на сгусток в коридоре. Да собственно никак. Дело не в двери. Она, конечно, играла роль, но была лишь посредником, усилителем и преградой.
Я снова осмотрел комнату, настроив шаманий взор, и теперь чётче увидел проступающие в темноте очаги в виде паутинок, то там, то тут.
Пройдя к дивану, сел на него, подобрав под себя ноги, растёр ладони и сконцентрировался на своих ощущениях. Это было множество крохотных иголочек, которые опускались на мои ладони. Холодные, маленькие и многочисленные.
- Знаешь, на что это похоже... - обратился я к клирику и, взяв его ладонь в свою, показал пальцами, что ощутил.
- И на что оно похоже?
- В смысле с чем я это ассоциирую?
- Да, - я задумался.
- Многоножка.
- А ещё? - я снова поднапрягся, но не мог понять, что ещё мне это напоминает.
- Много маленьких иголок. Или насекомых.
- Пауки, - после того, как Никанор сказал это, я понял, почему подумал о коробке с пауками, - Только это не законченная коробка.

Мы включили свет и продолжили изучение комнаты. Обследовав её, Никанор поинтересовался, кто тот дизайнер, что придумал эту комнату.
- Мой отец, - негромко произнёс я, - Она действительно не доделана. Он не закончил её.
К чему мы смогли прийти. Долбаное искусственное дерево, стоящее в углу, подлежит выкидыванию. Шторки... шторки напоминают собой чёрти что. Но бесят маму также, как и дерево.
- Дверь - это гильотина, - произнёс клирик. Я сидел на диване и хмуро размышлял. Раздвижных дверей во всей квартире только две - это как раз дверь гостиной и кухни, что стоят друг напротив друг и между которыми крутится и вертится чёртов сгусток, образующий аномалии и пространственные дыры. Только тёмная сущность, с которой я столкнулся в коридоре, выходила не из сгустка, а из гостиной. От осознания этого мне стало не по себе. Я вспомнил, что произошло в день, когда я отправлялся в шаманское путешествие к Лорду. Как мой телефон сглючило и исказило звуки, вырвав меня в материальный мир и лишив нормальной подвижности на несколько часов. Вспомнил, как дедушка отказался спать здесь после того, как у него случился приступ удушья. Как провалился камин вместе с аквариумом и сестрой, когда она пыталась покормить своих черепах.
Следующим, что мы заметили, были плафоны на потолке. Два ряда по четыре плафона. Они обрисовывали квадрат в комнате, в середине которого находилась люстра. Эти плафоны квадратной формы направляли энергию конкретно в сторону двери. Так, как она выходила из комнаты и зафихрялась в коридоре. Они образовывали поток и направляли его туда. В коридоре. между прочим, были точно такие же плафоны, которые перенаправляли её дальше вглубь квартиры. А под каждым из этих плафонов находится маленькое... зеркало. Как ещё один преломляющий агрегат.
- Всё очень точно сделано, - сообщил Никанор, стоя посреди комнаты, - Там протекает река. Как раз по направлению потока. Там север-юг идёт направление. С этой стороны двор, а с этой дорога. Всё буквально спланировано под это, - я хмуро молчал, продолжая время от времени поглядывать на плафоны, на дверную гильотину, прослеживать движение потока. В какой-то момент тихо выругался и снова замолк.
Никанор лёг на пол под люстрой и раскинул руки.
- Твою мать, - сдавленно выдал он. Я перевёл на клирика взгляд.
- Что такое?
- Да если бы я был Тёмным Магом, я бы тут жил! Тут просто самый настоящий алтарь! Это же крест! - переведя взгляд на люстру, я чуть наклонил голову вперёд и взглянул на неё снизу. Снизу, если лежать под люстрой на полу, это был самый настоящий крест, который украшало всё то же чётное количество квадратных плафонов. Крест точно совпадал с фигурой лежащего внизу. Если так лечь, то на этом кресте будешь выглядеть как распятый. Причём у креста этого было две пересекающих его горизонтали. Можно лечь головой как на юг, так и на север.
Мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы грязно не выругаться, в то время как мой мозг начинал активно всё обрабатывать. Я попытался понять, что происходило все эти годы и... я знаю, что весь дизайн комнаты рисовал мой отец. И ремонт делал он. Так понимал ли он, что делает?!
- Телевизор работает только потому, что находится за потоком, - махнул рукой в сторону плафонов Никанор, - но наверняка глючит.
- Глючит, - подтвердил я.
- Как и приставка?
- Как и приставка, - поднявшись, клирик принялся ходить по комнате, а после переворачивать плафоны так, чтобы они стояли ромбом. Это не решало всей проблемы, но стало самую малость легче.
- Смотри, я пущу через плафон поток, погляди, что будет, - закрыв глаза, я смотрел, как поток, струящийся из пальцев клирика, вонзается в угол плафона, а после распадается на множество линий. Как дождь. Или как новогодний дождик, который вешают на ёлку. Только больше и меньше. И прерывистый.
- По-хорошему, - мрачно произнёс Никанор, садясь рядом со мной, - Продать эту квартиру и съехать. Не знаю, если тут такое, что творится в той квартире, которую он тебе должен был подарить.
- Не выйдет. Ремонт тоже не вариант. Слишком затратно. Но есть другой способ, - клирик выразительно покосился на меня.
- Да. Использовать это, - пояснил я чуть тише, а после огрёб подзатыльником, что означало скорее всего "Даже не думай об этом".
- Я и не собирался этого делать! - возмутился я, - Есть другие желающие умельцы, - говоря это, я конечно намекал на Дика. И снова огрёб подзатыльником.
- Да за что?!
- Не тебе, а ему, - в моей голове послышалось только скептичное хмыканье. Ему, а получаю я. Сплошная несправедливость.
Пол... пол - то ещё дело. Он тоже был оформлен. Более того - выложен в множество шестиконечных звёзд, служивших накопителям и концентратами, а также с усилителями, в роли которыз выступали круги, что образовывали края этих звёзд. Разглядывая пол, я смутно припоминал, что он не был таким куплен или заказан. Отец сам его таким придумал. И сам таким выложил.

В итоге сошлись на том, чтобы устроить здесь небольшой энергетический очистительный взрыв, после чего закрыли комнату на время и перебрались ко мне пережидать. Я размышлял.
- Я думаю... когда он всё это делал, понимал ли, что он делает? - нервно расхаживая по комнате, я практически тут же ответил на свой же вопрос, - Нет, не понимал. То, что заставляло его так делать - здесь этого больше нет. Оно ушло, но вещи остались. Мне просто... просто я сейчас смотрю по-новому на всё происходящее и пытаюсь понять, с чем же он тогда живёт? С кем... От этого сотрудничества он определённо не получает процентов.
- Конечно не получает, - хмыкнул клирик, вертя в руке нож.
- С каждым днём он делался всё хуже и хуже. Сейчас это не человек, а болезненная груда костей и кожи. На него страшно смотреть. Хотя раньше он был очень крупным мужчиной, - от осознания этого мне стало не по себе. Стало страшно. В какой-то степени даже жаль своего отца, несмотря на свою жгучую нелюбовь к нему. Я искренне ужасался.
- Можно вызвать это нечто сюда. Знаешь, когда стучат по машине и она начинает сигналить, хозяин обычно прибегает, - я раздумывал над словами клирика, но Дик довольно быстро мои размышления пресек. А Никанору сказал, что тот сможет что-то делать, только если пропишется в этой квартире и в той комнате. А пока полно с него.
Я понимаю ревностные чувства Дика и его недоверие к Нику. Это всё вполне справедливо, логично и объяснимо. А ещё знаю, что ему не нравится, когда в месте, где непосредственным балансирующим звеном является он, появляется другое балансирующее звено.

После локального взрыва в комнате стало очень свежо. Как будто там несколько дней усиленно проветривали и протирали каждый уголочек от пыли. Хотя на этом, конечно, ничего не закончено. Работы там хватает. А если всё сделать хорошо, то под себя можно неплохо заточить эту комнату и использоваться в своих шаманьих целях. Но пока мы имеем то, что имеем.
Правда во время взрыва Никанор додумался оставить свои часы в комнате. Я позлорадствовал немного и нисколь не удивился, когда он сообщил, что информация на них потёрлась теперь.

Наступила полночь. На этом не закончились все чудеса. Потому что случилось нечто не очень приятное.
Сестра должна была вернуться с дачи в город с подругой. Подруга была уже в городе, а сестра без разрешения уехала на другую дачу к мальчику. Словом, тут нельзя описать, насколько была расстроена мама. Толком успокоить у меня её не получилось. Да и ситуация такая, что не сделаешь ничего.
Мама причитала о том, что всё закончено, что нет ни в чём смысла, что жизнь беспросветна и полна страданий. Откровенно говоря, такое поведение меня очень злит. Я старался не кричать и не ругаться, но получалось не очень. В итоге Дик просто перехватил моё тело, чтобы я перестал яростно пинать кровать, и увёл обратно в комнату. Ещё какое-то время держал меня и отпустил к часу ночи.

Мы всё не спали. Сидели в зале, пили чай, тихо говорили. Сна у меня не было ни в одном глазу.
И хотя я потом ушёл к себе, в итоге не поспал никто. Мама, ясное дело, не спала. Никанор тоже. Всю ночь он занимался увлекательной энергетикой кухни. Изменения я почувствовал с утра сразу же, как вошёл туда. И несмотря на своё паршивое настроение, нашёл силы лишь бурчать - не более.
И я тоже не спал. Меня мучили беспокойные мысли, рассуждения, воспоминания, всё, что ни попадя. Встал раньше обычного на час. Выпил кофе, проводил клирика, послонялся по дому и, от нечего делать, неторопливо вышел на работу, где сейчас коротаю своё время в озлобленном, разбитом, сонном и в целом никакущем состоянии.

@темы: Шалай махалай, Тоска, Стая, Ненависть

20:38 

Сука шаман
Сегодня я не радуюсь концу рабочего дня, вернувшись домой. Я предпочёл бы на работе остаться.
У меня просто нет сил реагировать на то, что происходит вокруг.

@темы: Ненависть, Одиночество, Тоска

URL
17:33 

Сука шаман
Тороплюсь с работы, чтобы скорее оказаться дома. Не потому, что очень туда хочется, а потому, чтобы скорее скоротать время до пятницы.

И выпить антидепрессантов... тут хоть радуйся визитам прекрасных драконов, хоть нет - в этом плане всё одно. Мама опять прицепилась - как бы ни было некрасиво так говорить о матери, но я не понимаю этой позиции. Она снова заводит со мной разговор о том, что её пугает, как я теряю вес. Но когда я начинаю обсуждать с ней проблему, она становится в позицию "ты всё накручиваешь-выдумываешь-нет у тебя ничего-наверняка что-то другое". Ясное дело, что с таким подходом я не желаю ничего обсуждать. И отвечаю просто и сухо: "У меня всё хорошо".
Тем не мене каждый день по утрам стабильно мучаюсь болями независимо от того как ем и что ем. Абсолютно независимо.
Посему молча и в тайне глотаю антидепрессант, надеясь, что это действительно поможет. Потому что все испробованные до этого способы не принесли результатов.

Практикую обеденный сон на работе. Прямо в кресле. Получается очень даже неплохо. Только отчего-то пока я сижу и работаю - никто не хочет мне отвечать. А как засну, так все сразу пишут. Сотрудницы бережно стерегут мой сон. Так мило. Не знаю, почему меня так клонит спать. Вроде не холодно. Хотя от кондиционеров я стабильно зачихиваюсь.

@темы: Учёба/Работа, Тоска, Красота да и только, Друзья

18:57 

Сука шаман
Ай, Шакал, Ты такой наивный и мечтательный придурок. Посмотри на себя, самому не противно?
Противно конечно.

На мои монологи к себе Дик молча качает головой. Я не прошу совета. Он не считает нужным меня нравоучать. Ему не нравится то, что со мной происходит. Мне тоже.

Несносная пора, когда посреди дня просто хочется сесть и поплакать. А я прячу свою грусть за рыком и оскалом.

@темы: Тоска, Одиночество, Ненависть, Любовь

10:04 

Сука шаман
И на этой веселой ноте кишечник приказал долго жить.
Тычусь носом в стол на работе, пытаясь бороться со стойким чувством, что сейчас из меня выйдет весь завтрак. Которого у меня не было.
Коротко задыхаюсь рвотнымм позывами и не желаю шевелиться и что-либо делать. Сгибаюсь от болей и думаю лишь о том, как бы вся эта прелесть не растянулась на выходные и дальше.
Я мрачен, нелюдим, неприветлив, абсолютно недружелюбен, нетерпелив, неуступчив и никого не хочу ни прощать, ни понимать.
От всего сердца желаю всем товарищам, которые меня ненавидят, недолюбливают и просто бесят своим тупым поведением идти в задницу. И если они намерены и дальше меня нервировать, вгоняя в состояние разлагающегося овоща, то надолго.
Жаль только, что от некоторых и не сбежать...

@темы: Ненависть, Одиночество, Тоска

02:09 

Сука шаман
Ложась в следующий раз спать, Шакал, ляжь и усни как можно быстрее, покуда всякого рода печальные мысли не одолели твой разум. Ты же знаешь, что нельзя думать о будущем - надо радоваться настоящему. А там ведь чёрт его знает, что будет!
И посмотри теперь на себя. Не даром говорят - не гляди туда понапрасну. Знаешь и смотришь. И теперь от прекрасного настроения, раненого раз и два, три... ничего не осталось.
Печален, строг и удручен. С новым страхом под рукой. Его только накануне выходных не хватало... совершенно нелепого и ненужного.

А ведь что теперь толку - посмотрел уже, увидел, осознал, чтоб твои глаза шаманьи!

Посмотри теперь ещё раз - убедись! Что нет там твоих романтичных песен и историй, нет баллад о счастливых концах, есть только сменяющие друг друга лица, до тошноты обидная констатация.
Никто не двинется, Шакал. Никто не пошатнет привычного устоя. Уж тем более ради тебя.

Пол часа назад обнимал подушку. Сейчас готов рыдать в неё. Готов, а не стану.



''Вернулись с победой. Погибли?
Погибли.
На стеклах шамана скупая слеза''

@темы: Тоска, Одиночество, Любовь

Невесомость и чашка каркаде

главная