Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: history (список заголовков)
22:15 

Сука шаман
"Снег бился в окно маршрутки. Поспешив из неё выйти, я влюблённо смотрел на снежинки, ловя их лицом и чувствуя, как тело продувает под весенней курткой."<

@темы: History

11:20 

Сука шаман
"Стал слишком часто - чаще обычного - заглядывать к нему. Но вопрос в другом. Почему там ноги подкашиваются?"

@темы: History

20:56 

Сука шаман
"Сегодня была луна. А на ней восседала кошка.
Увидев это чудо в окне, я схватился за первый крохотный листок для заметок, который был на рабочем столе, чтобы поспешно зарисовать увиденное. Поспешил не зря - через три минуты никакой кошки на луне не было. Только неясные и неинтересные пятна."



@темы: History

20:32 

Нимфоманка.

Сука шаман
" Когда мы слышим "отвратительный фильм, вызывает тошноту, не смотрите его ни в коем случае", какая мысль возникает в вашей голове первее? "Ох, ни за что не буду это смотреть" или же вы уже начинаете продумывать как и когда это сделаете. Кто-то делает это тихо. Так, чтобы потом ни в коем случае никто не узнал. Даже билеты покупает скромно.
Я делаю это громко, открыто и с нескрываемым интересом.
Я не совру, если скажу, что я ожидал большего... значительно большего в плане тошнотворности. Вероятно, тут сыграл роль мой извечный скептицизм и некоторая доля слабой впечатлительности.
А вот к другой теме - предсказуемости и непредсказуемости...
а) Я ждал, что ребёнок свалится через перила балкона.
Этого не произошло.
б) Я ждал, что героиню изнасилуют где-нибудь в подворотне или ещё каком месте из посещаемых.
Не назову последние сцены насилием таким, каким я его ожидал.
в) Я ждал, что мужчина (не запомнил имя, каюсь), слушающий историю Джо, ещё на первых порах проявит к ней влечение.
Этого не случилось.
с) Я ждал, что в конце концов, после того, как узнал об его асексуальности, он проявит к Джо должное понимание.
Здесь пункт с) сломал пункт в). Потому что этого не произошло. Но вместе с тем появилось сексуальное влечение. Оно, как мне казалось, грозилось испортить картину. И тут стоит отдать должное тому, как Джо это исправила. Спасла картину и тысячекратно её улучшила.
Когда рассказ подошёл к концу, я был готов уйти, расслабиться и в целом вернуться в мир реальный, но когда вернулся новоиспечённый друг - а по лицу его я заведомо понял, что сейчас произойдёт - я шумно вздохнул и ударил лоб ладонью. Зал фыркал, вздыхал и посмеивался. Я был готов разочароваться.
Но, как я сказал раньше, концовка была и спасена, и улучшена вместе с тем. Я не сдержал громкого и довольного, злорадного "Ха".
Многим зрителям большинство моментов казались смешными.
Мне нет.
Я строго и вдумчиво наблюдал за происходящим на экране, стараясь немного унять своё типичное логическое мышление. Но так как эмоциональный план у меня крайне приглушён, пришлось вернуться к спокойному и не напряжённому рассуждению.
Но отбрасывая в сторону все мои заунывные монологи, скажу коротко - мне понравилось.
Это не тот фильм, который я стал бы пересматривать. Мне вполне запомнилось и с первого раза. Но этот тот фильм, о котором мне будет не противно вспоминать, погружаясь в задумчивость.
Тем интереснее было наблюдать, припоминая мою собственную асексуальность. Но тут я победил в противостоянии с киношным героем псевдо-асексуальности, так как моя оказалась настоящей. Ну или более стойкой. Значительно. Так что смотрел я фильм с точки зрения исключительно анализирующей и рассудительной, а потому оценка моя не запятнана ни сексуальным влечениям, ни возбуждением, словом, ничем.
Только ужасно болит голова. И не понятно, то ли от фильма, то ли от анестезии.

Сегодня день проливания на себя чая. За сутки я магическим образом опрокинул на себя свой же чая четыре раза."

@темы: History

20:26 

Сука шаман
"Нам пора б уже вырасти
и перестать мечтать.
Уходить в это небо
как будто всегда так делали.
Нам пора повзрослеть
и закончить уже страдать
По минутам и дням,
безвозвратно и глупо потерянным.
Нам пора прекращать
обречённо друг друга ждать,
Вспоминать все улыбки
и думать, что скоро свидимся.
Нас пора приучить
с простотою всё забывать.
И махать рукой:
"Да вы что, мы друг с другом не близимся".
Я умел это делать...
умею и до сих пор.
Только что-то с тобой год из года...
не получается.
А я рыжий и наглый,
бесстыдный, жестокий вор,
Кем воруются сны
и в шкатулку к другим собираются.
Фотографии нежно хранит...
как больной на голову,
И роняет рисунки -
крупинки душой рассыпает.
Только в городе лис ваш ехидный
иссяк под неволею.
Он к весне больше спит,
нечто после зимы оживает.
Мой воздушный друг,
мой бродячий сказочный ветер,
Как давно мы взрастили себя,
не сумев лишь понять,
Что бывают на деле случайные,
лишние встречи,
О которых и больно, и...
очень тепло вспоминать.
"Приручи. Умоляю" -
тихонько твердит лисий Принцу.
"И я буду твои сновидения
век охранять".
Моя милая, певчая,
крохотная синица
Журавлём развернулась в небе
и тянет летать."


09.03.2014
Альту.

@темы: Мои стихи, History

19:21 

Сука шаман
"Если мы по очереди пройдёмся по одной и той же улице, то впечатления у каждого после останутся совершенно разные, как и то, что каждому из нас удалось увидеть. Достаточно будет сказать, что я смотрю на мир по-другому.
В книжном магазине - первом, в который я сегодня зашел для сбора очередной посылки в типичном своём жанре - мне попалась маленькая продавщица-консультант. Она была миниатюрной, точно куколка, и постоянно скромно и неловко улыбалась. Когда я спросил её о Лавкрафте, она, помявшись, ответила: "Это такая игра...?"
- Нет, - сказал я, - Это писатель такой, - но несмотря на это, я был очарован этой застенчивостью.
Я мог бы поискать сам, конечно. Этим я потом и занялся, но поиски мои не привели к успеху.
Выходя с работы, Сон сказал, что если я пойду в книжный, то дома мы окажемся не раньше, чем через два часа. Я возразил. Мы поспорили.
Не найдя книги, я захватил одну из просто приглянувшихся, и посетил ещё два книжных. Такое ощущение, что Лавкрафта кто-то съел. Везде. Куда бы я ни пришёл - его попросту не было. Он пропал.
И кому может понадобиться столько Говарда? Я негодовал. Совсем недавно я видел сборники. Теперь не мог найти даже жалкой карманной книжки.
Убил уже полтора часа. Сон посмеивался, пока я направлялся в четвёртый магазин.
Проспект. Лучше всего мне по нему бродится в относительной темноте. Когда меньше возможности разглядывать людей. У меня очень въедчивый взгляд. Я пристально всматриваюсь в окружение, в мелочи, прощупываю энергетический фон - всё это по умолчанию.
Я не смог спокойно пройти мимо компании подростков, играющих на гитаре. Этакие Воронежские артисты псевдо-арбата. Мне показалось, что одного из них я знаю. Он стоял, протягивая шляпу для монеток мимо проходящим людям. И когда я припомнил его лицо, меня перекосило. В памяти сразу всплыли воспоминания самого неприятного рода. В груди затрепетало отвращение, черты лица невольно искривились. И вот в моих глазах эта компания людей превратилась в ту, в которой мне самому "посчастливилось" побывать года четыре назад.
Мне стало мерзко. Я видел, как лица этих незнакомых мне людей кривятся в моём сознании и мне начало казаться, что я... действительно их знаю. Что это те самые люди.
Я вспомнил всё до каждой мелочи. Каждое сказанное ими слово. Каждый поступок.
Как глубоко в такие моменты я ненавижу людей.
Гуляя по улице, Сон в первую очередь увидит птиц, облака, деревья и клумбы, красивые архитектурные достопримечательности, воздушные шарики и цветы.
Я увижу грязь, мусор, попрошаек и людей. Каждого человека из них, которые только попадёт в поле моего зрения. Достаточно широкое, к сожалению, поле.
В четвёртом магазине, порядком отчаявшись, я трижды обошёл полки, а на последнем круге наткнулся взглядом на две, совершенно одинокие, последние карманные книжки Лавкрафта. И обе же забрал.
Просто ужас какой-то. Я успел найти абсолютно все книги, которые у меня в списке на очереди. Кроме Говарда, конечно.
На кассе, в ожидании своей очереди, зацепился взглядом за девушек, стоящих в стороне у полок. Я уже говорил, что я за всё взглядом цепляюсь...
Одна из девушек вертела в руке Рея Брэдбери - Вино из одуванчиков. Рядом стоял мужчина. Старше. Значительно. Хотя и не пожилой. Я дал бы ему сорок - не меньше.
- А скачать не можешь что ли? - ворчал он. Потом начал разглагольствовать что-то, что я откровенно пропустил мимо ушей до тех пор, пока не заговорила девушка.
- А в каком жанре? Какой стилистики? - голос её звучал так, точно она хотела не только упрекнуть, но и блеснуть чем-то.
- Жанр? Этот жанр называется бред сумасшедшего, - в этот момент мне захотелось развернуться и огрести его чем-нибудь по голове. К сожалению, на тот момент у меня были бумажные карманные книги. Сборник сочинений тут был бы очень кстати.
Если Брэдбэри - или что он имел ввиду, покуда она продолжала вертеть книгу - это бред сумасшедшего, тогда я не знаю слов, способных дать описание той литературе, что читаю я.
- Нужно проявлять уважение к литературе! - в каком-то слабой отчаянии, сдавая позиции, парировала девушка, но к тому моменту я уже развернулся и вышел в дверь.
В маршрутку сел за двадцать минут до окончания спора. Сон посмеивался, говоря, что мы сели на маршрут, идущий в объезд. Я только закатил глаза. Да, мы ни на что не спорили, но ему будет достаточно и этой победы, чтобы порадоваться.
В маршрутку вошла цыганка с двумя детьми.
Я. Не люблю. Цыган.
Я. Не расист.
У них. Ужасная. Энергетика.
Да, я ещё ни разу в жизни не повстречал нормального цыгана. Ни одного.
Женщина села с мальчиком на руках. А дочка, судя по всему, запрыгнула на колени к... совершенно незнакомой женщине.
Я еле сдержался, чтобы громко не фыркнуть и не отпустить едких комментариев. А что забавно - женщина её не прогнала, даже рукой придерживала, но на лице её отражалось то ещё отвращение. А когда девочка пересела на освободившееся место, женщина пригрозила ей кулаком.
Я снова с трудом смолчал.
Мы вышли вместе с ними на одной остановке. Я шёл позади и вглядывался в девочку, которая мне смутно кого-то напоминала. И брови мои хмурились всё больше, как только я начинал осознавать яснее.
Ну конечно!
Та девчонка, которая подходила ко мне и Сиру в кафе, попрошайничая.
Система такая. Мать с сыном стоят на улице и ждут. Девчушка заходит в кафе и подходит к каждому столику с театрально расширенными глазками и отрепетированным: "Дайте денюжку, я бы смогла себе хлебушка купить".
О, вы серьёзно?
А в дом я вошёл за три минуты до полноценных двух часов. Так что я победил.
Ха."

@темы: History

19:55 

Сука шаман
Прочитано:



♠♠♠



В процессе:



♠♠♠



На очереди:



♠♠♠

запись создана: 15.02.2014 в 23:58

@темы: Книги, History

15:51 

Сука шаман
"Общество – мачеха, природа – мать. Общество – это мир, в котором живет наше тело, природа – мир нашей души. Первое приводит человека к гробу, к сосновому ящику в могиле, к червям и на том и кончается. Вторая ведет к вольному полету, к преображению в лучах зари, к растворению в беспредельности, где сияют звезды и не иссякает жизнь."

Виктор Гюго

Человек, который смеётся

@темы: History

14:00 

Сука шаман
"Ужасно болит голова. Судя по всему, поднимается температура. Где я нахожусь в этот момент? Конечно же на работе. Где мне, блять еще быть?
Работа девять дней подряд. Потом один выходной. И снова. Сколько не перерабатывай объем, а проку никакого. Только сил остается все меньше. Страшно и думать, если Сон за так отключается и не в состоянии нормально шевелиться.
Силой заставлять тело выполнять привычные движения. Хотя по-хорошему лечь бы и не подавать признаков жизни.
Зол.
Заебало.
Люди раздражают все больше. В частности своим тупым поведением.
Устали.
Ближайший выходной - во вторник. И то не факт. До него надо дожить, перетерпев сегодня. И завтра.
Три часа прогулки считается за отдых, если после этого все снова ломится в привычный ритм? Нет.
Похоже, я и правда жарую. Но это никого не заботит пока а) я не скажу б) не отменяет необходимости работать в) нахер надо. Не то чтобы мне было обидно. Просто хочется сломать кому-нибудь челюсть, только услышу чужое нытьё.
А это так - констатация факта."

@темы: History

19:28 

Дэниел Киз "Множественные умы Билли Милигана"

Сука шаман
"Ну что я могу сказать...
Эту книгу мне посоветовал в Доме воспитатель нашей стаи. Наш разговор не ладился, впрочем, это стало довольно привычно.
Когда струна разговора стала натягиваться, Николас вышел из комнаты, а после вернулся, бросив мне на диван книгу. Дэниел Киз. "Множественные уми Билли Милигана". На тот момент у меня в руках, кажется, был Моэм. Не очень люблю отвлекаться с одного чтения на другое. Взглянув на книгу, поднял взгляд на Астарта. Он немного мрачно кивнул мне: "Почитай. Я думаю, тебе должно понравиться".
Довольно смелое предположение и поспешный вывод о том, что мне должно нравиться. Я всегда заранее отношусь к таким советам с долей недоверия и подозрения. Но ладно.
Я внёс книгу в список согласно очерёдности. А на тот момент список книг, которые я намеревался прочесть, только начал формироваться. Потому Билли Милиган оказался на одной из первых позиций. Он был там после Двойника, Господина Прохарчина и Сумки с книгами, прочтение которой я как-то не очень вежливо отложил, но после исправил эту оплошность.
Пообещал, что как только до книги дойдёт очередь, я возьмусь за неё.
Очередь дошла. И я взялся.
Если бы я не писал этот очерк, а рассуждал о книге вслух, я бы сейчас сделал многозначительную паузу, которая должна вмещать в себя все те ощущения, которые остались во мне после прочтения и до сих пор ещё не угасли до конца.
Я осилил эту книгу за четыре дня. Несмотря на её довольно немалые объёмы и местами даже закрученность действий, когда хочется завыть на манер: "Когда же это кончится?". Но завыть не от того, что читать надоело, а от того, что атмосфера сопереживания главному герою активно давит на меня. И тогда сам начинаешь ощущать себя сидящим в четырёх стенах, с гложущим изнутри чувством бессилия и обречённости. Желанием умереть. В жизни, в которой не видно ни стоящего будущего, ни вразумительного настоящего. В бессмыслице потерянного времени и себя самого как личности.
Книга написана как сборник хронологический констатаций. Даже описание эмоций больше походят на факты, чем серьёзную опись переживаний, но этого, кажется, и не нужно. Достаточно знать - о чём, впрочем, предупреждает сам автор книги - что события, описанные в ней, имели место быть. А сама книга - есть сборник рассказов людей, принимавших в этом участие. Как и самого Билли Милигана, конечно.
Я переживал следом за ним всё, что происходило в его жизни: суд и прокуроров, адвокатские разборки и визиты врачей, клетки и комнаты, коридоры и улицы города, фермы и амбары, дома и леса. Я стоял посреди комнаты, глядя на разбитый цветочный горшок, содрогаясь от детского страха: "Я убил цветок". Я шёл вдоль линий электропередач как детектив, стараясь понять, откуда берётся электричество. Я сидел в библиотеках и за школьной партой. Стоял в углу и двигал оловянных солдатиков на полу пустой комнаты. Рисовал на большом холсте ночь, уволакивающую меня вдаль, и рвал эскиз оленя. В конце концов, это одна из тех книг, по прочтению которой можно твёрдо заверить себя: "Я стал на жизнь старше".
Билли Милиган - удивительный человек, жестокий эксперимент природы над которым указывает нам на то, насколько же плохо нами изучен человеческий разум и его возможности, какие стороны его нам не открыты и насколько человеческая психика хрупка, но вместе с тем могущественна.
Не вынося пауз между чтением, я читал в автобусе, на улице, на работе, не читал только перед сном, потому что не простил бы себе, если бы уснул от усталости.
К концу книги я был измотан. Но вместе с тем испытывал какой-то внутренний душевный трепет. Такой, который потянул меня читать и благодарности автора. И сердце наполнялось каким-то странным, но радостным чувством причастности к происходящему. Что и я смог разделить это.
К более конкретным впечатлениям - сам по себе Миллиган - талантливый и потрясающий человек. Из других людей (я скажу люди, не буду допускать ошибку психиатров, которые часто относятся довольно неуважительно к мелким аспектам такого (опять же не скажу, что заболевания) явления) очень близким мне показался Артур. Я разделяю большинство его взглядов и предпочтений. Читая о нём, я чувствовал родственность душ. Я очень его понимал. В частности его позицию, разделяя в своей жизни подобную. И чувство, когда даже таким людям, которых, кажется, ничто не должно сломить, хочется покончить с собой. До боли знакомо. И не поддаётся словесному описанию.
С некоторым злорадством наблюдал я за тем, как врачи терпят неудачи, вместе с тем противоречиво переживал за Милигана, неспособного наладить нормальную связь со своей семьёй. Чувствовал обречённость и потерянность в Лиме и тягу вернуться к Афинам, вместе с тем глотал вкус свободы и тонул под тяжёлым грузом волны "мнение окружающих", накрывающей с головой.
Падал. И вставал.
И терялся между тягой развалиться на куски или рвением стать сильнее.

Не думаю, что я узнал бы об этой книге без знакомства с Николасом, а потому ещё раз - теперь уже косвенно - благодарю его за то, что он мне её посоветовал. Я не пожалел ни разу."



@темы: History, Книги

12:14 

Сука шаман
"Солнечный свет, как и прежде, ужасно режет глаза. Но не о том.

Сегодня мы решили лечь без будильника. И просто спать до того момента, пока от отдыха не станет тошнить. Вплоть до того, что наложили коту в миску еды на вечер, ночь и утро. Лишь бы отстал. Так как вчера он решительно не давал спать (почему-то в последнее время я часто употребляю слово "решительно". Осадочное после прочтения книг?).
Я полагал, что спать мы будем беспробудно. Ну или по-крайней мере Сон, так как о себе я никак не мог сказать: "Он выжат, как лимон". Я находил силы для разных занятий и вечером. И нашёл ночью.
Я не буду обращаться к пересказыванию части снов Сона. Они были яркими, весёлыми и беззаботными. Он резвился на большой развлекательной площадке, но прежде чем дойти до неё, мы прошли через какую-то заброшенную местность. И она меня поразила до глубины души.
Повествование переходит на уровень время-исчисления в пределах сна, тоже сменяющего в себе день и ночь. И на тот момент уже вечерело. С глубин своего уютного местечка сознания я вяло подумал о том, что было бы здорово сфотографировать всё это.
- Сейчас уже темно, - бодро отозвался Сон, - Можем сходить утром и тогда сфотографируешь, - я усмехнулся. Глупый ёж. А фотографий-то на руках у меня не останется. Только в памяти. А может. так оно и лучше... свободнее и проще. Реагировать на эту грань, как на обычную реальную. Да, знаешь ли, мне и фотографировать не на что. А сколько всего там было...
- Альту бы понравилось, - а, собственно, почему бы и нет? Я задумчиво подпёр щёку ладонью и прикрыл глаза, наблюдая салют на ночном небе, полном звёзд, не вслушиваясь в возбуждённые крики толпы. Шумно. Но красиво, ничего не скажешь. Мыслями я, однако, был на том заброшенном поле. Небо было сероватым, но солнце всё равно светило довольно оживлённо, причудливо мешая серый со своим оранжево-жёлтым. Получалось довольно живо. Трава была почти по колено. Сухая, ломкая и немного колючая. Она покрывала собой почти всё поле. И ни души. Полная тишина. Абсолютная позабытость и заброшенность. Дальше был спуск по холму, весь заросший густым сосновым бором. Необычайно красивым и высоким. А что он скрывал в себе - оставалось только догадываться. Другая, не менее важная составляющая местности этого пейзажа, заключалась в том, что украшало это поле и никак не шло в нормальном понимании пейзажей. Это были игрушки... но игрушки очень старые, величиной с пятиэтажный дом.
Представь себя, Альт, посреди такого поля, где в метрах ста от тебя возвышается огромная, обшарпанная и с потускневшими цветами пирамида из колечек, нанизываемых на палку. Где-то в другой стороне выглядывает неваляшка с дыркой в животе и разбитыми стеклянными глазами. Спереди из травы выглядывают резные фонарные столбики и кукольные домики. Покрытые пылью, кое-где поломанные, но по-прежнему необычайной красоты. Чайные пластмассовые столики уже меньше, под стать настоящим, Деревянные домики и замки простых конструкций, со слезшей краской, надувные зверушка, уже сдувшиеся на две третьих части и теряющие форму. Обломки чайного пластмассового сервиза торчат из земли, заросшие травой и теперь напоминающие неотъемлемую часть ландшафта.
Утром я неторопливо отправился в то место. Размеренным медленным шагом, усиленно думая о том, как мне дойти туда, а главное... как вынудить Альта оказаться там?
Всё оказалось проще, чем я предполагал. Либо мои мысли были столь хорошо оформлены, что прямо на дороге, ещё не дойдя до места своего назначения, я нашёл Альта. Он выглядел самую малость растерянно, но заметив меня, улыбнулся и обнял.
Он был одет во что-то разномастное. В одежде было много разных цветов, но они не были яркими, а потому по глазам не били. На шее висел фотоаппарат, вылупившийся на меня своим большим глазом. Волосы растрёпаны, а на запястьях цветные ленточки и фенечки. Если сдуть "пыль" со всей местности вокруг, то она будет выглядеть так же живо и ярко, как Альт.
Я рассказал ему о месте, которое хочу показать, и он бодро отправился за мной. Земля чуть пролегала под ногами, пока мы не ступили в сухую траву, шагая от одной "достопримечательности" к другой. Я шёл чуть позади, а Альт двигался перебежками, точно вещи могли взять, да и сбежать, ускользнуть из под объектива. Он что-то громко говорил мне через поле, а я держался так, точно давно видел всё это. Словом, не впечатлен. Но внутри горел хорошо скрываемым азартом и восхищением.
Потом мы вышли к огромному дубу, вокруг которого был раскидан густой ковёр красных, жёлтых и рыжих листьев. Больших, размером не меньше, чем с две ладони. Они бесконечно падали с дуба, но на нём самом никогда не кончались. Альт застыл, глядя на дерево. Я же опустил взгля на ковёр из листьев и, недолго думая, дёрнул Альта за рукав, толкая в листву. Мимолётно усмехнулся и упал рядом.
Мы лежали на спине, закрыв глаза, перебирали пальцами листья под ладонями, шуршали ими и долго говорили о чём-то. Одна из сказанных им фраз заставила меня рассмеяться. Мой собственный смех и вывел меня из этого небытия, прозвучавший слишком звонко и непривычно.
Позже мы начали спускаться по холму через сосновый бор. Некоторые ветки были так низко на стволе, что приходилось пригинаться и отодвигать их рукой. Я шёл осторожно, ступая чуть боком. Альт же чуть ли не летел вниз, несясь по холму и каким-то чудесным образом огибая тесно стоящие сосны.
- Уау уау уау! - воодушевлённо вспыхнул он, затормаживая на низкой зелёной траве. Я спустился следом.
Мы остановились перед небольшим прудиком, ограждённом камнями. Вода приятно журчала, а солнечный свет местами проскакивал мимо деревьев и нырял в воду, оставляя на месте своего погружения светлое пятнышко. Присев на корточки, Альт принялся фотографировать. Покрутившись вокруг, он выпрямился и развёл рукой.
- Вот и знакомьтесь. Прекрасный я, вечно попадающий в объектив, - вскинув бровь, я подошёл ближе.
- В смысле? - он повернул ко мне фотоаппарат и на экране я увидел, собственно, пруд, но и самого Альта с фотоаппаратом. Я некоторое время молча и изумлённо смотрел на снимок.
- Это... как так получается? Он фотографирует как-будто у тебя из за головы, находясь при том в руках...? - в ответ мне беспечно пожали плечами и улыбнулись. Я протянул руку и взял фотоаппарат, присмотрелся, повертел его. Изображение, даже если не захватывало кого-то из нас, то искажало "реальность". Она либо шла полосами, либо кривилась, либо в кадре неожиданно появлялась рыжая макушка. Либо моя, либо Альта.
Хмыкнув, я вернул устройство. Ничего не сказал. Но, собственно, чему тут было удивляться? Техника вряд ли хорошо относится к сноходствам и прочим подобным граням. Да и Альта это, судя по-всему, не очень беспокоило. Как-будто во сне с ним такое часто случается и он уже привык. Либо не помнит, но чувство, что "так оно и должно быть и ничего не поделать" в нём всё равно сидит.
В сон вклинивались люди-образы, которые являлись ничем иным, как порождением воображения и воспоминаний самого Альта. Я не знал их. Но более всего мне запомнилась одна девочка низкого роста, с тёмными волосами, довольно шумная и эмоциональная, не может усидеть на месте. Ходит вокруг, да около, и не забывает вставлять свой комментарий. На неё Альт переключался сознанием, а посторонних вещей, которые его мысли порождали, становилось всё больше. Устав от этого гама и понимания, что вряд ли смогу с этим что-то поделать, я сообщил об этом Альту и ушёл.
Ну что сказать. Расставаться у нас особо никогда не получалось нормально. Хаха.
Земля на тропинке размокла, точно после дождя. Ноги начинали проваливаться в грязь, но я лишь более дерзко наступал в лужи. Небо начало затягиваться вечерней пеленой тёмно-синего и чёрного. Я шёл, ни о чём не думая, пока не обнаружил, что Альт пытается меня нагнать. Обернувшись, я остановился и дождался его.
- Что такое? - не удержался я от иронии, - Передумал?
Широко улыбаясь, он кивнул и пошёл рядом.
Следующим нашим местом назначения была ветхая многоэтажка, серо-персикового цвета с оттенками жёлтого. Осыпающаяся и точно построенная из песка. На её стенах было удобно писать, а посему там было много надписей, сделанных преимущественно чёрным маркером. И рисунков. Прохаживаясь по этажам, мы читали их, свешивались вниз через перила разваливающихся балконов, глядя на раскинувшийся далеко внизу сосновый бор. Сидели на каменных ступеньках, разворачивая на коленях книги, альбомы и блокноты. Рассыпав вокруг себя канцелярские принадлежности, быстро собирающие на себе строительную пыль, писали и рисовали.

Мы с Соном спали порядка одиннадцати часов. И оба чувствуем себя чудесно отдохнувшими. Так что... самое время отправиться работать."

@темы: Сны, History

22:59 

Сомерсет Моэм "Открытая возможность"

Сука шаман
"Я познакомился с Моэмом в лёгкой обстановке уроков английского языка. Он был первым, чьи рассказы читал в оригинале. Тогда меня в нём заинтересовала лёгкость, с которой он повествует и рассказывает небольшие истории совершенно разных людей, попадающих в разные жизненные обстоятельства.
Сомерсет чем-то напоминает мне Лавкрафта. Вероятно, тем, что он умеет писать доступно и понятно, его рассказы можно читать вслух для кого-то и быть уверенным, что ничего не придётся разъяснять - он уже это сделал. Непринуждённо, не вдаваясь в лишние нудные описания. Далее - его рассказы сохраняют какую-то невинность и простоту с нарастающей интригой, которая рождается из незначительных вещей, но после... после может обернуться чем угодно. Вы можете догадываться об этом с развитием событий, но только не в самом начале. Нет. Иногда, если мысленно туда вернуться, можно и не увязать, как эта мелочёвка выросла в нечто столь занимательное.

♠ ... погружаться в книгу необходимо было постепенно. Читать, если тебя кто-то отвлекает разговорами, возможно, но это уже беглое чтение, несравнимое с настоящим погружением в атмосферу. Когда я начинал новую книгу или рассказ - не торопился. Первые, вводные строки читал медленно и внимательно, точно именно в них было то самое главное. Они были ступеньками к воротам, отделяющим от мира, скрытого за чернильными буквами на страницах. Только тот, кто знает, где находятся эти ступени и тот, кому хватит сил подняться по ним, сможет приоткрыть завесу поистине удивительного чтения, потрясающего погружения, не доступного тем, кто читает сухо. Кто ловит поверхностно слова, лишь едва касаясь их пальцами и даже не успев толком под них заглянуть. Таких людей можно только пожалеть.
Почитай книжку! Почитай книжку, пожалуйста! Это я - твой маленький мозг - умоляю тебя!
Хаха.
"— Осталось ехать всего час, — заметила Энн.
— Знаю, но мне очень захотелось купить все. Я так долго сидел на голодном пайке. Как здорово, что завтра утром мы уже сможем прочесть свежие номера «Таймс», и «Экспресс», и «Мейл»."
Мне очень нравилось, когда рассказы начинались в какой-то готовой атмосфере, повествование шло ровно и спокойно, точно оно началось не только что, а всегда было. И читатель не сейчас приступил к книге, а был с ней тепло знаком. Это чувство было комфортным и приятным. Более того - подобные произведения были многообещающими.
В тихом омуте, как говорится, черти водятся... ♠

В сборнике, который я приобрёл как очередную карманную книгу, было три рассказа, довольно примечательно расставленных по книге. Почему? Сейчас объясню.
Первый - "Открытая возможность". Повествует о жизни двух прекрасных, интеллигентных людей, всесторонне развитых, духовных, имеющих много занятий и общего. В общем, чудесная пара. Читая, остаётся только диву даваться, в каком мире и согласии суждено им пребывать.
Разумеется, что-то должно произойти. Это что-то происходит, накаляет атмосферу, волнует, будоражит, шумит и всплёскивает руками! А когда ты готов перевернуть страницу, чтобы узнать, как же всё это потом, а... рассказ кончился.
Я в недоумении перечитал последние строки. Да. Это был конец. Значит, ничего уже не будет. А останется так, как автор оставил вот на этот настоящий момент. Да, конечно, можно додумать себе всякие вероятности и возможности, но тяжёлая наковальня уже упала на голову. И с этим ничего не поделать.
Второй - "Сосуд гнева". Я так и не понял, почему рассказ называется именно так. Впрочем, в случае с Сомерсетом, название рассказа раскроет суть происходящего с очень малой, мизерной вероятностью. После прочтения ещё можно связать это, но довольно витиевато. Если "Открытая возможность" бьёт по сознанию какой-то безысходностью и тяжестью в грудь, которая бывает после долгих и изнурительных рыданий, то в этом же рассказе многое вызывает улыбку. Даже проблемы не вынуждают напрягаться, как смотреть на них игриво и с иронией. Этот рассказ - форменный каламбур. Впрочем, написанный в лучшем и приятном жанре Моэма, который, о чём бы он ни писал, выдерживает какой-то свой, свойственный ему, английский стиль. Даже запах утреннего кофе с булочкой.
Третий и завершающий в сборнике рассказ - "Сумка с книгами". По аналогии со всеми остальными, имеет характер нарастающий, но по настроению уже больше походит на первый. Чем, как говорится, начали, тем же и кончили. Приём этот, однако, оставляет довольно приятное впечатление и чувство лёгкой задумчивости, которое всегда остаётся во мне ещё на пару деньков после прочтения хорошей книги. То чувство, когда, откидываясь в кресле, киваешь сам себе, точно снизошёл до одной из небольших истин бытия, и тихо произносишь: "Дааа... так вот"."

@темы: History, Книги

21:31 

Ф. М. Достоевский "Двойник"

Сука шаман
"Иногда меня одолевает мерзкое, ужасное чувство - будто меня нет. Грешно сомневаться в собственном существовании. Я мыслю, а значит существую. По причине этого отвратительного сомнения, я стараюсь не смотреть в отражающие поверхности, а тем более зеркала. Всё это пагубно на меня влияет.
Сидя на работе, отправился в столовую, чтобы навести кофе. Заметил в автомате с едой занимательную плитку шоколада. Кто знает меня, тот в курсе - мне сложно без чего-нибудь сладкого под рукой. Кофе с пятью ложками сахара я заедаю шоколадом, да.
Соблазнившись, сходил за мелочью и купил плитку. Там и замер, поймав в стекле автомата своё отражение.
Серые глаза из под чёлки смотрели хмуро, серьёзно и задумчиво. Бледно-синие губы, от которых отлила кровь и странного оттенка лицо, которое, есть такая вероятность, казалось таковым только на чёрном фоне задней стенки автомата.
Я смотрел себе в глаза, точно в глаза своему самому злейшему врагу. На меня нахлынула какая-то странная ненависть. И раздражение. Какое-то презрение к самому себе. Такое крепкое, что захотелось чем-нибудь запустить в себя того, что в зеркале.
И мне это жутко не понравилось.
Но возвращайся к теме.

Проходя мимо книжного магазина, я заглянул туда по обыкновению, чтобы пополнить полку какой-нибудь карманной книжкой. Пройдясь по рядам, я совершенно неожиданно для себя остановился на одной такой книге.
Фёдор Михайлович Достоевский. "Двойник".
Взгляд мой жадно впился в название, словно в нём было что-то такое... и что-то эдакое, чего словами я описать не в состоянии. Но, имея под рукой только их, скажу, что это название меня приковало. Книга будто тянула к себе и просила: "Возьми меня. Прочти меня. Ну же". Я с минуту посомневался, глядя на угрюмо-серую иллюстрацию на обложке, которая лично меня, впрочем, вполне располагала к прочтению. И я взял книгу.
Глядя на неё, Сон как-то неодобрительно хмыкнул, чуть скукожившись, съежившись, точно одно название ему было неприятно и вызывало лёгкое отвращение.
- Не смешно ни капли, - проворчал он. Я, тем временем, и не думал смеяться. Однако видел, что ему тоже интересно узнать, о чём она.
Когда я прервался на "Дом, в котором...", пришлось отложить Достоевского и временно подзабыть о нём. Потом я переключился на Моэма, но об этом позже. В конце концов, снова вернулся к недочитанной и незаслуженно брошенной Петербургской повести. И если бы не крепость моего сознательного фундамента и перерывы между чтением, я, может, рисковал бы ещё чуточку двинуться умом. Иной прочитавший сообщает, что и сам считает, коли прочесть эту повесть за одну ночь, то можно подумать о том, чтобы помахать прощально платком своей ветхой крыше.
Тем, кто может это неожиданно читать и при том не любить спойлеры, советую прерваться вот на этой вот строке и пойти выпить чаю.

Если кончился чай и зародился интерес.

Что хочу сказать я о повести. Она непростая. Её бывает тяжеловато читать, а уж понимать и подавно. Хотя если хочется предостеречь себя, то можно заранее узнать сокрытый смысл всех событий. Но тогда впечатление будет уже не тем. Не захочется резко закрыть книгу после последних слов и молча сидеть, глядя перед собой.
Я в восторге от Двойника. Он давит, гнетёт, наматывает сопли на катушку переживаний, заставляет кого-то морщиться и чувствовать неприязнь, кого-то разжалобиться и начать глубоко жалеть героя. Хотя ему вполне хватает своей жалости. и этим ужасом, серостью и слякотью Петербурга, он прекрасен. "

@темы: History, Книги

19:38 

"Немой восторг."

Сука шаман
06.02.2014 в 19:25
Пишет Alshio:

И снова он - Воронеж


URL записи

@темы: Фото, Тырень, History

19:35 

Сука шаман
"Потому что на самом деле я чувствовал, что лошадь - это я.
И у меня не было пола. Как будто он вообще мне не нужен."



@темы: History

10:19 

Сука шаман
"Я очень зря это не учёл в отношении себя. И теперь расплачиваюсь.
Апатия. Невыносимая головная боль. Несоизмеримая ненависть и полное отсутствие нормального давления.
Жгучее ощущение необходимости выпить. Залить в себя вино и закидать сладости. И укутаться пледом. И ничего не делать.
Третий день, проснувшись, громко ругаюсь вслух. Очень искренно и как-то неосознанно. Как-будто удивляюсь тому, что жив. И вместе с тем тому, как искусно мы умеем подать себя якобы живыми для окружающих. Два чёртовых театрала. Два обманщика другого уровня. Два невинных лжеца перед самими собой, но не перед друг другом.
Спотыкаюсь, не различаю предметов, роняю почти всё, что беру в руки.
С усилием и волей только говорю. С меньшим думаю."

@темы: History

URL
11:11 

Сука шаман
"От общения с людьми получаешь гораздо больше удовольствия, если не обязан ни восхвалять, ни осуждать их." (с) Сомерсет Моэм. Сосуд гнева.

@темы: History

15:47 

Сука шаман
"Невыносимо холодно. Не пройтись от спальни до кухни. Не переношу мороз. Даже когда вооружён шарфами и кофе.
Рассыпал сахар. Перед глазами ничего толком не видно. И начинает тошнить. Я даже знаю, почему.
- Спал бы себе дальше.
Рычу сквозь зубы. "Гениальная" идея - быть на работе в восемь. Уповая на то, что раньше придёшь - раньше закончишь. Раньше, стало быть, пойдёшь домой. Только в офисе не топится. Ну как. Не топится. Обогреватели стоят, но я не чувствую тепла. Я ощущаю себя утопленником. Постоянно бросает в дрожь. Я в свитере. В запертой комнате. У камина. С горячими напитками. Но меня колотит.
Дорога домой перебежками и громкими проклятиями. А в самом доме разрывается голова. Таблетки кончились. Доглотался.
В голову лезет чужое беспокойство. Виски и без того саднит. Я готов умолять, чтобы он пошёл спать и не трогал меня.
От этого гула в голове хочется удариться лицом об стол с размаху. Сдерживаю порыв, натягиваю волосы до боли.
Невыносимо."

@темы: History

URL
22:12 

Сука шаман
"Всегда поражался мастерству некоторых писателей резко оборвать рассказ в каком-нибудь очень эмоциональном месте. Ты читаешь, вникаешь, переживаешь, а тут раз. Всё. Конец.
Я недоумеваю и, откровенно негодуя, листаю страницы. Но это правда конец.
Браво."

@темы: History

13:43 

Сука шаман
"Судя по всему - говорит тест - у меня можно поучиться...

...исследовать Млечный Путь и прощать садам падение весенних лепестков.
И вообще быть честным с собой.
Существо из воздуха и причудливых деталей точных механизмов. По-настоящему учишься на своих ошибках. И просто интересуешься жизнью. И совершенствуешься. И постигаешь какой-нибудь дзен. А что самое редкое – способен не закидывать камнями не согласных с тобой.
Приглядись, рядом есть нуждающиеся в твоей помощи. Кто, если не ты, научит знать цену лести и не ставить в зависимость от неё свои цели? А также сможет уберечь от самообмана и битв с ветряными мельницами?
Только не забудь про обратную сторону. Ведь «быть как ты» не всегда полезно и не всем радостно.
«… я не волшебник, я только учусь…»©
Редко встречаемо. Достойно. До той поры, пока рядом не начнет активничать толпа недоволшебников, ноги твоей не стоящих, но понаглее.
Да, нет предела совершенству. Да, ты точно знаешь, что в далёком королевстве был один покруче тебя во всех отношениях. Только вот незадача: вообще-то он своё умение демонстрировал реже, чем свою уверенность. И умер давно. Так что хватит колебаться, чужие надежды ты оправдаешь с лихвой. А свои… это вообще возможно?

... что до своих - это слишком спорно. Остальное - болезненно верно."


@темы: History

Невесомость и чашка каркаде

главная