Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Сны (список заголовков)
11:12 

Сука шаман
Я снова куда-то выбрался. И пошёл по дороге, отрезающей путь обратно.
Начав от дома, я принялся собирать материальное и нематериальное - всё, что только может мне пригодиться в дальнейших продвижениях. Прихватил гитару и ещё какую-то чепуху, уместив это всё в моём единственном рюкзаке. В обычной жизни мне и сумки походной не хватает, чтобы уместить всё, что, как я считаю, мне нужно с собой взять. Но за гранью снов рюкзак превращается в бездонную ёмкость.

Безумия и фантасмагория. Рай, Ад и прилегающие области. В Раю обитают единороги с золотой гривой, а в Аду закольцованные аналогичным золотом быки. И везде тебя одинаково не любят. То затоптать копытами, то насадить на рога.

А я, тем временем, держу путь до Москвы к Скаю, чтобы просто увидеться и вместе заняться какой-нибудь чушью. Совершенно не способный ориентироваться в чужом городе, а уж тем более метро, я, наслышанный о том, что в Москве сейчас обосновалась террористическая группировка, машу на всё лапой, называю чушью и спускаюсь под землю. Туда, куда сталкиваюсь с локальными военными действиями, беготнёй, паникой, пленными и стрельбищем.
Когда распахиваются ворота. я влетаю в них со всех ног и пригибаюсь от пули, пролетевшей над головой. Даже если вы отстрелите мне голову, ублюдки, я себе ещё одну отращу! Вот глупые засранцы... не разбирают шамана среди прочих духов и недухов.
Заскочив в поезд, я получаю возможность отдышаться наконец и погрузиться в безвременье ожидания.

В одном из домов, где я остановился, осталась гитара. Но я уже не могу найти обратно дороги и лишь с сожалением шумно вздыхаю. Вот потеряшкин.

Пародия на Рай выдаёт себя не до конца надутыми батутами, неработающими игровыми автоматами и потолком, которого быть не должно, а я могу дотянуться до него и определить границы и рамки происходящего, скрытые дерцы и чашки с кофе, в которых сидит маленькая леди. В пышном английском платье восемнадцатых веков и с бетонными туфельками. Неспособная уйти и подняться, она хватается фарфоровыми ручками за край чашки и медленно опускается под сливочную пенку. Её причёска не портится, а полные печали и обречённости глаза постепенно скрываются под кофейной волной. Она - призрак детских чаепитий с воображаемыми друзьями и неразговорчивыми плюшевыми кроликами и мишками.

Огромный рогатый великан со стройной фигурой, длинными белыми волосами и светящимися глазами смотрит дальше и вперёд. Поступь его копыт заставляет землю дрожать, а людей внизу с восхищением и трепетным страхом взирать снизу.
- Сатанаил, - произношу я имя почти шёпотом, но знаю, что он меня слышит. Точно старый знакомый или давнишний приятель, великан едко усмехается из под лавового свода и царапает когтями разгорячённый воздух.

Кошка становится ко мне спиной, стягивает блузку, а я отворачиваюсь. Но передо мной возникает зеркало, позволяющее наблюдать происходящее за спиной. Хмыкнув, я смотрю, не испытывая ни стыда, ни неловкость. Переключаюсь на своё отражение - достаточно чёткое и оформленное. Я - лохматый и худощавый, с острыми рёбрами и бёдрами, бледный и ухмыляющийся не хуже Отца Лжи. Зеркало заволакивает туман, погружающий комнату в лёгкий белый "мрак" дыма табака и стекающих во все стороны стен.

Я есмь кусачая собака.

@темы: Сны

07:53 

Сука шаман
Мне приснился такой кошмар, такой кошмар!
Мне приснилось, что мне нужно было сдать экзамен, перечислив все бусинки, что на мне висят .____.

@темы: Сны, Глупости

07:30 

Сука шаман
Именно так должна заканчиваться ночь и начинаться утро, чтобы гарантированно встать с улыбкой... да.

@темы: Красота да и только, Любовь, Сны

13:51 

Сука шаман
Я мрачно шагаю по коридору Дома, спрыгиваю со ступеней. Да, хожу. Хочу и хожу. Иногда правда хотеть оказывается мало. В сноходстве и прочих прогулках я часто чувствую себя магом, которому на что-то нет-нет да и не хватило маны.
Я иду к опустевшей столовой и с тоской отмечаю, что обед кончился. Тишина. Все разбежались по комнатам.
Ключевой момент происходящего - абсурд ситуации. Я один. Я без состайников. Они даже не думают о том, где я. И я, блин, не поел. Я разрываюсь между своей любовью к жеванию и желанием сдохнуть от голода. Одно другому откровенно мешает.
Навстречу мне выдвигается Череп. Смотрит сверху вниз, посмеивается, я скалю зубы в ответ в глухом рычании и чувствую, как пробивается на коже от злобы шерсть. Но сдерживаюсь и иду дальше, раздраженно подергивая хвостом, которого пока не видно, но я уже его чувствую.

Черная Птица из Наружности произнесла что-то о паскудных шакалах. Я сказал не отнимать ей у меня мое имя. А она, добродушно рассмеявшись, обняла меня крылом.
- Ну что же, ты совсем не паскудный. А очень хороший.
- Нет, - бурчу я, надув губы, - Я плохой. Очень плохой, - и не знаю, что дернуло меня, но начинаю рассказывать ей о всех своих плохих делах и мыслях на неделе. А она вздыхает, обнимает крепче и треплет по волосам. Я чувствую перья у себя в голове, это успокаивает.
- Усыновить тебя что ли...
- Со мной намаешься...


Я все больше ощущаю себя зверем. Зверем, который вынужден скалиться для защиты.
И я боюсь. Боюсь того момента, когда выскочу из родных переулков города-мутанта в иное место и к иным животным. Я хочу быть дружелюбным и открытым. Но я так устал от людей, отношений, обмана и всего прочего, что с большим удовольствием перегрыз бы всем глотки.

@темы: Тоска, Стая, Сны

12:49 

Сука шаман
Люблю удивлять людей и живых существ. Особенно во время сноходства.
Рынок, на котором я помогаю знакомой тёте, расположен на небольшом, но красивом и зелёном острове. За пределами рынка лежат поля и озёра, фермы и поселения. Всего немного, людей тоже, но это и хорошо. Трава изумрудная, а вода кристально чистая. Я стою рядом с прилавком и помогаю раскладывать товары. Обычный парень с виду. Но лишь немногие тут знают, что на самом деле я шаман и сноходец.
Откровенно говоря, оставшись на этом острове, я просто отдыхал от вчерашнего дня. И мне было хорошо. Я ничего особо не делал и никуда далеко не уходил, чтобы ни на что не наткнуться. Вот как обосновался. Но в какой-то момент мне захотелось блеснуть, так сказать, собой.
Ко мне подходит юноша чуть старше меня и протягивает два ведра на специальной палке, по бокам которой они подвешиваются. И просит принести воды. Усмехнувшись, я беру вёдра.
- Спорим, я смогу принести её меньше, чем за пять минут, - отсюда до озера пешком минут пятнадцать в одну сторону. Так что юноша удивленно и неверяще смотрит на меня, а после, усмехнувшись, чуть посмеивается.
- Ну попробуй.
- Чудненько, - я начинаю отступать назад - мне нужно место для разбега. Другие люди вокруг заинтересованно косятся на меня и тоже чуть посмеиваются. Я не чувствую неуверенности. Наоборот - мне нравится их скептицизм. Я зажимаю в зубах балку с вёдрами. Беззлобный смех со стороны усиливается. И, отойдя на нужное расстояние, я начинаю разбег. Сначала ноги ускоряют меня, пронося по прямой линии между прилавками, после руки упираются в землю и делают толчок с рывком, прежде чем оторваться от неё уже не руками, а лапами, на которых чёрной вуалью вырастает в дымке мембрана крыльев. Короткий взмах, чтобы не задеть крыши прилавков, и вот я уже над ними. Хлыстом разворачивается сзади хвост. Чёрная чешуя отсвечивает местами ярко-фиолетовым. Шея вытягивается вперёд, а руки полностью трансформируются в длинные крылья-полотнища. В зубах мощная пасти зажата балка с вёдрами.
Я взмываю ввысь. Толпа шумит восхищённо и восторженно. Видеть драконов им приходилось. На этом острове верят в магию, но не часто сталкиваются с ней. И уж тем более не от того, кого они приняли за простого работягу. Внешность обманчива, да?
Подо мной разворачивается красивейшие пейзаж. Люди машут руками и свистят. Я, поджав под себя задние лапы, делаю в воздухе петлю и выдыхаю носом в облака яркое пламя. Одобрительный свист усиливается.
Покрасовавшись, лечу в сторону озера, где черпаю воды в вёдра и возвращаюсь обратно, по пути неторопливо ловя потоки воздуха крыльями и наслаждаясь полётом, прежде чем приземлиться обратно и встать уже на две человеческие ноги, глупо зажав в зубах деревянную балку.


@темы: Сны

11:49 

Сука шаман
Мои мысли обернулись против меня в самом неожиданном ключе.
Я только проснулся. Спал я долго, хотя лёг в отношении к количеству часов, которые спал, не поздно. Болит голова. В сознании ещё подрагивают образы и оседают чувства. Страх. Обида. Горечь. Боль.
Бывают кошмары физические - страшные лица, неприятные происшествия, которые приходится наблюдать, ещё какие-то вещи. А бывают психологические - когда любимый человек, к примеру, спокойно заявляет тебе в лицо, что ты для него никто и никак. И поступает с тобой самым мерзким образом.
Я сегодня был занят сразу двумя. А спал очень крепко и, как обычно, не просыпался, что бы ни происходило.

Я лечу над полем, вдали и по краям виднеются деревья необычайной высоты и формы, увешанные густой листвой - рыжей, зелёной и тускло-розовой. Небо кажется натянутым на мир, вот-вот где-то порвётся и сверху просыпется чёрный рис существ древного мира, начинающий поглощать его извне. Никакого чувства свободы или безопасности. Я ощущаю себя тараканом в террариуме, в который должны со временем впустить какого-нибудь опоссума. Но пока это не так, тут существуют другие проблемы.
Я пытаюсь вылететь за пределы этого мира, который искажается к краям как только я к ним приближаюсь. Как картинка в 3Д, но без очков. Я знаю, что там должен быть конец и оттуда я мог бы освободиться. Долетаю до дерева, но чувствую жуткую слабость и, оседая на землю, ослаблено опускаюсь на землю на четвереньки. Передние лапы - это и крылья. На них красуется голубая мембрана, хотя само тело пушисто, покрыто шерстью, в пасти у меня ряд зубов, на голове чуткие уши, сзади хвост.
Я смотрю перед собой, потом оглядываюсь. Стараюсь сделать несколько шагов вперёд, но меня держит невидимый стеклянный барьер.
Долбаный террариум. Зря я что ли такую ассоциацию провёл?
Развернувшись, я возвращаюсь обратно - к редким домиками в поле. Небольшим, в один этаж.
Стемнело быстро. Так точно просто кто-то накинул чёрную тряпку на наше бумажное нарисованное небо.
Я не остаюсь на месте, не сплю, ничего особо не делаю, просто передвигаюсь и тревожно оглядываюсь, зная, что в этом террариуме находится человек. Серийный маньяк. Строчки из книги о нём звучат у меня в голове, их зачитывает какая-то женщина монотонным справочным голосом, а я пробираюсь вдоль стены одного из домов, прижимаясь к ней, чтобы не быть особо заметным. Приподнимаю голову и заглядываю в окно, где через оплывшее и мутное стекло вижу подвешенный вверх ногами силуэт. А рядом ещё один, методично его вспарывающий. В углу комнаты дальше плачет маленькая девочка в платье, прижав руки к груди. Всё это - какая-то показательная картина. Я знаю, что в ней нет жизни, что люди эти ненастоящие. Их силуэты мрачны и черны, но всё равно неприятно.
Скрежет моих когтей по стеклу обращает на меня внимание. Случайно зацепил. Повернув голову в сторону окна, мужчина с ножом широкими и быстрыми шагами пробирается ко мне. Он высокий. Очень высокий и крепкий. Телосложением смахивает на титана. На голове лохматый небольшой пучок волос, а лицо искажено безумием и жаждой причинять боль.
Задёргав лапами, я быстро взбираюсь на крышу дома, оттуда делаю разбег и взлетаю на уровень двух этажей. Меня тянет к земли от бессилия, но я пытаюсь взять выше. А выше... выше провода, которые идут из ниоткуда и уходят в никуда. Здесь нет зданий и вышей, к которым они могли крепиться. Я просто чудом умудряюсь не влететь в них, но всё равно падаю, пропахав грудью несколько метров по земле.
Ночь съедает чужие крики. А отовсюду мерещатся пустые силуэты. То плоской, то объёмной тенью, то далеко, то совсем близко.

Внутри водонапорной башни, облокотившись о балки, сидят трое мужчин. Каждый из них умирает и рассказывает что-то о своей жизни. И о любви. Все они - преступники и убийцы. А я, схоронившись среди балок повыше, точно летучая мышь, но с задними лапами и шакальим телом, наблюдаю и просто жду, когда они умрут. И тогда в этом террариуме останусь только я. Больше никого. Не то, чтобы это особо сильно успокаивало - самую малость.
Моргнув, я широко распахиваю глаза, и вижу их жизнь, их душу, их чувства. Как они медленно вылетают из головы, точно хвосты дыма. Вьются вверх и испаряются. Любовь - голубого цвета. Она одна выходит не как всё остальное. Не дымом, а водным пузырём, который надувается и лопается, исчезая брызгами.
Тот, кто меньше всего говорит и любви и говорит о ней пренебрежительно, умирает, а из головы его образуется самый огромный голубой пузырь, лопнувший с большим хлопком.
Я хмыкаю.
Мне тяжело в это верить.

В тёмном и узком коридоре маленькой квартиры что-то шебуршит. Достав телефон, я подсвечиваю пол. Из комнаты ко мне стремится маленькое существо, пытающееся залезть мне под штанину. Я отступаю назад, а Пушняк, среагировав, запрыгивает мне на ногу и грызёт это нечто. Осев на пол, я мягко отодвигаю кота от себя.
- Ну что там, Пушняк? - сунув руку под штанину, извлекаю оттуда дохлую мышь. И, задумавшись, смотрю на неё некоторое время.

Меня способна была успокоить поутру только чёткая уверенность в том, что никто сегодня ночью не был живым. Я не видел настоящих людей. Это были лишь проекции, созданные мной или кем-то. Или множеством факторов сразу.
В физическом кошмаре я способен это воспринимать относительно холодно. А в психологическом начинаю откровенно теряться и воспринимаю всё за чистую монету, забыв абсолютно обо всём. У меня просто всё едет и я перестаю отличать, анализировать, рассуждать.

Я не знаю этого второго человека. Я могу предположить, но моё предположение мне ужасно не нравится, хотя оно и самое подходящее. Больше элементов внешности сходится. И сейчас, осознав это яснее, я почувствовал ещё большее омерзение. Пускай и знаю, что фигуры эти не были полноценными, одного факта хватило с горой.
Чёртова птица смотрит искоса мне в глаза, так будто ничего и не происходит. И не произошло. И вообще всё естественно, как это я так не понимаю? Закинув ногу на ногу и расположившись у моей головы, перелистывает книгу. На лице её проступает едва уловимая усмешка. Но я ловлю её. Ловлю и мне хочется наброситься, выдавить глаза, разодрать зубами глотку, но я не могу ничего адекватно воспринять. Я не понимаю, почему это происходит. Ведь всё, чёрт побери, так невинно начиналось. Так тепло и по-доброму.
А сейчас я, царапая деревянную перекладину, в полной растерянности и неспособности вырваться от того, что мой разум затуманен обидой и горечью, плачу и кричу, но меня никто не слушает.
Процедура отбивания других каких бы то ни было мыслей?
Хуёвая процедура.

Оказавшись на улице я, пошатываясь, запахиваюсь в рваную кофту. Незнакомая улица. Незнакомые дома. Незнакомый город. Мне совершенно некуда идти. Ноги дрожат, в глазах темнеет, на губах застыл всхлип, так и не вырвавшийся сейчас наружу. У меня нет сил. Я пытаюсь как-то сориентироваться, поставить всё своё восприятие на место, но меня жрёт жгучая обида. Та, от которой хочется просто плакать и восклицать: "За что?!".
Я не успеваю сделать и трёх шагов, прежде чем мокрый снег и земля сталкиваются с моей щекой. Туманно гляжу перед собой и снова вижу два силуэта, уходящих в сторону и даже не удосуживших меня косым взглядом.
Я тихо хмыкаю. Потому что сейчас, теряя сознание, начинаю понимать, что это действительно просто силуэты. Не люди. А я всего лишь в каком-т куске сна, в каком-то месте, далёком от родного. Только теперь совершенно обессиленный.

@темы: Тоска, Сны, Одиночество

09:24 

Сука шаман
Да что, чёрт возьми, происходит с этими снами и этими ваннами?! Это намёк на помыться или что?
Сначала Лорд - это я ещё мог как-то объяснить. Потом, придя на работу, Единорог рассказала мне, что я появился в душевой кабинке у Кошки. Бедная Кошка, пока Единорог рассказывала, краснела вся. Я не мог толком ничего сказать, пришлось отшутиться.
А сегодня, пока гулял и занимался делами по ночам- всякими разными - обнаружил себя снова в ванне.
- Да что за чёрт! - воскликнул я и мрачно оглядел пену вокруг, перевёл взгляд в сторону и увидел невозмутимо сидящего в ванне Никанора. И я тут тоже откуда-то взялся. С самым, что ни на есть, каменным лицом, Ник потянулся за гелем для душа и отвлечённо заговорил со мной, спросил чо как, как жизнь. При чём так спокойно, точно меня не в первый раз так странно забрасывает.
Оглядевшись, я вздыхаю, отбираю у него гель и быстро намыливаю руки, смываю водой и вываливаюсь - весь мокрый и в облипочку - из ванны. Решил я руки зачем-то помыть, хотя рухнул в ванну весь. Оглядываюсь снова, никаких черепов не наблюдается. Негодую.
- Я не понимаю, как это происходит! - жалуюсь я клирику, - И почему так!
Он в ответ пожимает плечами, а я, перевалившись за борт ванны, направляюсь дальше - наружу, в другую грань сна.
Что за напасть.
Это я хоть вспомнил. А все остальные разы я не помнил. Самое стрёмное, что мне рассказывают совершенно разные люди, которым я об этом не говорил, о том, я появлюсь у них во сне. Преимущественно в ванной.
Что за... виверну вашу за хвост!

А ещё мне кажется... пускай прозвучит так, иначе не скажешь... что у меня самый настоящий недотрах. Или как можно объяснить, что всё, абсолютно всё, на что я ни посмотрю, вызывает у меня недвусмысленные ассоциации. Могу залипнуть на долго при взгляде на что-то или кого-то.
Нужно что-то с этим делать, блин!
Что за весна посреди осени, Маугли Шакал?!

@темы: Сны, Негодование

11:53 

Пан Манэлиг, Пан Манэлиг, каханым будь моим...

Сука шаман
Третий день без устали болит голова. И сегодня ночью меня мучили кошмары. Но мучили они меня в исключительном порядке глубоко ночью, а не под утро или ещё как. Словом, некому меня было разбудить. Ни будильнику, ни человеку. Да и когда я сплю, вряд ли по мне можно понять, то я вижу. Я зачастую к тому моменту оказываюсь достаточно далеко от своего тела. И связь становится всё тоньше.

Не замечал за собой, чтобы я метался по кровати, кричал, вскакивал. Хотя точно знаю, что иногда просыпаюсь в рыданиях. Или оказываюсь не в своей кровати, а где-нибудь в другом месте дома.

Вся ночь сегодня была переполнена мерзостью, от которой я не мог никуда деться. Я был слишком уставшим, чтобы бороться с ней. Я лёг спать, чтобы отдохнуть, но на каком-то чёртовом автомате со своим неконтролируемым потоком энергии вывалился дальше. А обратно не ввалился. Я не знаю, как мне спать! С включённым светом, закидавшись подушками и игрушками, обвешиваясь амулетами или прячась под чей-то бок.

У меня нет рядом того, за кого можно спрятаться, впрочем.

Стою и смотрю за происходящим, наблюдая с внутренним отторжением и отстранённостью. За распластанными а столе людьми, за кучей связанных обнажённых девушек, измазанных в грязи и крови, мычащие и плачущие, за мёртвыми людьми, сшитыми из множества кусочков, криво замотанных вокруг, с торчащими трубками и проводами, наблюдаю за процессом разделения руки на равные части, включая разрезание пальцев, расслоение ладоней, за стекающей по кафельному полу кровью. Слушаю мольбы и плач.
- Хватит! Я больше не могу, - голос неизвестной девушки обессиленно стихает, - Убей меня, перережь мне горло, - она выгибается - обнажённая и грязная - в её голове дыра, из которой стремительно начинает вытекать кровавая масса, пока её руки медленно разделяются на части большими ножницами.
Я медленно моргаю и просто смотрю. Оглядываю занавески, заляпанные пятнами.
Я ощущаю полное нежелание что-либо делать и как-то реагировать. Всё внутри меня переворачивается от того, что происходит меньше чем в метре от меня. Я как дух. Сторонний наблюдатель. Возможно, я мог бы что-то сделать. Но я не чувствую собственных сил. И не вижу смысла. И просто смотрю...

Вот уже сильная рука в перчатке тянется к моей голове, чтобы извлечь оттуда мозг и затолкать мне его в глотку. Я откровенно не сопротивляюсь. Позволяю этому произойти.
Какое-то время я пытался спрятаться, убежать, но потом мне это всё надоело. Я просто падал в траву и грязь. И неминуемо оказывался в чужих руках, вскрывающих мою кожу и залезающих под неё пальцами. В такие моменты мне в очередной раз хочется начать проклинать всех тех людей, которые считают, что это забавно и было бы интересно такой адреналин испытать. Хочется схватить их за глотку и кинуть на моё место. И посмотреть, насколько весело будет им с их чёртовым адреналином.
Но я его не испытываю. Я ощущаю лишь задолбанность, смертельную усталость и безразличие.
Оказавшись на земле, я утыкаюсь в неё носом. Позволяю схватить себя за волосы. Рука тянет мою голову назад, натягивая волосы до боли. Кажется, что шея вот-вот сломается. Я чувствую, как пальцы-лезвия, пальцы-крюки, забираются в мою голову и выковыривают содержимое, а после методично заталкивают мне в глотку. Я кашляю, давлюсь, задыхаюсь, но ни секунды не сопротивляюсь.
Когда рука выпускает меня, я падаю обратно, полежав немного, отползаю, отплёвываясь. Моё сноходческое тело по умолчанию генерируется обратно. А как только генерация заканчивается... всё повторяется.

Я стою перед фантомом любимого человека и выслушиваю ругань в свою сторону. Мне рассказывают о том, как обираются заниматься саморазрушением, методично уничтожать себя, курить и бухать усерднее и усерднее, о том, что не только не бросят этого занятия, но и займутся им с ещё большим рвением. Я стою, слушаю, но ничего не говорю. Не пытаюсь переубедить. Молча плачу. Без всхлипываний, без дрожи. Просто по щекам текут слёзы, и я снова ничего не могу поделать.
Уже забываю о том, что я ещё не проснулся. И воспринимаю всё исключительно реально. Лишь к позднему утру с замиранием сердца, тяжестью в груди и дрожью в руках понял, что это не было реальностью.

Сотни тысяч очередей из огромных пулемётов изрешетили людей. Я бегу сквозь высокую траву и не понимаю, почему ещё не упал. Переваливаясь через забор, закатываюсь в огромные и густые кусты. Над головой шумит вертолет, осыпающей землю градом выстрелом. Град. Он похож на ливень. Ливень из свинца.
Я жмурюсь, содрогаясь, но продолжаю видеть и с закрытыми глазами. Это естественно. Шепчу себе под нос что-то неразборчивое. Делаю усилие. И обстрел превращается в град. Ливень свинца в ливень воды. Мне пришлось напрячься, от чего в висках сразу болезненно застучало. Но по кустам заструились капли воды, стуча по листве и стекая холодными слезами. Я смотрю за дождём, пока гул вертолетов и крики не рассеиваются. А после выползаю из укрытия и вяло бреду дальше. В глубины сна, не разбирая дороги. Туда, куда ведут ноги. Потому что глаза смотрят в землю и не хотят ничего замечать.

- Я мог бы уехать, - тихо говорю я девушке-незнакомке рядом с собой. Я знаю её. Но не в жизни, а здесь, за гранью снов... я вижу её не в первой. Зайдя в дом, произношу кодовое слово, долго его вспоминая, и проходы офисов трансформируются в жилое помещение. Мы выбираемся в комнату с балконом. Тут тесно, светло, много мелких вещей. Осев на пуфик, я смотрю в потолок, провожу пальцами по старому выпуклому монитору и повторяю. Она внимательно слушает меня.
- Я мог бы уехать... продать квартиру, если бы смог вернуть её, получить деньги и уехать верным щенячьим хвостом, призванным защищать своего хозяина. Я бы был самым верным псом. Диким, свободным, но верным до одури, - она молчит, зная, что я не закончил. Я поворачиваю голову и смотрю на неё измученно, но вкрадчиво.
- А мог бы остаться тут... и просто не просыпаться... больше никогда.

@темы: Тоска, Сны, Одиночество

01:00 

Сука шаман
Ситуация в семье оставляет желать лучшего. Мягко говоря. Очень мягко говоря.
Понимаю, что никуда от всего этого не денусь, ибо маме нужна поддержка. Ей больше не на кого полагаться. Потому заталкиваю в себя поглубже всё, что только можно. И стискиваю зубы. И обещаю никого не убивать.
Слушая её предположения и домыслы, лежу на спине на кровати, смотрю в потолок, сжав губы.
- Ты себя нормально чувствуешь? - вдруг спрашивает она и касается моей щеки.
- М?
- Ты весь красный и горячий.
- Злюсь, - коротко отрезаю я.
Это моя стихия во мне бушует и негодует.

Старательно отвлекаюсь и очень надеюсь на успехи на работе, но пока рано о чём-то говорить. Ещё как минимум две недели.
Экспериментально отказываю себе во всём, кроме кофе с булочками. И все заработанные деньги сбрасываю на семейный бюджет. Не большие, конечно, но какие ни какие. И живу весь месяц только на мелочь с проезда и кофе. И чувствую себя хорошо. Потому что не в деньгах счастье. И жить на сто рублей в кармане, отложенных и то на качественный кофе, не только можно, но и нужно.

Кофе и булочки. Эта смесь оказалась удивительно лечебной. Она помогает абсолютно во всём. Что бы ни случилось - стоит принять эту чудодейственное лекарство... и всё. Работает безотказно. На нас обоих. Хотя что-что, а успокаивать Дика не приходится. Он и без того спокоен и холоден. Разве что несколько обеспокоен моими грядущими планами и сомнительными потугами. Эта забота обо мне действительно умилительна.
Он ни за что не покажет этого прямо и открыто. Тем не менее, если я за что-то возьмусь, сам это проанализирует, наберёт информации, оформит её и предоставит мне для размышления в простой и доступной, разжёванной форме.
Благодарность... кто ещё позаботится о том, чтобы я не наделал глупостей? Особенно в своих горячих порывах страстей и любви. Я ж могу. Я ж умею. Я ж человек пылкий.
Но ещё помимо этого... я умею ждать. Так что такие вещи сами собой как-то... уравновешиваются.

Я часто паранойю. Не потому, что дурачок такой, а просто поводов окружающие дают предостаточно. Я вообще паранойей раньше никогда не страдал. И больше в других её цеплял и старался помочь избавиться. То ли обстарался, то ли слишком много этих самых поводов, но суть одна - заболел. Теперь и я стал параноиком неизлечимым, что вошло в абсолютную привычку. И обыденность.

Кручусь на стуле в офисе, задумчиво глядя в потолок, кошу взгляд на Розового Единорога.
- Мне сказали, что я завалил в чужой сон в ванну и притащил с собой коровий череп, - произнёс я максимально безэмоционально. Оторвавшись от монитора, Розовяш спокойно смотрит на меня. Я вскидываю вопросительно бровь.
- Знаешь, - начинает Единорог и легко улыбается, - Я бы от кого угодно в подобной ситуации была в шоке. Но если это ты, то это нормально.
Так вот. Народ считает, что если я завалюсь к ним в ванну с коровьим черепом и начну беззаботно плескаться - это норма. Только потому, что это Шакал.
Такие дела.
Я задумчиво потёр за ухом и погрузился в раздумья. На следующий раз я уже озадачил Варвара. А он тоже взял и не удивился. Он вообще... мало чему удивляется. Хотя я помню, как долго он смеялся, когда я сказал "Представь, что ты решил помыть голову". Не потому, что он совсем варвар, а потому, что у него водопровод не подключен в квартире.
- Я просто пытаюсь себе представить эту картину, - размахиваю я руками, идя рядом, - Значит я где-то что-то делал, потом завалил в чужой сон, захватив с собой коровий череп, бултыхнулся в ванну и давай плескаться? Понимаешь, Варварушка! Когда я ухожу гулять во сне, я всё чётко вижу, чувствую и понимаю. Думаю и осознаю. И дело не в кошмаре, который отбил мне память. Дело вот в чём - найти дорогу в чужой сон у меня всегда хреново выходит. И если бы я нашёл его - я бы понял, где и с кем я нахожусь. И явно бы себя так не вёл, ибо сам понимаешь. Тогда встаёт другой вопрос. Вопросы! Где я взял коровий череп? Он не мог просто сначала появиться просто так. Я убил корову? Или нашёл труп коровы? Почему именно корова? А если я приносил её в жертву Богам? Тогда зачем мне понадобилось забирать с собой череп? Может я чего-то наклюкался или нанюхался? А если прямо из черепа? Потому что как тогда всё это объяснить!? Я мог бы вести себя так в твоём сне или в чьём другом, но тут совсем другой фактор. Я бы отличил реального человека и не смог бы просто позволить себе такого с осознанием. Стало быть. осознание моё было знатно затуманено!
- А если ты нашёл дорогу благодаря черепу? Может, он намекает на твою связь с духом-проводником?
- Корова...? - кошусь я мрачно на состайника, - Может это была не корова? - со слабой надеждой вопрошаю я и вздыхаю. Всё равно не вспомню. Воспоминание я с утра выбил себе знатно в попыхах, не подрассчитал.
Поднимаю руку и чуть покачиваю ей, пытаясь вспомнить, как там лежал череп.
- Знаешь... я чувствую, как он лежал. Его фантом. У меня рука помнит. И воду тоже, - помолчав, снова покачиваю рукой, пытаясь оценить вес по фантому, - ... и чужую кожу, - добавляю тише, шевеля пальцами.
- Не помню, что, зато помню... как.

@темы: Шалай махалай, Учёба/Работа, Тоска, Стая, Сны, Ненависть, Негодование, Любовь, Красота да и только

11:53 

Сука шаман
Сегодня ночью я был в городе Грехов. И абсолютно всё там было ужасно. Даже люди, которых я сильно люблю, были отвратительны.

@темы: Сны

22:56 

Сука шаман
Мне нравится моя работа. Либо в чём-то подвох, либо я такой чудесный.

Сегодня ночью я - горе-сноходец - догулялся в очередной раз. Впрочем, я всегда догуливаюсь до определённого момента. Когда наступил этот момент понять не выходит. Может, он и не наступал. Просто... вот так вот.
Я уже был у себя в комнате - близилось утро - я это хорошо чувствовал. А потому никуда более не направлялся и готовился к спокойному, ненавязчивому возвращению.
В комнате царил мрак. Я двинулся к двери, но замер, заметив, что на ней что-то сидит. Довольно крупное. А теперь поправочка для тех, кто решит построить из себя толкователя снов - я не боюсь насекомых, я не арханофоб, я вообще не особо брезглив, хотя от некоторых вещей меня и может бросить в дрожь, но всё же.
Разглядеть, чем являлось это довольно крупное нечто с толковый словарик Даля - или даже два - не вышло в темноте. Я привычным движением достал телефон и посветил на дверь.
Ну что сказать.
Там сидело нечто вроде паука 20х30 см. Большой, чёрный, местами колючий. Я сразу же почувствовал - энергетически - что это паучиха. А уже потом заметил её большой зад, на котором красовалось нечто на подобии скорпионьего жала. Пасть существа была похожа на... пасть кракена, точнее не скажешь.
Паучиха медленно развернулась и сползла на пол, застучав лапками по деревянному ламинату. Я, продолжая светить, подался назад и в сторону - отошёл к дивану, пропуская паучиху, надеясь, что она не станет обращать на меня внимания и просто пойдёт своей дорогой. Пускай дорога и заканчивалась у противоположной стены моей комнаты, я знал, что если выйду за дверь, смогу проще переместиться в какое-нибудь вообще другое место и на том завершить эту неожиданную встречу.
Некоторое время получалось. Но, кажется. паучиха сочла мою комнату своей территорией. И уже на пол пути, когда я был почти уверен, что просто обойду её, она повернулась ко мне и, зашипев, распахнула пасть, приседая, чтобы напрыгнуть на меня.
Тогда-то мне и стало страшно. Не столь она сама меня пугала, сколь риск быть ужаленным и покусанным. Да, я чёртов шаманий мазохист, принимающий душ из горячего воска, но! Тут уже совершенно другое дело. Когда оно касается боли незапланированной и той, которую я вряд ли смогу контролировать и соизмерять. В общем, не ладные дела.
Шикнув, я бросился в сторону и чудом увернулся, правда прыгать в небольшой комнате до меня было всего ничего, так что следующий прыжок не за горами.
У меня на этот счёт вообще готовая цепочка действий.
Путешествие обещает незапланированную и ни разу не возбуждающую боль - Шакал паникует.
Шакал запаниковал. Хоть столбом не встал - и то хорошо. Тут особо не встанешь - меня тогда ноги только так несут.
Я вываливаюсь из комнаты в коридор, где, пятясь от паучихи, чуть ли не падаю на спину - это было бы большой ошибкой. Незваный членистоногий гость проносится мимо меня, прыгнув лишь на пару сантиметров выше моей головы. Во всех этих финтах я пытаюсь достигнуть кухни. Раз паучихе удаётся запрыгнуть мне на руку, вцепившись пастью в тыльную сторону ладони и вырывая кусок кожи с мясом. Неприятно, что ж.
Скидывая чёртово наваждение с себя, уже ползком вваливаюсь в кухню, где обнаруживаю оставленную когда-то в одной из прогулок трость с острым наконечником, которая впоследствии служит мне оружием для самозащиты и истребления не желающей жить мирно паучихи. Или скорпионихи. Чёрт бы побрал, что это такое.
Пронзённое тело я отпихиваю тростью от себя, наблюдая, как оно шипит, зеленеет, пузырится и испаряется. Пытаясь отдышаться, оглядываю руку.
Ничего. К утру заживёт.
А утро совсем уже скоро.

@темы: Сны

08:28 

Сука шаман
Я злодей. Я в последнее время очень часто злодей. Возможно, это как-то помогает мне разгрузиться.
Я не был кем-то, кого я уже знал. Я был в чьей-то новой, другой шкуре. И это было в жанре марвеловских приключений. Как тогда я впервые увидел во сне Силентеса и влюбился в его образ, так и сейчас новый персонаж пришёл ко мне во сне. Но придавать ему более значимую форму я не тороплюсь. Но одно я знаю точно - он мог высоко прыгать, парить и слышать на большом расстоянии.
Уж не помню, что конкретно происходило в том особняке. То, что за мной гналась какая-то типичная парочка детективчиков - это точно. И то, что потом я их жуть напугал своими угрозами и трюками в полумраке комнат - тоже. Но наиграться мне не дали. Подоспел кто-то третий. Сам по себе, видимо. И вот у него уже против меня были весомые аргументы - оружие, проворность, хитрость и рвение меня поймать.
Пришлось убегать.
Вывалившись в первую попавшуюся дверь, я обнаружил себя на довольно людной улице и бросился вперёд, не разбирая, что куда. Проныра выскочил за мной и почти сразу же нагнал. Навстречу ещё выскочил полицейский, который послужил мне точкой опоры, ибо, нагло взбежав по нему и оттолкнувшись от его плеч, я запрыгнул на балкон здания и начал взбираться вверх. Рука преследователя во время прыжка чуть ли не в миллиметре от меня проскочила, грозясь схватить. И почти схватила! Я аж в панике был. Так что начал оперативно с одного здания перебираться на здание повыше. Прыжками.
Возможно, в этом сюжете мне уже дали прозвище. Например, Саранча. Или Кузнечик. Хотя Саранча - звучит более злодейски.
Я остановился перевести дух на самой большой многоэтажке. Отсюда открывался прекрасный вид на город. И на кипиш, поднятый там в моё имя. Внизу собирались машины с сигналками, а я стоял на краю крыши и вдыхал воздух носом. И тогда услышал разговоры внизу.
- Можете описать его?
- Чёрные короткие волосы, - я поднимаю руку, прислушиваясь, и провожу ладонью по колючей шевелюре коротеньких, растрёпанных волос.
- Зелёная куртка, - оглядываю себя и свою моднячий ярко-зелёный пиджак с широкими плечами. По-моему, он мне чутка великоват.
- Какой ещё мех? - отвлёкся, снова прислушался.
- На шее, - провожу рукой по шее и обнаруживаю что-то по типу воротника из меха. Очень большого, пышного и длинного, аж за мной вьётся. Приятный и мягкий, ласковый на ощупь. Провожу по нему ладонью снова, прикрыв глаза. Сейчас кто-то начнёт сюда подниматься. Стоит подождать. Так что я остаюсь.
И в этот момент мой взгляд привлекло небо. Мне сложно описать то, что я увидел. Оно было... было... я просто застыл, жадно впившись взглядом вверх и вдаль, рискуя свалиться с края. Ибо небо тянуло и просило, чтобы в него упали.
Вот какое оно было...



Я упал на спину и долго смотрел в него,чуть улыбаясь. Слышал, как гремит внизу металлическая лестница и предвещал веселье. Но.. был разбужен будильником. Жаль.
Надеюсь, что мы ещё встретимся. С небом. И с образами.

@темы: Красота да и только, Сны

13:12 

Сука шаман
Тяжёлый шлейф хвоста тянулся за мной, тащился по пятам лап, неторопливо ступающих по земле и стучащих коготками. Крылья были спрятаны в длинных рукавах китайского шёлка, а шея чуть покачивалась при ходьбе. Стоит ли напоминать, что оказавшись в своём типичном приключенческом ОСе, я уже имею заготовленный сюжет или основу того, что, собственно, происходит. И уже были готовым персонажи, которым я, конечно, не нравился. А за что меня любить с моими хитростями и качествами?
Ступая по верхушке забора, ограждающей две территории, я мок под дождём, но был вполне тому рад.
- Вон он! - повернув голову на голос, замечаю двух мужчин в чёрном, стоящих внизу и в метрах пятнадцати от меня. Один из них указывает на меня пальцем. Из пелены дождя выходит третий - в костюме и под зонтом.
Выругавшись, спрыгиваю с другой стороны ограды и бегу под закрытой территории. Прыгать с противоположной стороны прямо в лапы к преследователям было бы глупо. Злодеи против злодея. Это противостояние, на дело, гораздо более ужасное, чем каноничное герой против злодея.
Убегая по лужам и грязи - прощая чистый белый шёлк - я раскрываю крылья и делая два быстрых взмаха, влетая на забор и перемахивая через него. Приземлившись, сталкиваюсь там ещё с двумя подопечными, уже дожидающимися меня.
Замерев, изображаю кислую мину и делаю шаг назад. Теперь я окружён. Под таким дождём вверх я не взлечу, а времени что-то придумывать у меня нет, потому что меня уже повязали. Сцепив крылья верёвками, толкнули к главарю, который повёл меня куда-то по дороге, окружив себя и меня своими шестёрками. Сжимая мою шею, он буквально тащит меня, хотя не вижу смысла. Я итак покорно иду, можно не дёргать!
Недовольно возмущаясь по этому поводу, продолжаю идти, пока меня не приводят в нечто на манер логова, где развязывают, извиняются и начинают говорить так, как положено злодеям со злодеями. Делиться мыслями и планами. Немного опешив, я впитываю предлагаемую идею и обрабатываю её, но в глубине души всё ещё злюсь. Как посмел он так со мной обращаться! С самим Императором!
Тем не менее, злости своей не показываю, соглашаюсь с подмазками о моей хитрости и способности всё хорошо провернуть, усмехаюсь и покидаю чёртово собрание. Ну ничего... получишь ты у меня.
Некоторое время я действовал строго по плану, в котором очень ценный камень с магическими свойствами должны были тайно провезти и передать незаконному владельцу. Я сопровождал этот караван ровно до того момента, пока не выкрал камень и не отчалил по своим... делам. Пропажу обнаружили только тогда, когда пришёл момент доставать его. И только потом народ спохватился.
Но... спохватился слишком оперативно. Кто знал, что против меня одного там имеется целая армия подопечных, по численности не уступающая моей волчьей, которой, к сожалению, со мной как раз таки не было.
Я начал пересекать озеро на лодке, спокойно восседая на жёрдочке. По моим меркам у меня было время. По меркам ОСа времени у меня не было.
Услышав ругань и обернувшись, я заметил десятки лодок, заполненных воинами, следующие за мной.
Пффф!
Отступать по воде мне было особо некуда. Расправив кимоно. я оттолкнулся от лодки и взмыл в воздух. Та жалобно заскрипела, покачнувшись на воде. Активно работая крыльями и распахнув хвост, я поднимался выше и выше. Вот уже виднелись обкусанные края небесной каменной башни. И я был бы рад. Если бы не с десяток лучников, начавших целиться по мне. Вот тогда уже настал момент паниковать.
Стрелы проскакивали чуть ли не в миллиметре от меня. На открытом небе я был удобной мишенью. Яростно взмахивая крыльями, я пытался подняться к замку ,чтобы скрыться в его руинах, но чем выше я поднимался, тем тяжелее становилось дышать. Я рискнул рухнуть вниз.
Поняв, что могу так просто не справиться, я поднапряг свои мысли. С большим усилием мне удалось переделать тот образ, который был мне предоставлен в начале сна. Шея стала толще. Перья начали чернеть, хвост сузился, вытягиваясь в длинный хлыст. Задние лапы приобрели мощный вид, хотя когти, конечно, остались. На крылья выросли когтистые пальцы, а мембрана стала кожистой. Сами крылья стали значительно шире и больше. Массивные и крупные. Головы вытянулась и клюв превратился в пасть.
Жадно вдохнув воздух в крупные лёгкие, делаю большой и тяжёлый взмах крыльями, начиная подниматься выше и быстрее, правда сил почти не осталось. А вес очень значительно переменился.
С трудом достигнув руин, цепляюсь когтями на крыльях за камень и ползу в ближайшее укромное место, переводя дух. Далеко внизу шум, огненные стрелы прорезают воздух. Что-то мне подсказывает, что даже огромное воздушное пространство между нами не помешает им.
Тем временем дышать на этой высоте действительно очень сложно. Я начинаю пробираться ползком на противоположную стену, чтобы слететь с другой стороны, где меня не будет видно.
Вылезая в развалившуюся и достаточно большую раму окна, раскрывая крылья. я спрыгиваю вниз и начинаю планировать. Когда облака остаются позади, ослабленно начинаю уменьшаться, придавая себе более лёгкий павлиний образ. Иначе ещё один взмах крыльями и у меня сведёт руки.
Раскрыв хвост, немного криво приземляюсь на сетчатый забор. Тот прогибается под моим весом. Вцепившись когтями, переваливаюсь на противоположную сторону. Вперед конец карты. Так я его называю... за белой пеленой конец этого мысленного мира и начало другого. Туда мне и надо. Только оттолкнуться от причала, взлететь и...
- Далеко собрался? - вот этот кретин. В своём чёртовом костюме. Стоит сбоку от меня, сжимая в руках... мой фейерверк! Мою разработку на манер гранаты! Уже готовую взорваться.
Я отступаю назад, лапы шатаются и не хотят меня держать.
- Хочешь взглянуть, как работает? - усмехается он и бросает "гранату" в землю рядом со мной. Я с трудом успеваю отшатнуться. Повалившись на очередной забор сеткой, который сгибается подо мной, падаю на спину и отползаю назад. Успею за секунду до того, как эта штука взрывается в метре от меня, озаряя всё вспышкой. Земля загорается. языки пламени бьют в глаза. Смеясь, он достаёт ещё одну и подходит ко мне. А у меня больше нет сил.
Я просыпаюсь от звука входящей в комнату матери.

@темы: Сны

13:40 

Сука шаман
Иногда я очень жалею, что нет возможности записывать свои сны. Потому что мне начинает откровенно не хватать слов для их описания. В последние дни настолько много приключений и вообще всего там происходит, что поутру голова раскалывается. Но оно того стоит.
Я не могу описать всё. Это очень много. Но было здорово.
Описывать реально очень лень. Я просто довольный. Но один из эпизодов всё же запишу. Это было одновременно странно, неожиданно и... странно, мда. Дело было в том, что я был очень увлечён происходящими сюжетами, но заметил, как мимо того места, где всё разворачивалось, проходит девушка. Что примечательно... у неё были абсолютно голубые глаза. Но этот взгляд я бы ни за что и ни с чем не спутал. Даже несмотря на другой цвет. Взгляд бы удивительно живым, но я не мог различить свечения, по которому обычно определяю "живую" принадлежность.
- Да ну. Да не. Да не может быть, - с улыбкой произнёс я, пока она подходила, а после расположилась передо мной. Выглядела несколько взрослее, чем стоило бы. Да и странно одета. Совершенно выдавал взгляд. Этот нереально живой взгляд. Я внимательно оглядывал её и начинал думать, что передо мной действительно живой человек. Не думаю, что меня можно провести другим цветом глаз и немного повзрослевшим образом.
- Странные украшения, - обратился я к ней, кивнув на кучу совершенно дурацких висюлек на шее, которые она бы ни за что на себя не одела. Особенно выделялась прикреплённая к джинсовому пиджаку стеклянная персиковая розочка. Тоже выглядела по-дурацки. Как говорится, нацепила, что было. Да побольше.
Она усмехнулась и потеребила розу, поймав мой взгляд на ней.
- Да ты что, думаешь настоящая Я одела бы такую дребедень? - она усмехается шире и снова смотрит исподлобья.
- Думаю, что нет. А вот эта коричневая стекляшка вообще ужасно смотрится, - она кивает мне, продолжая усмехаться.
Вообще-то...! Просто так не одела бы, но, блин, эта фраза точно вывела на чистую воду. И эта усмешечка.
Я пожимаю плечами, улыбаюсь. Если от меня хотели добиться какой-то особой реакции, то это всё давно позади. И что ж, вы сидите, если хотите, а у меня всякие дела. Сюжет, понимаете ли, идёт.
Спрыгнув с возвышавшейся высоко над землёй беседки, я оборачиваюсь рыжим китайским луном (без понятия, почему так решил) и, извиваясь в воздухе, лечу на другую башню. На крыше её возвышается большой стеклянный шар. Приземлившись туда, я обвиваю его своим длинным телом и касаюсь стекла когтистыми пальцами. С помощью него мы рисуем на небе звёзды. Хотите покажу, как?
Смотрите...

@темы: Сны

10:05 

Сука шаман
Сны мои сегодня (да-да, я пришёл написать в дневник, неожиданно для себя) перетекали из одного в другое. Но происходило это достаточно плавно и размеренно, от чего не было напряга скачков из одной реалии в другую.
Сначала я был... собой. Я был у подземных переходов, которые, судя по всему. слишком сильно врезались мне в память. Особенно своими подземными, так сказать, музыкантами, которых я там видел. Он ставили что-то по типу выступления, которое я решил посмотреть, но оказался на нём не по собственному желанию, а случайно.
А ещё мне плохо давался мой голос. Очень плохо. И я старался молчать.
Один из этих музыкантов был мне знаком, но за всё время, пока я был там, не рискнул к нему обратиться. Потому что... он наверняка меня не помнит, да и надо ли меня запоминать? Дать знать, что я его знаю? И что? А потом... он был лишь образом, не более. Я полагаю... не живым человеком.
Действие неторопливо перетекло и в следующий раз я обнаружил себя разодетым на манер панды. Короткие жидкие белые волосы торчали из под чёрной шапки с бунбончиком. На руках перчатки-лапки, и лицо совсем не моё, но, очень милое.
Я здраво посудил, что здесь что-то не так и это надо исправить. И тогда уже взял всё под свой контроль, обернувшись павлином.
Я был драконами, просто птицами, грифонами, но конкретно павлинами нет, потому совсем не удивительно, что я ориентацию немного потерял. Решив поэкспериментировать, я взлетел, получилось сразу и высоко, но потом меня камнем потянуло вниз и я яростно, находясь в откровенном испуге и панике, замахал крыльями. Удалось зависнуть в воздухе. Вытянув шею, я пытался сбалансировать своё положение в воздухе и найти такой ритм и дугу движения крыльев, чтобы полёт давался легче. В воздухе с земли я выглядел, небось, неимоверно глупо.
А потом понял, что именно тянет меня вниз... хвост. -_-
Ринувшись вперёд, я пытался разогнать такую скорость, чтобы он шлейфом тянулся сзади, но он дёргал меня в вертикальное положение. Я его лапами задними подкидывал, изворачивался и всячески петлял в воздухе, даже знать не хочу, на кого я был похож. Определённо на умом двинутого.
Но, более менее отыскав удобную позицию, я полетел туда, куда надо было.
Там... там были свои ситуации, отношения, сюжеты, происшествия, в которых я участвовал. Они все больше психологического расплывчатого характера, так что не вижу смысла их описывать.
Оказавшись в своём облике и у себя дома, я получил два пинка. Реальных пинка. От матери. В лицо.
Я был ужасно оскорблён, до слёз, да. Я не знаю почему и не знаю как, но в ОСе моя мать... как будто не моя мать. Она ведёт себя совершенно не... как будто одержимая. И меня всегда это пугает. Я уже который год не могу понять, что... или кто это на самом деле.
Но это что-то давит на меня и на мою психику какой-то тёмной энергетикой, что я начинаю сходить с ума, впадать в истерики в ОСе, кричать, задыхаться.
Вот и теперь.
Обычно я не могу проснуться, но каким-то образом мне (либо Дику) удаётся вырваться и очнуться на своей постели. Я сидел. тяжело дышал, прижав ладонь к лицу и постепенно восстанавливал грань реальности, твердя себе, что всё нормально.

@темы: Сны

09:59 

Сука шаман
Торгово-развлекательный цент быстро превратился в больничный лабиринт из одинаковых коридоров с грязным, старым полом, который никогда не меняют и только извечно моет серой тряпкой на деревянной палке ворчливая женщина. Ну как моет... собирает песок, носит из одного угла в другой. Иллюзия чистоты.
Люди на скамейках, уже накренившихся от годов.
Здесь есть отдел, где ждут своего рождения и появления на свет дети. Но мы в каком-то другом веке и параллели. Всё очень похоже на наше, но дети появляются из яйца. Растут там ещё некоторое время.
В отделе, где хранят и заботятся об эмбрионах, стоят коробки, специализированные под это.
Мы останавливаемся у стены, на которой нацарапано моё имя и имя моей сестры. И подписано "2001". Среди множества других имён детей, скучающих в очереди с родителями.
Я отчётливо помню, как мы сидели тоскливо на полу, пока мама отсиживала очередь, чтобы оформить нам документы. Рядом с моим именем ещё нацарапана какая-то фигура, она похожа на какую-то... пиктограмму. Маленькую и больно ровную. Смутные подозрения, конечно, меня на этот счёт посещают, но я умалчиваю.
Вот стоит коробка, в которой лежат три эмбриона. Я тепло улыбаюсь, глядя на коробку. Меня занимают всякий светлые мысли.
До тех пор, пока они не обрушиваются.
Тёплую обстановку этого пыльного места нарушает событие, переворачивающее спокойствие с ног на голову. Это человек, который занимается электро-магнитными опытами над эмбрионами для выведения у них каких-то особенностей или способностей. И пока коробку с этими детьми не забрали, я должен что-то предпринять, дабы и другие дети потом не пострадали.
Мне грустно, мне больно, мне хочется плакать.
Кто-то из врачей, из наивного такого рода врачей, убеждает меня, что процедура изъёма коробок с их места нормальна. Что я зря волнуюсь. Но он не хочет верить.
Всё снова нужно делать самому.
Дик с нескрываемой, но сдерживаемой злобой на лице вертит на пальце металлический коготь. Он закруглённый, значительно больше, чем тот, который у него есть в материальном мире. И острее. Много острее.
Я с надеждой гляжу на рыжего, теряясь, что же делать. Беру коробку, чтобы она никуда не пропала, пока я уйду. Я очень переживаю на этот счёт.
Коробка тяжёлая... и требует бережного к себе обращения.
- Я убью его... - шипит себе под нос Дик и вынимает из ниоткуда клочок бумаги, на котором материализуется карта больницы. Действительно, она похожа на лабиринт и просто так чёрта с два найдёшь нужное место.
Врач говорит, что если мы решили всерьёз доказать это, вообще возможность таких действий, то нам надо обратиться к определённым личностям. Пока он говорит, Дик быстрым движением царапает когтем на бумаге чёрточки в том месте, где эти люди должны находиться. А потом тянет меня, испуганного и растерянного, за собой. Мы идём через людей, быстро шагаем через пустующие коридоры и кабинеты, мимо скамеек и серых окон, не пропускающих света.
Я волнуюсь, бережно несу коробку, прижимая как можно ближе к груди. Дик поигрывает когтем, нервно, раздражённо.
"Психически нездоровые люди, спешу вас заверить, могут быть не столь опаснымии, даже если дать им в руки оружие, сколь... жалкими" - доносится мужской голос из приоткрытой двери, где читают лекцию. Интерны смеются. На лице Дика появляется нервная и кривая усмешка. Острие когтя цепляет воздух, подрагивая, точно скользит не через неплотные слои, а через плоть.
- Здесь налево, - говорит он и сворачивает. Я ускоряю шаг.
Мы заходим в кабинет к первому человеку, помеченному на бумаге.
У мужчины, который сидит за каким-то прибором, большие наушники и очень густые, лохматые длинные волосы. Прямо как львиная грива. Стоило мне подумать об этом, как ко мне повернулся львиная, огромная морда. Я опешил и отступил назад, но морда вновь превратилась в лицо.
Я начинаю панически и поспешно пытаться всё объяснить, рассказать. Меня выслушивают, уточняют. Вскоре приходит ещё один врач. Мы взвешиваем теории, я пытаюсь убедить в наличии опасности, я чувствую себя жалко. И я вижу как... входит тот самый доктор. Тот самый, кого я обвиняю в во всех злодеяниях. Высокий, щуплый, с противной миной. Меня охватывает злоба. Я шагаю к нему, срываясь на крик. Кричу о том, о чём слышал раньше и о том, что думаю сам.
- Ты говорил, что это стандартный обмен! Что это норма! Что они возвращаются на свои места! Ты говорил..! - мои руки заняты коробкой и это, наверное, хорошо. Он отступает, пытается нервно оправдываться. Мужчина и женщина-врач тоже подступают. Теперь ему не уйти, но...
- Что с этим эмбрионом? - врач кивает на коробку и я, дрожа, вручаю его ей. Чтобы проверить, как себя чувствует ребёнок в защитной оболочке, мы вынимаем её из коробки. Я держу её, как большой камень, пока врач цепляет провода, наушники и пытается послушать, что внутри.
Датчики шкалят и показывают какой-то бред. Я в растерянности кладу ладонь на оболочку - она вибрирует. В наушниках слышны страшные, скрежещущие, пугающие звуки. Там внутри происходит что-то ненормальное, неестественное. В растерянности я гляжу на врача. Она тоже растеряна. Через какое-то время вибрации и страшные звуки исчезают. Она снимает наушники, смотрит на коллегу и не знает, что сказать.
Но подсознательно я чувствую... чувствую, этот ублюдок уже поработал над ребёнок! Что там, чёрт возьми, с ним внутри после воздействия его опытом извне?!
- Я не берусь утверждать, - начинает женщина и снова смотрит на коллегу, потом на меня, - Мы с таким ещё не сталкивались, но я смею предположить, - хотя судя по её тону, она не предполагает, а утверждает...
- ... что этот эмбрион мёртв.
Я распахиваю глаза и опускаю взгляд на свои руки. Оболочка темнеет, становится чёрно-фиолотевой и гниёт на моих глазах. Оседая на ладонях, она открывает вид на неясные кровавые массы с чёрными прожилками, рассыпающиеся и разваливающиеся, стекающие и спадающие ошмётками с моих ладоней.
Осознание, воспоминание или просто знание одного факта прошибает мою голову, точно удар молнии.
Этот эмбрион - моей матери.
И это я. В том эмбрионе.



Я проснулся от звука будильники. Он зазвонил именно в ту секунду, когда я готов был сойти с ума. Я подскочил на кровати, как ошпаренный. Сидел и бормотал себе минут пятнадцать под нос.
Обнимал колени, теребил одеяло и бормотал, как умалишённый.
О том, что этого не может быть.


Не может... не может быть.

@темы: Тоска, Сны

08:47 

Сука шаман
Это дибильно - сражаться с гетами, верить в это, а когда негодуешь, почему оне не погибают, заметить, что стреляешь из пальца.
Типичный экшен-сны Сона, да.

@темы: Сны

08:32 

Сука шаман
Сны сегодня всю ночь были отвратительными и мерзкими. Я был безмерно счастлив тому, что проснулся. Даже не знаю, чему я был больше рад. Тому, что это закончилось или тому, что это оказалась неправда.
Хотя я уже был готов во всё поверить, настолько, чтобы свихнуться и поехать умом. Всё было слишком реально и без каверзов, которые могли выдать мне нереалестичность происходящего. Поэтому вертелся я как мог.
Самым убийственным из всего этого было то, что у меня там зазвонил телефон. Номер не отсвечивался, я взял трубку, поздоровался, а в ответ услышал неописуемо чёткий и ясный, вкрадчивый голос Дика. Он сказал, чтобы я обратил внимание на какие-то ранние результаты и записи и понял, что ничего не изменилось.
После чего положил трубку и я остался в полном негодовании. К сожалению, я не смог понять, что звонок этот был точно не из мира материального и понять, что всё происходящее - не правда.
Нет, если следовать его словам точно и провести анализ, то много... очень много изменилось. Если говорить не о жизни, а о сне, то не изменилось. Тут-то и была разница. Правда она мне не помогла.
Проснулся я резко, как от кошмара, хотя ничего такого резкого не происходило. Просто психологический кошмар.
Тяжёло дыша, я смотрел в пустоту перед собой и с выдохом произносил: "Ох твою ж мать... какая ересь". И радовался, что проснулся.
Однако, очень убедительная ересь.
И я опять, проснувшись, нашёл на себе новые ушибы.

@темы: Сны

12:14 

Сука шаман
"Солнечный свет, как и прежде, ужасно режет глаза. Но не о том.

Сегодня мы решили лечь без будильника. И просто спать до того момента, пока от отдыха не станет тошнить. Вплоть до того, что наложили коту в миску еды на вечер, ночь и утро. Лишь бы отстал. Так как вчера он решительно не давал спать (почему-то в последнее время я часто употребляю слово "решительно". Осадочное после прочтения книг?).
Я полагал, что спать мы будем беспробудно. Ну или по-крайней мере Сон, так как о себе я никак не мог сказать: "Он выжат, как лимон". Я находил силы для разных занятий и вечером. И нашёл ночью.
Я не буду обращаться к пересказыванию части снов Сона. Они были яркими, весёлыми и беззаботными. Он резвился на большой развлекательной площадке, но прежде чем дойти до неё, мы прошли через какую-то заброшенную местность. И она меня поразила до глубины души.
Повествование переходит на уровень время-исчисления в пределах сна, тоже сменяющего в себе день и ночь. И на тот момент уже вечерело. С глубин своего уютного местечка сознания я вяло подумал о том, что было бы здорово сфотографировать всё это.
- Сейчас уже темно, - бодро отозвался Сон, - Можем сходить утром и тогда сфотографируешь, - я усмехнулся. Глупый ёж. А фотографий-то на руках у меня не останется. Только в памяти. А может. так оно и лучше... свободнее и проще. Реагировать на эту грань, как на обычную реальную. Да, знаешь ли, мне и фотографировать не на что. А сколько всего там было...
- Альту бы понравилось, - а, собственно, почему бы и нет? Я задумчиво подпёр щёку ладонью и прикрыл глаза, наблюдая салют на ночном небе, полном звёзд, не вслушиваясь в возбуждённые крики толпы. Шумно. Но красиво, ничего не скажешь. Мыслями я, однако, был на том заброшенном поле. Небо было сероватым, но солнце всё равно светило довольно оживлённо, причудливо мешая серый со своим оранжево-жёлтым. Получалось довольно живо. Трава была почти по колено. Сухая, ломкая и немного колючая. Она покрывала собой почти всё поле. И ни души. Полная тишина. Абсолютная позабытость и заброшенность. Дальше был спуск по холму, весь заросший густым сосновым бором. Необычайно красивым и высоким. А что он скрывал в себе - оставалось только догадываться. Другая, не менее важная составляющая местности этого пейзажа, заключалась в том, что украшало это поле и никак не шло в нормальном понимании пейзажей. Это были игрушки... но игрушки очень старые, величиной с пятиэтажный дом.
Представь себя, Альт, посреди такого поля, где в метрах ста от тебя возвышается огромная, обшарпанная и с потускневшими цветами пирамида из колечек, нанизываемых на палку. Где-то в другой стороне выглядывает неваляшка с дыркой в животе и разбитыми стеклянными глазами. Спереди из травы выглядывают резные фонарные столбики и кукольные домики. Покрытые пылью, кое-где поломанные, но по-прежнему необычайной красоты. Чайные пластмассовые столики уже меньше, под стать настоящим, Деревянные домики и замки простых конструкций, со слезшей краской, надувные зверушка, уже сдувшиеся на две третьих части и теряющие форму. Обломки чайного пластмассового сервиза торчат из земли, заросшие травой и теперь напоминающие неотъемлемую часть ландшафта.
Утром я неторопливо отправился в то место. Размеренным медленным шагом, усиленно думая о том, как мне дойти туда, а главное... как вынудить Альта оказаться там?
Всё оказалось проще, чем я предполагал. Либо мои мысли были столь хорошо оформлены, что прямо на дороге, ещё не дойдя до места своего назначения, я нашёл Альта. Он выглядел самую малость растерянно, но заметив меня, улыбнулся и обнял.
Он был одет во что-то разномастное. В одежде было много разных цветов, но они не были яркими, а потому по глазам не били. На шее висел фотоаппарат, вылупившийся на меня своим большим глазом. Волосы растрёпаны, а на запястьях цветные ленточки и фенечки. Если сдуть "пыль" со всей местности вокруг, то она будет выглядеть так же живо и ярко, как Альт.
Я рассказал ему о месте, которое хочу показать, и он бодро отправился за мной. Земля чуть пролегала под ногами, пока мы не ступили в сухую траву, шагая от одной "достопримечательности" к другой. Я шёл чуть позади, а Альт двигался перебежками, точно вещи могли взять, да и сбежать, ускользнуть из под объектива. Он что-то громко говорил мне через поле, а я держался так, точно давно видел всё это. Словом, не впечатлен. Но внутри горел хорошо скрываемым азартом и восхищением.
Потом мы вышли к огромному дубу, вокруг которого был раскидан густой ковёр красных, жёлтых и рыжих листьев. Больших, размером не меньше, чем с две ладони. Они бесконечно падали с дуба, но на нём самом никогда не кончались. Альт застыл, глядя на дерево. Я же опустил взгля на ковёр из листьев и, недолго думая, дёрнул Альта за рукав, толкая в листву. Мимолётно усмехнулся и упал рядом.
Мы лежали на спине, закрыв глаза, перебирали пальцами листья под ладонями, шуршали ими и долго говорили о чём-то. Одна из сказанных им фраз заставила меня рассмеяться. Мой собственный смех и вывел меня из этого небытия, прозвучавший слишком звонко и непривычно.
Позже мы начали спускаться по холму через сосновый бор. Некоторые ветки были так низко на стволе, что приходилось пригинаться и отодвигать их рукой. Я шёл осторожно, ступая чуть боком. Альт же чуть ли не летел вниз, несясь по холму и каким-то чудесным образом огибая тесно стоящие сосны.
- Уау уау уау! - воодушевлённо вспыхнул он, затормаживая на низкой зелёной траве. Я спустился следом.
Мы остановились перед небольшим прудиком, ограждённом камнями. Вода приятно журчала, а солнечный свет местами проскакивал мимо деревьев и нырял в воду, оставляя на месте своего погружения светлое пятнышко. Присев на корточки, Альт принялся фотографировать. Покрутившись вокруг, он выпрямился и развёл рукой.
- Вот и знакомьтесь. Прекрасный я, вечно попадающий в объектив, - вскинув бровь, я подошёл ближе.
- В смысле? - он повернул ко мне фотоаппарат и на экране я увидел, собственно, пруд, но и самого Альта с фотоаппаратом. Я некоторое время молча и изумлённо смотрел на снимок.
- Это... как так получается? Он фотографирует как-будто у тебя из за головы, находясь при том в руках...? - в ответ мне беспечно пожали плечами и улыбнулись. Я протянул руку и взял фотоаппарат, присмотрелся, повертел его. Изображение, даже если не захватывало кого-то из нас, то искажало "реальность". Она либо шла полосами, либо кривилась, либо в кадре неожиданно появлялась рыжая макушка. Либо моя, либо Альта.
Хмыкнув, я вернул устройство. Ничего не сказал. Но, собственно, чему тут было удивляться? Техника вряд ли хорошо относится к сноходствам и прочим подобным граням. Да и Альта это, судя по-всему, не очень беспокоило. Как-будто во сне с ним такое часто случается и он уже привык. Либо не помнит, но чувство, что "так оно и должно быть и ничего не поделать" в нём всё равно сидит.
В сон вклинивались люди-образы, которые являлись ничем иным, как порождением воображения и воспоминаний самого Альта. Я не знал их. Но более всего мне запомнилась одна девочка низкого роста, с тёмными волосами, довольно шумная и эмоциональная, не может усидеть на месте. Ходит вокруг, да около, и не забывает вставлять свой комментарий. На неё Альт переключался сознанием, а посторонних вещей, которые его мысли порождали, становилось всё больше. Устав от этого гама и понимания, что вряд ли смогу с этим что-то поделать, я сообщил об этом Альту и ушёл.
Ну что сказать. Расставаться у нас особо никогда не получалось нормально. Хаха.
Земля на тропинке размокла, точно после дождя. Ноги начинали проваливаться в грязь, но я лишь более дерзко наступал в лужи. Небо начало затягиваться вечерней пеленой тёмно-синего и чёрного. Я шёл, ни о чём не думая, пока не обнаружил, что Альт пытается меня нагнать. Обернувшись, я остановился и дождался его.
- Что такое? - не удержался я от иронии, - Передумал?
Широко улыбаясь, он кивнул и пошёл рядом.
Следующим нашим местом назначения была ветхая многоэтажка, серо-персикового цвета с оттенками жёлтого. Осыпающаяся и точно построенная из песка. На её стенах было удобно писать, а посему там было много надписей, сделанных преимущественно чёрным маркером. И рисунков. Прохаживаясь по этажам, мы читали их, свешивались вниз через перила разваливающихся балконов, глядя на раскинувшийся далеко внизу сосновый бор. Сидели на каменных ступеньках, разворачивая на коленях книги, альбомы и блокноты. Рассыпав вокруг себя канцелярские принадлежности, быстро собирающие на себе строительную пыль, писали и рисовали.

Мы с Соном спали порядка одиннадцати часов. И оба чувствуем себя чудесно отдохнувшими. Так что... самое время отправиться работать."

@темы: Сны, History

09:22 

Сука шаман
После продолжительной речи, Мастер-вампир медленно оборачивается ко мне, заворожённо его слушающего, и недолго молчит. После чего произносит.
- Ты в курсе, что ты обнимаешь кактус?

@темы: Сны

Невесомость и чашка каркаде

главная