• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: драконоведение (список заголовков)
23:53 

Сука шаман
Ещё немного музыки, тепла, сигарет, кофе, пледиков и подушек, завываний себе под нос хороших песен, свечей и обжигающего жара пламени, ещё немного едва уловимых прикосновений и улыбок, леса и спокойного сна. И будет идеально.




Вчера я почти умер. Вывалившись в магазин и осев на сидение троллейбуса, упёрся лбом в оконное стекло. Через отражающие поверхности разговаривать всяко проще. И я, почти отчаявшийся, растерянный, напуганный и едва не дошедший до истерики, обратился за помощью к Дику.
Ловлю взгляд его единственного глаза в стекле и спрашиваю. Он отвечает.




В один определённый момент я готов был исчезнуть, рассыпаться, раствориться, провалиться сквозь землю, сорваться с места и броситься за билетом - уехать - настолько сильно испугался. И столь же неожиданным в следствии этого стало крепкое объятие. И слова, которые давно хотелось услышать. Нет, не так. Тогда я ждал от них другого, совсем другого. Натягивал нить, пока та не порвалась. Долго разглдывал её, лежащую рядом. Она была грязно-красной, обычной такой непрочной нитью. Как та, которыми пришивают пуговицы. Ничего стоящего, словом. А сейчас я увидел, как образовалась новая. Совершенно иная - прочная и искрящаяся светом. Другая. Но много лучшая. Теперь-то меня не мучают те глупости, что забивали голову раньше. И хорошо, что я смог от них избавиться. Я этому очень рад.




Опустошение - от такого рода опустошений кровь отливает, кожа бледнеет, в глазах темнеет. Я вижу не просто хуже, чем обычно, а хуже, чем обычный человек. Чёрный туман...
Но отыскать в нём Дика не составляет труда. Он переступает через мглу, выдвигаясь ко мне со стороны зеркала. С трудом поворачиваю голову влево и спрашиваю одними губами.
- Ну почему ты не сказал мне об этом...?
- Ты спросил, когда уже был в автобусе.
- А... ну... да. Верно, - отворачиваюсь. Подумав, поворачиваюсь снова.
- Что мне лучше сделать?
- Поспать.
- Да... вероятно, так будет лучше. Спасибо, - он коротко кивает и ещё некоторое время наблюдает за мной. Пока я здесь, он удивительно далеко. Не помню, когда в последний раз он бывал настолько далеко. Настолько не здесь. Или настолько спящий. Хотя как сказать спящий... если ему понадобится отреагировать - он сделает это. Выйдет как ни в чём ни бывало, давая понять, что он всегда тут. Но настолько призрачно, что я его даже не чувствую. Его какое-то особое умение.




Понял, что не хочу нарочито разбираться в чужих духах - в тех, в существовании которых не уверен. Если я вдруг дойду до ответа или он придёт ко мне в лапы сам - чудесно. Но нарочно - нет. Это начинает в некотором роде подбешивать. И просто слишком много для меня - каким бы способным там я не хотел сам себе казаться. Хотя не скрою, что сам время от времени, не замечая того, начинаю сопоставлять факты, известные мне, выстраивать определённые предположения, вырисовывая определённую картину. Шакалья дотошность и любопытство, охо-хо.
Совсем не обязательно, между прочим, со-о-о-овсем не обязательно второй душе быть действительно второй. Второй - значит отдельной, цельной, обособленной, о нет! Это может быть вся та же душа, просто расслоившаяся, разделившаяся, треснувшая. Одна и та же, но её части. Пожалуй, именно на этом варианте я пока опираюсь по отношению к Духу на протяжении наблюдений, анализа и известного мне. В эту шкатулку я сложил и то, что увидел, и как это получилось, и что я ощутил, и кусочки прошлого, и сопоставления... и многое другое. Ах, да. Сударь, Вы же, кажется несколько спалились, протянув лапу в попытке снять с меня сыпавшийся углём венец из чужих снов! Да, именно так я это назову - спалиться. Не то, чтобы это могло быть сделано намерено, но если мы играем в прятки и догонялки попыток разгадать, где чья душа, отдельная она или одна целая, то именно так я это назову. Я не глуп, господа. Я могу отличить разного рода лапы, ковыряющие во мне и уж тем более пытающиеся что-то содрать. Я очень чутко тогда навострил уши на свои ощущения. И если бы не это, то я, пожалуй, покуда и не предпочёл бы делать каких-либо остановок на мнениях. А первое впечатление совсем подкрепило. Прилепило заметкой на стене, вбило гвоздём. Выдрать-то могу, но попробуйте убедить, что в этом есть необходимость.




Войдя в лес, прохожу чуть вглубь и первым делом здороваюсь. Громко, прорывая пелену холода своим огненным дыханием. Лес приветливо отзывается и сразу задаёт мне направление, бросив шишку под лапы. Я хватаю её, нюхаю, изучаю, провожу языком, покусываю и скачу со всех лап туда, куда зовёт лес. Громко смеюсь, рычу и тявкаю, спотыкаюсь о снег к следующей шишке, напрыгиваю сверху и жадно втягиваю носом её аромат. Останавливаюсь у некоторых деревьев, чтобы обнять их лапами, послушать, как они говорят, поцеловать во влажную от тающего снега кору и идти дальше. Трясу ушами. Лес приводит меня к красивой ветке, увешанной шишками, лежащей у меня на пути. Она умопомрачительно очаровательно. Подняв её, обнимаю передними лапами и иду дальше. Трясясь от ходьбы, она издаёт мерные и успокаивающие звуки, которые ведут меня дальше. Половину пути обратно я радостно тащу ветку в зубах, качая головой влево и вправо, размахивая хвостом.
К сожалению, холодно. И остаться дольше я не могу физически. Хотя возвращаться на тот момент ужасно не хотелось.
Выпускаю ветку из пасти и снова обнимаю её лапами, прижав к шерсти на груди.
- Я так хочу тебя забрать, - вздыхаю, но понимаю, что не могу. Это, конечно, подарок леса, но этот подарок он мне вручил только на время нахождения здесь. Надо было взять что-то взамен. Тогда он, может быть, разрешил бы мне. Но я понимаю, что не могу так поступить - уйти и нагло унести её с собой.
- Наверное, пора идти, - верчу головой и отыскиваю идущего рядом Лиса. Я не заметил, ступал ли он за мной всё это время в своём рыжем зверином обличии, радуясь лесу, но сейчас он снова человек. Снова косит на меня одним глазом. А на месте правого под чёлкой зияет мрак.
- Стоило бы вернуться, - соглашается он. И я шагаю обратно. Дорога совершенно неузнаваемая. Тут я не ходил. Понимая, что мой топографический кретинизм опять в деле, кручусь ещё немного на месте, прежде чем сдаться.
- Куда идти? - обречённо вопрошаю. И Дик указывает мне в сторону. Там я выхожу из леса. Лис снова показывает мне направление и я ещё некоторое время иду по периметру вместе с полюбившейся веткой. Пришлось оставить её там, где она сама попросила. Может, я смогу за ней вернуться. И принести что-нибудь взамен. Прощаюсь с лесом, сердечно благодарю и обещаю вернуться. И очень постараться навестить его летом.




Трясу лапой и упёрто визуализирую сбоку от себя троллейбус. Рисую на нём взглядом номер "52". Силуэт заворачивает за поворот, подъезжает и останавливается.Для верности повторяю ещё раз. И ещё. И ещё. Сбоку от меня по дороге уже десятый раз подъезжает необходимый транспорт. Осекаюсь, поняв, что не знаю, откуда поворачивает троллейбус, но понимаю, что спрашивать уже поздно. Развернувшись спиной к дороге, начинаю работать лапой, тяну на себя закрепившийся силуэт, точно машинку на верёвочке, дёргаю следом, настойчиво и несколько раз.
Спустя минуту нужный транспорт заворачивает оттуда, откуда я его и звал. Ошалело гляжу на номер "52". На что-то я ещё способен, как оказывается.

@темы: Драконоведение, Любовь, О высоком, Стая, Шалай махалай

20:52 

Сука шаман
Не бывает на свете тропы без конца,
И следы, чтоб на веки ушли в темноту.
И еще не бывает, чтоб я стервеца
Не настиг на тропе и не взял на лету.


Злоба. Пристальный взгляд цепляется за подрагивающих от слов и эмоций духов. Я уничтожаю десятую сигарету. Или пятнадцатую. Я откровенно потерял счёт. Шакал, Шакал... мучиться головной болью от второй в обычной ситуации. В подобной принять за истребление второй пачки с мордой крайне невозмутимой.
Я говорю о том, что в огонь не идут с клинком в лапе, а запахиваются в огнеупорный плащ. Но меня не слушают. И возвращаются с опалёнными перьями. Там клочок - тут клочок. Смольный и тлеющие перья сыпятся на пол, на диван, на пледы... подобно пеплу. Стряхиваю пару с колен и снова затягиваюсь.

- Хотя бы ты тут по-настоящему понимаешь драконов. - произносит Бродяга. Я горько усмехаюсь. Мне охота нервно рассмеяться.
- Честно говоря, - хрипло начинаю я, - Иногда я очень жалею, что понимаю и знаю наперёд что будет сказано и сделано. Это понимание не даёт мне толково спать. Тяжёлые мысли обуревают. Вот сижу, понимаю... и так грустно становится от этого понимания, что лучше бы я не знал всего этого. Крепче бы спалось.
Почему не изучал крыс или котят... Шакал, Шакал... всё тебе какие-то драконы, виверны, грифоны, гарпии, высокие материи, чёрт побери. Мирно тебе не сидится.

Знать. Знать не так легко, как может казаться. Знающему, говорите, всё проще? От одних только этих знаний удавиться хочется.
- Слепая ночь легла у ног... и не пускает за порог. Брожу по дому как во сне. Но мне покоя нет нигде. Тупая боль пробьёт висок. И пальцы лягут на курок. А в зеркалах качнётся призрак. Призрак любви...
Выть. Выть, вскинув морду к луне. Но нет.

Стискиваю пасть, сжимаю зубы, не выпускаю оскала. Пока с одной стороны дышит подгоревшими перьями воронова цепная мерзость, под другим боком образуется огненный птичек, подставляет голову. Вытягиваю лапу, перебирая коготками короткие перья на голове. Успокаивает до поры до времени.

Оглядываюсь и разгребаю вокруг ямку земли. Устраиваю хвост. Сижу. Не выдерживаю в конце концов. Подтягиваю к себе конечности, вяло прижимаю к лопатке крыло, к другой руку, сажусь спиной в сторону будущей норы и выпускаю зверя. Шакал высовывается наружу и начинает копать. Копать-копать-копать, а я постепенно сползаю в яму. Когда оказываюсь достаточно глубоко, рою справа небольшую дырочку, через которую можно слышать и наблюдать. В эту дырочку просовывается разве что голова птенчика Феникса. Пристально смотрит в окошко. а я уже закопал вход. Греюсь. Блохи начинают шалить и лезут за ухо. Приходится чесаться. Уставший тотемный шакал иногда клюёт носом в землю, вываливаясь то из-за спины, то из груди. Приходится оттаскивать за шиворот обратно.
- Не падай. Не вываливайся... - тихо прошу и веду ухом. Снаружи опять слышно рычание. Нервно скалюсь и усаживаюсь в норе. Да. позже опять выкапываться, но да ладно. Хоть чуть-чуть согреться.
Открываю глаза и смотрю вокруг сквозь завесу земли и древесных корней. Так спокойнее и безопаснее. И всё кажется значительно менее удручающим.
Надо чуть-чуть посидеть...

Прохожу к зеркалу. Думаю, приглаживаю чёлку и пристально смотрю. Постепенно по ту сторону показывается Дик и легко улыбается - одними уголками губ.
- Соскучился? - я пожимаю плечами. Он знает, что да, но не то, чтобы не хочет мешать. Нет. это другое. Просто простор для практики и совершенства. И он верит, что я справлюсь. И его вера придаёт мне самому толику... уверенности в собственных силах.
- Иди, - шепчет он и наклоняется к стеклу. Я вздыхаю и провожаю его взглядом.

Скоро выработается иммунитет. Чёртов иммунитет к клыкам, когтям и пламени.

@темы: Тоска, Стая, Одиночество, О высоком, Ненависть, Любовь, Драконоведение, Шалай махалай

13:57 

Сука шаман
Одиноко? Да. По-прежнему одиноко. И почему-то чем больше людей, тем более одиноко себя ощущаешь. Наедине с кем-то нет такого чувства.
Дик зачастую спит. По-настоящему спит, потому что не выносит шума. Подобного шума. И людей. Подобных людей. Хотя что это... в принципе людей не выносит. По-настоящему, насколько это возможно. Вот уж кому точно - плюс один человек и уже тягостно.
Я не считаю себя нестайным зверем. Зверь я вполне себе стайный. Шкурой по крайней мере. А душой по-прежнему одинок, что, в принципе, ни разу не должно быть удивительно. Да я как-то не удивляюсь. Скорее... констатирую. Да. Точно.
Странное ощущение. которое я первее всего успеваю прочувствовать. А чтобы его анализировать, нужно время и уединение. Хотя бы духовное. Хотя я, кажется, духовно сейчас итак абсолютно ото всех обособлен. Предельно.

Крис не бесит. Он как-то неловко смотрит в сторону и заявляет, что он не при чём. И совсем не хочется злиться. Я прошу его рассказать ещё об этом - о том, как он это чувствует и воспринимает. Он рассказывает, а я, жадно вперившись взглядом, пытаюсь что-то разглядеть. Смотрю пристально-пристально, но этого мало. Тем более так сходу. И я беру себе на заметку наблюдать за этим. За ним и за Духом. Потому что с двумя остальными итак всё ясно - их нет и делов тут. Даже обсуждать нечего.

Ясно. Понятно. - Отзываюсь я и оставляю себе пищу для размышлений и наблюдений. На завтрак-обед-ужин должно хватить. А так как я практически не завтракаю... то большая часть приходится всё же на ужин.
"На короткой ноге" - на этой фразе приходится сделать усилие. чтобы не оскалиться и не зарычать. Отчего-то это ужасно бесит. Но не по той причине, по которой бесило раньше. Нет, теперь она другая. Несколько более... правильная. Если так можно говорить теперь, когда я порвал нить. Да, вероятно, теперь так точно правильнее говорить. Что не значит, что нить не надо восстанавливать. Если она не восстановится сама. А если не восстановится. то это повод задуматься грустными и угрюмыми думами.

Я вообще паинька. Много сдерживаюсь. Но не целиком и полностью. А лишь в определённо плане - в желаниях убивать, калечить людей и творить мерзости. Я ведь ни черта не лапушка, не очаровашка, не ручной зверёк. Я, по большей степени, не люблю окружающих. Особенно малознакомых. Я подозрителен, зловреден и смертельно упёрт, категорично предан собственным принципам, плевав на всё остальное. Вам так не кажется? Тогда просто повезло, что я нахожу повод и причину держать это в себе. Но на самом деле, лучше не держать, а выплёскивать - для меня лучше. Вся эта буря обычно просто выскакивает наружу бешеным ураганом. А не крутится внутри. И это угнетает... как она кипит внутри и не может вырваться. Это и есть причина некоторого... угнетения.

Чёрная птица возвращается с балкона и нервно курит, душит окурок в пепельнице. Я, забившись в угол дивана, потягиваю глинтвейн. И не сразу замечаю что-то неладное. Кто-то остался на балконе - думается мне. Докуривать.
Делаю глоток, поворачиваю голову и понимаю, что... все итак в комнате.
Чтобы убедиться. что меня не переклинило, пересчитываю находящихся в комнате. Все здесь...
А кто тогда, спрашивается. остался на балконе? Или что?
Отставив чашку, поднимаюсь, полный решимости, перелезаю через пледы, подушки и одеяла, шагаю на балкон. Дверь закрыта, поддувает. Щурюсь, вглядываясь.
- Ну и что ты там такое...? - растираю ладони, протягиваю их к щелям и снова всматриваюсь, настраивая глаза на определённые слои. Сгусток, который проглядывается там, не отзывается. Скорее всего, радар. реагирующий на сильные энергетические потоки, чуть-чуть меня обманул. Самую малость. И это просто мысль. Тяжёлая, впрочем.
Ворон возвращается на балкон. Хмыкнув, я вынужден отлипнуть от стекла, так и не решив зайти, чтобы не мутить чужую мысль.
- Ты забыл кое что на балконе, - сообщаю я, прежде чем мрачно удалиться. Мысль возвращается к своему хозяину. И становится чуть спокойнее. потому что внутренний энергетический радар больше не реагирует ни на какие неполадки и несостыковки. Не нравится ему, когда что-то отслаивается подобным образом.

Ловушки лежат в стороне по порядку. Надо ими обязательно заняться. А ещё изобрести ловушку для ветра. Потому что от того, как комнату кренит на бок, хорошо быть не может. Как и от загрязнённых ловушек для снов. Я под ними не вышел в сон вообще. А проснулся с таким чувством, будто на голове у меня лежит утюг. Непорядок.

В морду бьёт метель. А я от неспособности и нежелания, в общем-то, говорить вслух, бужу Дика. Зову его и отвлекаюсь бестолковым разговором. Он вяло. но всё же отзывается. Выходит на мгновение с утра, сонно моргает и уходит обратно. Пускай лучше, наверное, действительно спит. И ему нужно хоть иногда спать по-настоящему.

Я, в принципе, ничего особо нового не узнал. Всё, что было, я знал уже без этого. Лишний раз себе напомнил. Но всяко опыт - не бывает лишним.
К морде прилипла деревянная маска с листиками и пёрышками. Маска шамана, разукрашенная различными цветами. Застывшие черты. Взгляд пытлив и требователен. Не общаясь толком ни с Лисом. ни с тотемом, ни с кем ещё. волей-неволей почувствуешь себя одиноко. Пуша не особо разговорчив на самом деле. Он не глуп. Не испытывает ко мне недоверия. Некоторое время я исправно косил под кота, нацепил уши, хвост, выражался с ним понятнее. Но потом стало ясно, что нет необходимости на самом деле. Сбросил с себя маскировку и оскалил в улыбке пасть. И кот воспринял это спокойно и вполне себе радушно. И больше не шифруюсь. Говорю, как есть. И обоих это устраивает. Но он всё равно не любитель почесать языком. Если так вообще можно выразиться о том, с кем общаешься телепатически и по большей степени на уровне духов.
А более ничего не выцепилось. Всё удивительно молчаливо...
... так, что самого тянет сесть посреди этой духовной тишины и тоже молчать.

@темы: Шалай махалай, Тоска, Стая, Одиночество, О высоком, Драконоведение

09:58 

Сука шаман
Если дракон что-то решил, то его ничто не остановит: ни дождь, ни снег, ни град. Даже Апокалипсис его не остановит! Разве что сон способен это сделать... (с)

@темы: Драконоведение

21:43 

Мне понадобится этот тег.

Сука шаман
У драконов два врага: герои и скука. Причём, второй появляется без первого. И чтобы избавиться от скуки, драконы придумали спячку. (с)

@темы: Драконоведение

00:14 

Сука шаман
Вы когда-нибудь видели, как улыбаются драконы? Нервная дрожь посетила не только Мага, но и повидавших многое в этом мире вампиров.

© Алекс Кош "Огненный факультет"

@темы: Драконоведение, Шалай махалай

Невесомость и чашка каркаде

главная